«Семейный канон» в Беларуси

Согласно нормативно правовым актам в сфере семейной политики, семья предстает как гарант и основа существования государства. Однако поддерживается не просто «семья» в широком смысле слова. Речь идет о вполне конкретном типе семьи и четко очерченных функциях, которые возлагаются в официальной риторике на этот институт. Существование этого «нормативного канона» определяет потенциальных реципиентов социальной поддержки, наделяя их значения социальной желательности и благополучности. Соответственно появляются и те категории граждан/ок и формы социальных отношений, которые выпадают из этого «канона», а следовательно не охватываются социальной политикой. В рамках данной статьи, я обозначу некоторые из тех норм и функций, которые предписываются институту семьи, посредством нормативных документов.

Семья как репродуктивный ресурс

В Беларуси семейная политика с момента обретения страной независимости выстраивалась в тесной связи с демографической проблематикой. Сегодня с трудом можно установить четкое разграничение между семейной и демографической политикой. Они тесно переплелись между собой и взаимно определяют друг друга. В основе же этой политики лежит пронатализм, установка на поощрение роста рождаемости в обществе, а сам институт семьи переопределяется в первую очередь как пространство для воспроизводства новых членов общества. Другими словами, семья без детей не считается «полноценной» семьей, а устремления членов семьи видятся как ориентированные на деторождение.

Все эти установки можно обнаружить и в Законе о демографической безопасности, принятом в 2002 году, и в Программах по обеспечению демографической безопасности на 2007-2010 и 2011-2015 годы. Другие законодательные документы также касаются поддержки семей с детьми и стимулирование рождения большего количества детей.На сайте Министерства труда и социальной защиты в разделе «Семейная политика» указываются такие документы как система государственных пособий семьям, воспитывающим детей, демографическая политика в Республике Беларусь, система государственной поддержки семей с детьми в Республике Беларусь. Там же можно ознакомиться с Положением о конкурсе «Семья года», который проводится только среди «полных семей, воспитывающих двоих и более детей» с целью «укрепления духовно-нравственных основ семьи, возрождение и пропаганда семейных ценностей и традиций». Остальные семьи как, например, моно-родительские семьи или семьи без детей не могут даже претендовать на звание «Семьи года».

Сведение всех функций семьи исключительно к репродукции, а семейной политики – к демографической политике и стимулированию рождаемости имеет очевидные негативные социальные эффекты:маргинализация типов семей, которые не вписываются в «нормативную матрицу» (например, осуждение и патологизация «одиноких» матерей, однополых семей), ограничение и оспаривание ряда репродуктивных прав – таких, как контрацепция и искусственное прерывание беременности. Введение запрета на аборты в Беларуси активно лоббируется религиозными организациями в последние годы. Кроме того, уровень доступности контрацепции в стране также не высок, о чем я уже писала ранее.

«Здоровье семьи – здоровье поколений»

Существование семьи как института воспроизводства нации определяется и режимом здоровья, причем имеется в виду как физическое здоровье (рождение здоровых детей), так и «социальное здоровье» (воспитание социально благополучных граждан/ок).

Установка на рождение «здоровых детей» находит свое отражение, например, в Кодексе о браке и семье, где закрепляется право вступающих в брак на бесплатное медицинское обследование в государственных организациях здравоохранения в целях определения состояния их здоровья и выявления наследственных заболеваний (статья 14). Вышло даже специальное Постановление Министерства здравоохранения «Об утверждении Инструкции о порядке бесплатного медицинского обследования лиц, вступающих в брак, в государственных организациях здравоохранения в целях определения состояния их здоровья и выявления наследственных заболеваний» от 14.09.2006 №70. В соответствии с этим положением лица, вступающие в брак и имеющие у себя или близких родственников наследственные заболевания, вправе по медицинскимпоказаниям пройти бесплатное медико-генетическое обследование в государственных организациях здравоохранения по месту жительства.Также была принята общая Инструкция о порядке проведения медико-генетического консультирования и диагностики граждан в государственных организациях здравоохранения (Постановление Минздрава от 28.03.2007 № 26), в которой указывается, что при выявлении у плода врожденных аномалий (пороков развития) или другой наследственной патологии даются рекомендации по тактике ведения беременности или по искусственному прерыванию беременности.

Медико-генетическое консультирование проводится с целью предупреждения рождения детей с наследственной патологией. Эта диагностика в последствии влияет на корректировку сценария деторождения для минимизации рисков рождения «нездорового ребенка». Предотвращение наследования болезней, что позволяет сделать предварительное медико-генетическое консультирование, по сути, является выражением евгенических идей, которые акцентирует внимание на «качестве населения». С одной стороны, возможность проходить медико-генетическое обследование, может представать как возможность выбора. Однако, с другой стороны, сильная социальная нагруженность понятия «здоровья» стигматизирует людей, не вписывающихся в эту нормы, их рождение репрезентируется как что-то нежелательное, что следует предотвращать. К сожалению, в Беларуси отсутствуют пока широкие публичные дискуссии в отношении медицинских показаний для медико-генетического консультирования, в отношении норм, из которых исходит назначение этого консультирования и т.д.

