Кадровый прикуп: слабые карты

А. Лукашенко очередной раз признал, что в стране существует серьезная проблема по подбору руководящих кадров. Кадровый дефицит (который, по словам главы государства, остро ощущается на всех уровнях – начиная с субъектов хозяйствования и районов и заканчивая центральным правительством) – проблема двусторонняя, то есть означает не фиктивный недостаток специалистов, но реальный дисбаланс – в нашем случае преизбыток определенной группы вакансий по отношению к группе потенциальных претендентов на эти вакансии. Если исходить из этого, то, прежде всего, следует признать, что реформа госуправления, которая в общем и целом сводилась к сокращению госаппарата на 25% (а высвобожденные средства предполагалось использовать для увеличения зарплат оставшимся госслужащим) провалилась окончательно.

Раньше она провалилась частично: ожидаемого повышения эффективности госуправления не произошло, зарплаты повысились незначительно. Со всей остротой кадровая проблема встала в конце 2013 года – так, что потребовала специального тематического совещания.Уже тогда глава президентской администрации пожаловался, что талантливые менеджеры не торопятся занять престижные ячейки в госаппарате.Теперь выяснилось, что армия освобожденных «руководителей» растворилась неизвестно куда – в то время как в некоторых ведомствах вакансии замминистра пустуют по полгода, а некоторые производства (особенно в с/х сегменте) годами возглавляемы врио-руководителями.

Итак «подстройка», которая именовалась «оптимизацией» и даже «реформой», не выполнила никаких целей включая локальные. Но: президент видит ситуацию в собственной оптике, полагая что указанная проблема возникла – всего-навсего – в силу неудовлетворительной работы тех, кто отвечает за формирование кадрового резерва страны. Поэтому, полагает Лукашенко, необходимо вовремя определять круг возможных преемников на ответственных постах. Это весьма специфическая (хотя и жутко предсказуемая) оптика: нужно составить картотеку умных и энергичных людей, после чего извлекать по мере необходимости из этого кадрового «прикупа» менеджеров с необходимыми навыками и опытами,  их в игру. В сущности, приблизительно в соответствии с данной схемой Лукашенко зачастую и поступал, перемещая конкретную фигуру из «обоймы» в «резерв» и обратно. В. Шейман и П. Прокопович – наглядный пример золотых резервистов госуправления.

Однако где в этой схеме возьмутся новые менеджеры, за счет которых предположительно кадровый дефицит можно решить? Это ее первый существенный недостаток. Второй состоит в том, что далеко не все потенциальные управляющие (колхозами или там районами) согласны сидеть на скамейке запасных в надежде на то, что «придет мое время», и ищут лучшей доли прямо теперь (что проявляется в том числе в виде трудовой миграции за рубеж). Наконец – и это самое существенное – далеко не все люди подвержены оппортунистическому поведению – и в том смысле термина, как он употребляется в экономической науке, и в том, более строгом, смысле, что далеко не все люди настроены на то, чтобы извлекать из своего рабочего места побочный доход. Словом, далеко не все наличные и потенциальные администраторы любят и умеют воровать, и в этом смысле президент прав, утверждая, что в Беларуси имеются «достойные» люди. Многие хотят просто хорошо зарабатывать или, по меньшей мере, иметь возможности для самореализации, в идеале – сбалансированную комбинацию первого и второго.

Руководящие вакансии в Беларуси не предполагают таких стимулов. Они вообще плохо обставлены позитивными стимулами. Скромные по региональным меркам зарплаты, отсутствие возможности на что-то повлиять или что-то изменить, казарменная иерархия, нелепые предписания сверху, возможность загреметь за решетку как из-за невыполнения этих предписаний, так и по причине их выполнения и перевыполнения, ect. Много ли в стране желающих возглавить, скажем, погрязший в долгах колхоз (при условии, что у них нет «лапы» на самом верху для выбивания дешевых кредитов)? Пусть его, наверное, берет под свое начало какой-нибудь начальник из «обоймы» – в качестве факультативно-дочернего звена. А вакансию попросту пусть сократят – в наших условиях это наиболее простой путь решения кадровой проблемы (вспомним про баланс вакансий и резервов).

И, пожалуй, единственный: менеджеры не идут туда, куда не идут инвестиции, а инвестиции не любят состояние, которое описывается как «стагнация», «застой», «отсутствие развития», «консервация» (+синонимы). К тому же «руководящий резерв» в Беларуси уже есть – это правительство и парламент.