Максим Жбанков

Культуролог, киноаналитик, журналист.

Кандидат философских наук. Доцент ЕГУ (Вильнюс).

Автор публикаций по вопросам современной культуры в журналах “Мастацтва”, “Фрагмэнты”, “pARTisan”, на белорусской службе “Радыё Свабода”, сайте «Белорусские новости» и др. Ведущий авторских программ на «Радио Рация» и телеканеле «Белсат». Тексты переводились на польский, чешский и немецкий языки. Автор книги NO STYLE. Белкульт между Вудстоком и «Дажынкамi». – Вильнюс: ЕГУ, 2013.

Украсть как Дилан. Автор в эпоху смерти конвенций

Что тут похищено? Общие места? Горстка типовых вербальных оборотов, которые легко сложит любой американец с полным средним образованием? На них впору лепить ярлык public domain. Нельзя украсть то, что принадлежит всем.

Нелегал / Конфискат / Контрабанда. Транзитные люди и пограничье культур

Главная беда с контрабандой культуры – в том, что ее нельзя утвердить, построить и возглавить. Она продуцирует не массовку, а одиночек. Способных обмениваться продуктами своего одиночества.

Партизaнинг. Мягкие тактики беларуского культур-активизма

Идет постполитический торг за нишевые возможности в обмен на позиционный нейтралитет.  «Новые мягкие» не альтернативны – поскольку озабочены не ломкой существующего порядка, а его комфортной оптимизацией.

Ghost Riders In The Sky. Стало ли больше мертвых героев?

Ротация музгероев сменилась чехардой постов, стадионный успех – счетчиком лайков, долгосрочные схемы продвижения – скоростным фэйсбучным пинг-понгом. Глобальный плэйлист разлетелся на миллионы частных преференций и локальных пристрастий.

Нобелевский салон. Светлана Алексиевич и травматичный интеллектуализм

Двести цитатчиков не сложатся в одного пророка. Триста несвобод – в одну свободу. Хаотичный обмен суждениями в режиме парной импровизации уважаемых персон не станет открытием.

Generation Limited. «Марцев» и наше новое мифотворчество

«Марцев» важен не как хроника эпохи, а как опыт самооправдания одного из ее конструкторов и дизайнеров. И одновременно – ключ к пониманию наших общих косяков и тупиков.

Юзик-опера. «Народны альбом» в Беластоке

Наше золотое подполье не превратилось в мэйнстрим, а те, кто делал «Альбом», так и остались на окраинах легального культ-процесса. Для них беластоцкое шоу – сентиментальный реюнион.

«Одна на всех»? Постпамять как голоса тишины

Именно из этих частных историй и должна в итоге сложиться общая – не генеральская или президентская, а низовая – история войны. Но для этого надо отключить опцию победного угара.

Драйв, контроль и рок-н-ролл. Зачем рокмэнам жесткая власть

Что дальше? Лявон Вольский в кремлевском Дворце съездов? Tiger Lillies на съезде БРСМ?

Вместе/раздельно. В поисках музыки общего дела (II)

Для сообществ закрытого типа главной ценностью оказывается мобилизационное идейное единство, базовым месиджем – борьба за него, главной задачей – захват культурного поля и превращение альтернативы в мэйнстрим.

Вместе/раздельно. В поисках музыки общего дела (I)

Реально работает и делает артиста статусным не сам факт принадлежности к определенной группировке, а подключенность к механизмам роста, присущим любой живой культуре.

Эксперты в СМИ: умножение делением

Эксперты приносят глубину. Задают активный контекст происходящего и формулируют схемы смыслов. Но только в том случае, если это реальные эксперты. И если вы знаете, где их взять.

Отель «Калифорния»: наша марка

Когда все изменилось? Когда страна стала тормозить и прозападные политики из «молодых львов» один за другим повылетали с ведущих позиций. Пришел новый режим и стал лепить из державы гибрид агрогородка и Северо-Западного края.

«Русский мир»: культурная интервенция или травма коллективной души?

Для «русского мира» характерно рентное поведение. Даже не капиталистическое, а феодальное. Они поднимались либо благодаря эксплуатации природных ресурсов, либо благодаря эксплуатации дружеских отношений с правителями.

