Женские профессиональные характеристики и приемлемая работа

Когда мы говорим о женщинах в профессиональной среде, какие основные оценочные категории мы употребляем? Женщины больше нацелены на семью? Женщина может быть успешной только в «женской» области? Женщины сами не хотят работать так же, как и мужчины?

Проведя исследование путем качественного интервью у женщин от 25 до 35 лет, которые имели трудности в трудоустройстве в течении определенного времени (от 3 месяцев и больше), можно выделить следующие основные позиции в отношении профессиональной сферы, репрезентируемые опрошенными. Во-первых, это большая ориентированность на семью, чем на деятельность; во-вторых, это неудовлетворенность своей профессией и заработной платой; в третьих, это потребность в более свободном графике, который позволял бы уделять достаточное внимание заботе о детях (при их наличии).

Что касается ориентированности на семью, то здесь нужно учитывать такой ключевой момент как гендерная социализация, которая предполагает изначальное разделение на мальчиков и девочек, которые в последующем станут мужчинами и женщинами со всеми вытекающими отсюда «мужскими» и «женскими» ролями, обязанностями и нормами. В процессе этой самой социализации собственные желания, будучи еще не только несформированными, но даже еще не выявленными, тесно переплетаются и замещаются требованиями и ожиданиями социума.  

«Когда я выбирала профессию, я была вся такая правильная девочка, воспитанная в духе поиска чего-то вроде принца, с надеждой на любовь и детей, семью. <…> Откровенно, я безумно жалею, что не выбрала другую профессию. Более денежную, более серьезную, более интересную мне. Я тогда просто словно не видела, что это можно сделать.» (Екатерина, 30 лет, разведена, 1 ребенок).

«Я не хочу выполнять мужскую работу, я хочу делать то, чему меня научили в детстве: быть мамой, женой в счастливых отношениях. Но что делать, если семейная жизнь не сложилась?» (Ольга, 28 лет, разведена, 1 ребенок).

Данная схема, начинающая работать с самого раннего детства, когда девочек изначально нацеливают на семью, что, в свою очередь, приводит к тому, что они, будучи успешно социализированными, выбирают менее интересные для себя и менее престижные профессии, а в последующем, особенно после разводов или в результате конфликтных отношений в семье, испытывают дискомфорт – например, связанный с материальной зависимостью от человека, с которым отношения давно вышли за рамки взаимоуважения.

«Пока я поняла, чем я могла бы заниматься и что мне нравится, мне исполнилось 32 года. За плечами неудачный брак, 2-ое детей и «открытые двери»: иди учись, получай новую профессию! <…> Сейчас понимаю, что выбор профессии – это самый важный выбор, потому что если ты не находишь кого-то своего среди людей, у тебя может быть, если не любимая, то хотя бы обеспечивающая тебя работа.» (Елена, 33 года, разведена, 2-ое детей).

Потребность в «понимающем» графике работы объясняется, прежде всего, тем, что ответственность за воспитании детей по-прежнему в большей степени является «женской» обязанностью. И такие ежедневные задачи, как, например, забрать ребенка из садика, приготовить ему или ей или им ужин, сходить к нему или к ней в школу, помочь в выполнении домашнего задания, это все задачи, требующие усилий и времени. Это, в свою очередь, приводит к тому, что женщины в большей степени занимают рабочие места в государственном секторе, где больше «понимают» и меньше платят.

«Мне не нравится та работа, которую я нашла. <…> зарплата недостаточная, и работа просто «бумажки», но у меня есть дети. Я беспрепятственно могу отпроситься, спокойно иду на больничный. <…> У нас женский коллектив, и все мы с этим сталкиваемся.»(Татьяна, 32 года, замужем, 2-ое детей).

«Работа в школе – это не то, что я хочу. Но это то, что мне доступно по жизненным обстоятельствам.» (Елена, 27 лет, замужем, 1 ребенок).

«Когда-то у меня были амбиции. <…> Я даже начинала с того, что работала 6 дней в неделю и часто задерживалась. <…> Но после выхода из декретного мне пришлось перейти на совершенно другую работу, где я более свободна.» (Наталья, 31 год, 1 ребенок).

«Законность» сформировавшемуся положению дел придают биологические различия между мужчинами и женщинами, которые, без учета процесса социализации (научения), используются как доказательство психологической разницы между женщинами и мужчинами.

В своей работе «Теория профессиональной сегрегации по признаку пола: аналитический обзор» Р. Анкер выделил «положительные», «отрицательные» и «прочие» стереотипы как характеристики женских профессиональных качеств [1]. К «положительным» стереотипам он отнес склонность к заботе о других, навыки и опыт в работах, связанных с домашним хозяйством, большая ловкость в выполнении ручных работ, большая честность и физическая привлекательность. К «отрицательным» стереотипам – нежелание выполнять функции руководителя, меньшая физическая сила, меньшие способности к точным и естественным наукам, нежелание выполнять работы, предполагающие частые поездки, уклонение от работ, связанных с повышенным риском и физическими нагрузками. «Прочие» стереотипы – это более высокая склонность к исполнительным видам деятельности, послушание, меньшая склонность вступать в профсоюзы, более высокая терпимость к выполнению монотонной работы, более высокая готовность соглашаться на низкую оплату труда и меньшая потребность в обеспечении дохода, повышенная заинтересованность в надомной занятости.

Отсюда достаточно легко сделать вывод, что «женские» профессии – это все те профессии, которые ставят своей целью обслуживать, учить, заботиться, ассистировать, при этом лишенные цели контролировать, нести ответственность, организовывать, принимать решения [2]. Более того, «женские» профессии в силу всех этих слов «забота», «домашнее хозяйство», «обслуживание» – как сектор так называемой «невидимой» работы и «готовность соглашаться на низкую оплату труда» задает определенную политику формирования стоимости подобных «женских» профессий. В итоге, единственный способ, который предлагается женщинам при классическом разделении на «мужчин» и «женщин» иметь достаток – это зависимость от мужчины.

Таким образом, выбор женщин в пользу приватной сферы, прежде всего, обусловлен успешным усвоением существующей гендерной модели разделения на мужские и женские роли. Это не черта характера и не женская биология или психология. Что касается женщин, которые заинтересованы в профессиональной сфере, они все равно продолжают проигрывать мужчинам. Так как, в частности, работодатели продолжают неохотно брать на работу молодых женщин при возможности выбора между женщиной и мужчиной по причине той же возможности скорого декретного отпуска или болезней маленьких детей при их наличии.

«Работу найти было очень тяжело. И мне пришлось устроиться не на то, на что я была нацелена. Я посетила десятки собеседований. <…> Я квалифицированный специалист. <…> Возраст у меня для них [нанимателей – авт.] критический, поэтому все переживают, что я устроюсь и сразу в декрет. <…> Хотя удивляться не приходится, у меня все знакомые и подруги с детьми или в декрете.» (Екатерина, 31 год, не замужем, детей нет).

С одной стороны, общество выступает за то, чтобы женщина оставалась, прежде всего, матерью, с другой стороны – то же самое общество – например, в виде работодателей – наказывает тех же женщин за их «выбор» меньшей востребованностью и в целом меньшими зарплатами по сравнению с мужчинами, тем самым, загоняя их в своеобразную ловушку.

--------------------

[1] Анкер Р. Теория профессиональной сегрегации по признаку пола: аналитический обзор // Гендер и экономика: мировой опыт и экспертиза российской практики / Отв. ред. Е. Мезенцева; - М.: ИСЭПН РАН и МЦГИ, 2002.

[2] См. также Щурко Т. Почему иногда женщинам «вредно» работать? // Наше мнение.