Критически важные европейские выборы

Два видения Европы

В преддверии выборов в Европейский парламент в мае 2019 года националистические партии по всей Европе объединяются под эгидой четкого, сильного и для многих убедительного послания. Если защитники Европы хотят победить, им нужно будет предложить видение, которое будет столь же мощным, а не прятаться за президентом Франции Эммануэлем Макроном.

Дискуссии о выборах в Европе неизменно связаны с ожиданиями драматических перемен, которые редко – если вообще когда-либо – оправдываются. Но предстоящие выборы в Европарламент в мае 2019 года могут сломать этот шаблон, поскольку они могут определить исход продолжающейся борьбы между двумя видениями будущего Европы: прогресс в направлении большей открытости и взаимного сотрудничества, или возврат к раскольничеству и близорукому национализму.

Предыдущим выборам в Европарламент предшествовали обещания, что голосование будет что-то значить для электората. Но какими бы не были структурные и институциональные изменения – от увеличения полномочий органа до ведения новых процедур проведения кампании – результаты остались малопримечательными.

Поскольку избиратели не убеждены в том, что выборы в Европейский парламент имеют какое-либо конкретное значение, доминируют внутриполитические расчеты, когда граждане используют свои голоса – если они вообще голосуют – для сигналов национальным партиям и порицания должностных лиц. На самом деле, несмотря на то, что Европейский парламент получил больше полномочий, явка избирателей на европейских выборах неуклонно снижалась с 1979 года, достигнув минимума в 42,5% в 2014 году.

Но в этом году выборы действительно имеют значение. Набирает силу и сплоченность все более организованная коалиция националистических сил, которые враждебно относятся к европейской интеграции – и, по сути, к европейским ценностям. К этим силам относятся Фидес в Венгрии, Партия права и справедливости (PiS) в Польше, немецкая Альтернатива для Германии, Шведские демократы, Лига в Италии, Национальное объединение (ранее Национальный фронт) Марин Ле Пен во Франции и голландская Партия Свободы Герта Вилдерса.

Оппозиция ЕС – не новость, как и националистические партии. Но эти партии углубили сотрудничество друг с другом со времени последних европейских выборов в 2014 году, особенно по вопросу миграции. В августе премьер-министр Венгрии Виктор Орбан и министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини провели «саммит», на котором призвали к объединенному противостоянию проинтеграционному видению Европы президента Франции Эммануэля Макрона.

В отличие от очевидной иронии интернационализма ультраправых, это объединение националистических партий в общеевропейскую силу крайне опасно – не в последнюю очередь потому, что эти силы объединились вокруг четкого, сильного и для многих убедительного послания. Чтобы противостоять вызовам будущего, заявляют они, Европа должна вернуться в менее сомнительное время, когда закрытые границы суверенных стран удерживали иностранцев.

Ностальгия, на которой эти лидеры успешно основывают свою кампанию, не может служить основой для политики, потому что мир, который они описывают, никогда не существовал. Те, кто признает долгосрочные преимущества открытого и перспективного ЕС, изо всех сил пытаются продемонстрировать это убедительным образом. Они тоже сосредотачиваются на прошлом, часто ссылаясь на список достижений; но их версия воспринимается как технократическая и бескровная. Чтобы убедить скептически настроенную общественность в том, что сила Европы заключается в сотрудничестве, европейские лидеры должны сосредоточиться на будущем. Они не могут просто полагаться на прошлые успехи. У нас есть мир и процветание, роуминг данных теперь бесплатный, но что дальше?

«Больше единства» не является адекватным ответом, даже если некоторые относятся к нему положительно. В целом, абстрактные и возвышенные концепции недостаточно хороши для того, чтобы конкурировать с простым и мощным посланием националистов.

Это, однако, не означает, что защитники Европы должны пытаться перехватить словарный запас националистов, чтобы служить проевропейской повестке дня, как это сделал президент Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер, когда он призвал к «европейскому суверенитету» (что бы он не означал) в своем недавнем послании Союзу. Проевропейские лидеры не могут проложить новый путь вперед, делая себя все более похожими на националистов; напротив, они должны показать, насколько они отличаются от них.

Это означает сочетание идеалов и ценностей с реальными предложениями по развитию Европы. Это означает демонстрация того, что ЕС является наиболее жизнеспособным и привлекательным инструментом для еще более процветающего будущего. Это означает доказательство того, что ЕС лучше оснащен, чем отдельные государства, для решения современных проблем, особенно в мире, в котором критическая масса власти (военная, экономическая, демографическая) становится все более необходимой для маневрирования. И это означает убеждение граждан в том, что ЕС как сообщество наций предлагает наилучшие возможности для укрепления экономической устойчивости, стимулирования инноваций и сохранения европейских культур.

Макрон стал образцом такого подхода. Слишком часто, однако, это одинокий голос; его соратники – защитники Европы – молча кивают в знак согласия, но не желают умножать собственные политические риски. В период, предшествующий майским выборам, все, кто верит в европейский подход к европейским проблемам, должны активизироваться.

Кампания только начинается, так что еще есть время, чтобы скорректировать послание и помочь Европе стать на путь к большему влиянию и повышению благосостояния. Но окно возможностей быстро закрывается. Если те, кто понимает ценность ЕС, не проснутся в ближайшее время и не будут эффективно реагировать на своих все более сплоченных националистических противников, будет слишком поздно.

Европа стоит перед суровым выбором: будут ли ее национальные государства двигаться вперед вместе, наращивая силу, или они пойдут разными путями, каждый из которых приведет к посредственности? Хотите верьте, хотите нет, но результат предстоящих выборов действительно имеет значение. Для Европы, ставки не могут быть выше.

Источник: Project-syndicate

Перевод: Наше мнение