Циклы развития ВС: «мобильные» и «тяжелые»

Похоже, наше высшее руководство решило сменить концепцию строительства вооруженных сил. От полноценной армии, оснащенной всеми видами вооружений планируется перейти к «мобильной армии». Говорилось об этом уже неоднократно, в последний раз глава государства заявил об этом при посещении предприятия оборонного сектора в Борисове: «Нам мобильная техника важнее, чем танки, самолеты и прочее. Мы не будем вести такую войну, как Россия, Америка и т.д. У нас, если вдруг, другая война – нам нужны эти мобильные многоцелевые машины, чтобы мы могли в любое время поехать куда надо и нанести непоправимый ущерб тому, кто сюда полезет. Надо ускориться. Нам эти машины важнее любой бронетехники. Уверен, что в современной войне без них невозможно», – подвел он черту. Внешне такое решение лежит в русле общемировых тенденций: в мирное время армии обычно становятся более «легкими» и дешевыми. Однако следует отметить, что в случае начала полномасштабной войны всегда наблюдается прямо противоположная тенденция.

Подтверждает это и опыт больших войн технологического периода. Начинались они обычно с относительно легким вооружением, вернее с перевесом легкого вооружения по отношению к тяжелому, но в ходе таких войн вооружения неизменно становились все тяжелее и мощнее.

Взять, скажем, Первую Мировую войну, столетие начала которой приходится как раз на этот год. Началась она с так называемого «маневренного периода». Тут, поначалу даже рейды легкой кавалерии – например, казачьих формирований – были возможны и даже нередко успешны. Прекрасно показали себя также 75-, 76- и 77-мм полевые пушки соответственно французской, русской и немецкой армий. Ближе к концу войны ни о каких кавалерийских атаках и речи уже не шло, даже тяжелым танкам далеко не всегда удавалось прорвать оборону. Легкие пушки были заменены дальнобойной артиллерией калибром от 152 мм (причем иногда применялись даже «монстры» калибром в 406 мм), которая легко подавляла активность менее дальнобойных и «малокалиберных» батарей противника.

А в мирное время вооружения начинали облегчаться и, соответственно, удешевляться. Так, после ПМВ производство тяжелых танков было повсеместно прекращено, и даже легкие танки стали все чаще заменяться танкетками. Но уже во время ВМВ танкетки практически не применялись. В самом начале их довольно массово применяла Польша, весьма, впрочем, неудачно. Другие страны тоже пытались как-то использовать запасы танкеток, но эпизодически и безуспешно. Танки в ходе также войны быстро «матерели»: рос калибр пушек, толщина брони и прочие параметры. В войсках вермахта по состоянию на 1 сентября 1939 года насчитывалось почти тысячу танков PzI весом 5,5 тонн с пулеметным вооружением, хотя основу танкового парка все же составляли PzII  весом 9 тонн и с 20-мм пушкой. Были уже и более мощные танки, но их еще было немного. А заканчивал войну вермахт с танком PzVIB, который весил 68 тонн и был вооружен мощной 88-мм пушкой. А у его основного противника, тяжелого танка ИС-2, пушка вообще имела калибр 122 мм. Производство же легких танков было прекращено и в СССР, и в Германии уже в 1943 году.

В начале контрнаступления Красной Армии под Сталинградом в ноябре 1942 года румынские и итальянские войска, которые имели очень мало танков и тяжелого вооружения, были разгромлены Красной Армией буквально в течение первых же суток боевых действий. Мобильности румынам и итальянцам, надо признать, тоже не хватало. После обработки тяжелой артиллерией, «Катюшами», штурмовой авиацией, танки Красной Армии шли через позиции румын и итальянцев почти не встречая сопротивления.

«Холодная война» помешала армиям «облегчиться» и удешевится сразу после ВМВ – этот процесс активно пошел уже одновременно с распадом СССР. В настоящее время армии продолжают облегчаться и дешеветь, как и после ПМВ: бронеавтомобили сменяют танки, мобильные бригады сменяют танковые дивизии. Однако, если начнется масштабная война, процесс быстро пойдет в обратном направлении. При этом США, Китай или Россия смогут перевооружить свои армии, а вот Беларусь – не сможет. Поскольку не располагает соответствующими производственными мощностями. Теоретически нашим «мобильным бригадам» придется отбиваться стрелковым оружием от 155-мм гаубичных снарядов, посылаемых с дальности до 40 км, тяжелых ракет РСЗО отправляемых с дальности до 200 км и тяжелых танков. Не говоря уже про крылатые и прочие ракеты, бомбы и пр.

Описанные тенденции наблюдается и в ходе вооруженного противостояния в Украине, что дополнительно подтверждает общее правило. Начинался конфликт с применения легкого вооружения – в основном стрелкового. Из бронетехники самой тяжелой единицей была БМП. Но с каждым днем обострения конфликта, применяемые вооружения становились все тяжелее и мощнее. Сейчас там применяются практически все виды тяжелого вооружения, причем с обеих сторон. Сказалось это даже на характере ранений. Врачи Днепропетровской областной больницы имени Мечникова констатируют изменение характера ранений бойцов, поступающих к ним с полей сражений на Востоке Украины. Как сообщил заведующий травматологическим отделением клиники Иван Жердев, если в первое время в больницу поступали пострадавшие с пулевыми ранениями, то теперь – в основном с ранениями от осколков. По словам врача, раненые прибывают в больницу «иссеченные, как решето», передает «Интерфакс». Это говорит о том, что артиллерия и авиация практически заменила стрелковое оружие как основное средство борьбы в этом конфликте. Подтверждают это и сами участники боевых действий. «В последнее время, в прямые бои мы не вступаем. Нас просто обстреливают с расстояния нескольких десятков километров. Бьют со стороны границы. С украинской территории или с российской – не известно. Обстрелы ведутся «Градами», пушками и минометами. Вчера несколько наших подорвалось на фугасах. Над нами постоянно летают беспилотники. Мы, конечно, пытаемся их сбивать, но это не всегда удается», – сообщает  украинский офицер по данным Informator.lg.ua.

Таким образом, общее правило подтверждается и в последнем случае: по мере разрастания конфликта растет и мощность применяемого вооружения. Так что против хлопающих в ладоши оппозиционеров ОМОН – это, конечно, эффективно и «круто», а вот против реальных вооруженных сил – никак. Иными словами, мобильная армия годится только против безоружных, или практически безоружных людей. Против современной, хорошо сбалансированной армии ей не устоять. Даже если кто-то решиться начать здесь войну по украинскому образцу, то эти «ополченцы» получат и соответствующее вооружение, в том числе и достаточно тяжелое, против которого мобильная армия вряд ли выстоит.

В настоящее время белорусская армия довольно сбалансирована и имеет все необходимые типы вооружений. Одна проблема в том, что эти вооружения устарели морально и физически. А денег на комплексное перевооружение нет и не предвидится. Видимо, это обстоятельство и вызывает к жизни идеи о «мобильной армии» без тяжелого вооружения. Благо, это даже соответствует общемировому тренду, характерному для мирного времени. Но надо учитывать, что хотя такая армия и дешевле, она не является боеспособной в случае настоящей войны.