Парад ко Дню Независимости – 2018: почему появились китайские солдаты и другие новации

Патриотический эффект – под большим вопросом

Парад 3 июля прошел в Беларуси с меньшими потерями, ем год назад: тогда танк на проспекте потерял управления и врезался в фонарный столб (правда, дело было на репетиции), а теперь девушка-военнослужащая всего лишь потеряла туфельку. Само участие женщин в параде стало одной из новаций этого года, как и приглашение парадного расчета Народно-освободительной армии Китая. Что заставляет беларусские власти экспериментировать с контентом главного государственного праздника и насколько успешен этот креатив?

Парад раздора

Последние годы каждый военный парад в Беларуси сопровождается общественной дискуссией о его целесообразности. Критики сетуют на разбитые после тяжелой техники дороги (на этот раз коммунальщикам пришлось их чинить уже через несколько минут после парада), многочасовые пробки во время репетиций и высокие бюджетные затраты. Военные идеологи отбиваются: давят на чувство патриотизма, называют критиков идейными наследниками немецких оккупантов и даже сравнивают парады со свадьбой, где на счастье бьют бокалы.

Постоянство этой дискуссии само по себе демонстрирует, что с народной популярностью формата празднования Дня Республики всё не гладко. Военные идеологи могут сколько угодно твердить о том, что большинству населения парады нравятся, но реальность заставляет усомниться. Поскольку по этой теме нет репрезентативных данных независимых социологов, можно обратиться к интернет-опросам. Так, в опросе TUT.by «Нужен ли Минску парад с участием военной техники?» 78% проголосовали отрицательно; характерные и результаты опросов на совершенно деполитизированных страницах: на парад не идут 90% подписчиков минской Комаровки и 95% читателей паблика о еде koko.by.

Официальный фоторепортаж БЕЛТА включает в себя немного снимков с общими планами, но и по ним видно, что число зрителей за пределами организованных трибун совсем невелико. И это при том, что на парад в добровольно-принудительном порядке традиционно собирают бюджетников и школьников.

Парад ко Дню Независимости – 2018: почему появились китайские солдаты и другие новации

Показательный факт: даже государственные предприятия осознают, что беларусы предпочитают на время парада уехать из столицы, и спешат на этом заработать. Так, Белорусская железная дорога назначила 6 дополнительных поездов международных линий в сообщении Минск – Львов и Минск – Вильнюс.

Гражданственность пробуют заместить креативом

Можно констатировать, что за 22 года, прошедших с референдума-1996, новый День Независимости не стал популярным народным праздником в Беларуси. Люди массово не звонят друг другу утром с поздравлениями и не встречаются вечером за праздничным столом, а казенным торжественным церемониям предпочитают поездки в Литву, Польшу и Украину.

В эфире RTVi Олег Гайдукевич отстаивал преимущество празднования Дня Независимость именно 3 июля тем, что эта дата не политизирована. Такая аргументация логична для сторонников беларусской власти, которая предпочитает усыплять общественно-политическую активность населения, дабы избежать рисков ее поворота в неконтролируемое русло. Однако в контексте Дня Независимости деполитизация приводит к тому, что массы не проникаются духом праздника и его гражданской значимостью, а следовательно – и не проявляют особого интереса к празднованию.

В этих условиях беларусские власти экспериментируют с содержанием парада. Год назад Лукашенко распорядился не жалеть денег, и получилось даже слишком: минчанам запомнились торжественно проехавшие по центру столицы унитазы. На этот раз в гражданской части главного парада остались только групповые танцы под песни на беларусском языке, зато военная составляющая впервые пополнилась курсантами военных училищ и военнослужащими-женщинами, а компанию десантникам из России составили китайские солдаты. Впрочем, странные для парада в День Независимости явления не исчезли, а просто переехали в регионы: в Жодино на открытой платформе грузовика хирурги демонстрировали операцию, а в Гомеле человек изображал пакет удобрения (подписанный с грамматической ошибкой).

От такого креатива увеличивается число мемов в интернете, а не зрителей на параде. Конечно, любой официальный праздник, проводимый летом и сопровождаемый бюджетными вливаниями (финансовыми и информационными) соберет какое-то количество горожан. Однако под большим вопросом – патриотический эффект, ради которого, собственно, парад и имеет смысл проводить.

Китайские солдаты на беларусской свадьбе

Если российские десантники участвовали в беларусском параде и ранее (в 2011-2016 годах), то китайцы прилетели впервые. Помимо попытки оживить таким образом приевшийся формат, тут есть и внешнеполитическая составляющая. Главный эффект – создание визуального и символического баланса российским войскам, чье присутствие на параде в Минске после украинского кризиса выглядит неоднозначно и никак не помогает укреплению имиджа Беларуси как нейтральной страны, диалоговой площадки. Про миротворческие инициативы Минска упомянул и Александр Лукашенко на параде (Беларусь активно выступает с инициативой масштабного международного диалога, направленного на укрепление архитектуры международной безопасности, «и эта инициатива заслужила высокую оценку»), заодно расставив внешнеполитические приоритеты: «Укрепляем Союзное государство с братской Россией. Расширяем сотрудничество с Китайской Народной Республикой – нашим стратегическим партнером. На принципах взаимного уважения осуществляем диалог со странами Запада».

Любопытно, как для внешнеполитической многовекторности беларусские власти применяют исторический нарратив Второй мировой войны. Так, участие китайских военных в параде Александр Лукашенко обосновывал не совместным созданием РСЗО «Полонез» и прочим актуальным военным сотрудничеством Беларуси и Китая (которое во многом идет в пику Москве, не желающей поставлять союзнику новейшее вооружение), но участие Китая в антигитлеровской коалиции: «Отдавая дань памяти событиям Второй мировой войны, мы помним, что она началась на Западе и закончилась далеко на Востоке. Весьма символично, что сегодня потомки солдат-победителей стоят в едином парадном строю». По такой же логике в 2015 году в Минск для участия в параде прибыли 40 представителей ВВС США – их военный оркестр в Европе.

Еще одна важная функция приглашения китайских солдат – жест самому Китаю, который нужно воспринимать в одном ряду с Николаем Лукашенко, по-китайски поздравляющему китайцев с Новым годом, и иероглифическими указателями на автовокзалах в провинциальных беларусских городах. Как отмечает Юрий Дракохруст, «государство создает ощущение гораздо большего китайского присутствия, чем оно есть на самом деле. То ли для того, чтобы показать Москве, что для Беларуси – не одна она свет в окошке, или чтобы показать тем же китайцам, как их любят в Минске».

Штука в том, что в действительности никакой соизмеримой альтернативы Москве Китай для Беларуси не создает. Вес Китая в беларусской экономике примерно в 10 раз меньше, чем вес России, и рост беларусско-китайской торговли обеспечен в основном увеличивающимся экспортом из Китая. Можно на государственном уровне придумывать все новые эпитеты для отношений Минска и Пекина, называть их «доверительными» и даже «всепогодной дружбой», но геополитической реальности это меняет.

Китайские солдаты пройдут по Минску на параде в День Независимости, но отстаивать эту самую беларусскую независимость они не будут.