Второй аспект, который бы хотелось затронуть в этом разделе,– это вопрос «социального здоровья/ благополучия» семей. В последние годы можно отметить интенсивное формирование практик кризисной интервенции в отношении защиты детей. Организационную рамку развития кризисной интервенции определили Декрет Президента № 18 «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях» (2006), который ужесточил как ответственность родителей, так и меры контроля над семьей за счет расширения оснований и упрощения процедуры временного изъятия детей. В центре внимания закона находится концепт «неблагополучие», в случае которого и должен применяться Декрет. Под «неблагополучием» подразумевается: аморальный образ жизни; хронический алкоголизм или наркомания; ненадлежащее выполнение обязанностей по воспитанию и содержанию детей. Данные критерии являются очень расплывчатыми и неоднозначными. Декрет не включает четких пояснений, что такое «аморальное поведение», или что входит в понятие «ненадлежащего выполнения своих обязанностей». Соответственно на практике под такое описание могут попасть очень разные случаи, а решения социальных служб основываются скорее на субъективных представлениях о морали и нравственности, норме и патологии. Таким образом, моральная риторика становится легитимным оправданием вмешательства государства в сферу семейных отношений.

«Традиционная семья» как неолиберальный проект

Современные трансформации социальных отношений расширяют и понятие семьи. Однако на уровне законодательной легитимации этого не происходит. Согласно статье 1 Кодекса о браке и семье в качестве одной из приоритетных задач отмечается укрепление традиционной семьи как естественной и основной ячейки общества на принципах общечеловеческой морали, недопущение ослабления и разрушения семейных связей. Под «традиционной семьей» подразумевается гетеросексуальный брачный союз с детьми.  Так, например, в Законе о демографической безопасности (от 4 января 2002 г. №80-3) в качестве одной из задач указывается «переориентация системы общественных и личных ценностей на семью с несколькими детьми и обоими родителями, состоящими в первом браке, усиление приоритетности ее интересов в социальной политике».

Следует отметить, однако, что закрепление такой нормативной модели имеет вполне конкретные экономические выгоды. Семья мобилизована государством как экономическая единица, которая с одной стороны может быть использована как трудовой ресурс (воспроизводство рабочей силы), а с другой стороны должна обладать экономической самостоятельностью для воспроизводства населения, т.е. рождения и воспитания детей, и, соответственно, поддержания экономической системы, процессов потребления.

В Беларуси в последние годы наблюдается сокращение социальных гарантий при одновременной приватизация сферы заботы. Закономерно в нормативных документах появляется дискурс социального «иждивенчества», согласно которому государство поощряет «семьи» самостоятельно обеспечивать себя. Так, в новой Национальной программе демографической безопасности Республики Беларусь на 2011-2015 годы указывается следующее: «Следует уйти от патерналистского подхода к оказанию государственной поддержки семьи, в результате которого граждане выступают потребителями услуг и не участвуют в повышении уровня и качества своей жизни. Дальнейшее совершенствование социально-экономической поддержки семей должно осуществляться на основе принципа партнерства государства и населения. Главной задачей является формирование в обществе модели благополучной, успешной семьи с двумя и более детьми, способной к духовно-нравственному саморазвитию и самореализации» (Указ Президента Республики Беларусь от 11.08.2011 №357).

«Полная» семья с традиционным разделением ролей на «добытчика»и «домашнюю хозяйку» требует минимума экономической поддержки. Выход женщин на рынок труда в «традиционалистской парадигме» также поддерживает коммерческий рынок услуг (няни, платные детские садики и т.п.). Сокращение социальных гарантий стимулирует развитие в обществе так называемого среднего класса. При этом формируется галерея образов, которые попадают в категорию «неблагополучных», «иждивенцев», чей образ жизни патологизируется. В данном случае социальные гарантии выглядят как помощь и «одолжение», нежели как обязательство.

***

Завершить статью я бы хотела проектом Нины Багдасаровой, исследовательницы из Бишкека, которая анализируя связку между институтом семьи, государством и неолиберальной идеологией, предлагает вариант поразмышлять о том, как тесно переплетены эти системы между собой, и как изменение одной может повлиять на переструктурирование социальных отношений. Исследовательница задается вопросом, что будет, если отказаться от формальной регистрации брака? Каким образом это повлияет на изменение практик заботы? Что будет представлять собой семья? В каком формате будет происходить перераспределение ресурсов?

«Со временем отсутствие брачного оформления семейных отношений, привязанного к парно-романтическим отношениям влюбленных, будет способствовать диверсификации института семьи и поможет создать новые типы семейных/ любовных отношений и отношений между поколениями. Только таким способом можно спрыгнуть с оси вращения «папа-мама» и снять тяжелую символическую нагрузку с таких понятий, как «мать», «отец», «сын», «дочь», раздвинуть границы родительства, братства, наставничества, ученичества и других типов отношений между детьми и взрослыми, детьми и детьми, взрослыми и взрослыми» (Нина Багдасарова. Семья, частная собственность и государство vs. Свобода, равенство и братство // Вернуть будущее: Альманах ШТАБа: Центральноазиатское художественно-теоретическое издание, №1, 2014: 280).