После выбора. Политический процесс и «креативное меньшинство»

Где народные пьянки под вывеской «Мы снова всех сделали!»? Нулевой публичный эмоциональный резонанс события позволяет заключить: реального события для публики просто не случилось. Возможно, потому, что это уже не публика.

Первый белорусский

Банальный статус повелителя душ и властелина сердец к новому нобелевскому лауреату не применим. По крайней мере в Беларуси. Просто нет такой задачи у автора – нравиться.

Национальный университет: проект на завтра или идейный фантом?

Станет ли проект национального университета поводом для борьбы за ресурсы или стимулом консолидации зависит от того, как и кем будет сформулирована программа его создания.

Ластаўкі ў стрэсе. Местные практики культурных катастроф

За каждым хождением во власть – стайки обиженных культур-партизан. Сменится власть – обиженных меньше не станет. Поскольку управляемая культура травматична по определению.

Оркестр в бегах. ЕГУ как травма и диагноз

Становиться реальными европейцами тут не выгодно никому: литовский топ-менеджмент работает в режиме колониальных чиновников на особых условиях, беларуский – в режиме племенных вождей с абсолютной властью. Европейскость опасна:она создает дополнительные риски и ведет в правовое поле.

Интернет и бюрократия: ловить сеть неводом

То, что сетевая культура растет и развивается без официального благословления и вне административного контроля абсолютно справедливо расценивается авторитарным режимом как серьезное неудобство и стабильный источник дискомфорта.

Бабкоў/Клінаў. Падвойны партрэт у зоне бязладзьдзя

Бабкоў шукае немагчымае. Клінаў гандлюе сваім прыватам. Бабкоў будуе шматзначную містэрыю. Клінаў сыходзіць да балагану. Саторы для першага. Сукачоў для другога. Цукар па гусце. Рэшта на сподку…

Мусор как предчувствие

Мы догоняем евро-поезд по многим параметрам. Но я абсолютно не уверен, что нужно суетливо поспешать за глобальным культ-процессом. Евростандарт – это путь в тупик.

Слушай свою рыбу. Где искать белорусских умников

Что случилось с белорусскими умниками в новые времена? Большинство оказалось служащими. Меньшинство сменило уровень претензий и частоту вещания. Но проститься со «звездностью» пришлось всем. И понять, что страна тебе, такому умному, ничего не должна.

Краткая история шизы на выжженной земле. Как и зачем делался белрок

У нас было всё: эстрадные оркестры и пришибленные ВИА, вокальные квартеты и семейные дуэты, симфонические поэмы и оперный театр. А ракенрола не было.

«Сфагнум»: чтиво для тормознутой страны. Три рычага белорусского успеха

Низкий жанр оказался планкой, которая в очередной раз не была взята. В болотный pulpfiction поиграли как-то застенчиво и стыдливо.

«Жыве Беларусь!»: попс, патас, прапаганда / Наша сьвядомасьць вырабляецца ў Польшчы

Таму бязь сэнсу абараняць «Жыве Беларусь!» як фільм – па вялікім рахунку, няма там што абараняць. Пасрэднае кіно. А вось як мабільную прэзэнтацыю айчыннай драмы адзначыць можна.

«Хлопчык з дыпломам БДУ» -- ужо эксперт?

Ці маюць эксперты ды аналітыкі ўплыў на беларускую рэчаіснасць? Пра гэта гутарка ў праграме «Размова Жбанкова» з кіраўніком праекту Анатолем Панькоўскім.

Календарные формы беллита

«Сучасны Беларускі Каляндар» – очевидный шаг назад: на мой взгляд, он играет с банальными кодами и воспроизводит предсказуемые образы. Гюльчатай, покажи плечико!

Масакра жанраў

Раньше считали, что Беларусь – это лапти, вышитые рубашечки и «Лявониха». Теперь будут думать, что Беларусь – это многоязычие, мистика и русская колониальная политика. Новый штамп. Такой же плоский, как и предыдущий.

Палітычныя гульні на блакітных экранах

Если говорить о демократической перспективе и демократическом выборе, – стоит взять пульт в свои руки. И переключать каналы по своему усмотрению.

Пад «Дахам» дому тваяго. Хроники утомившегося безумия

Истеричная монологичность «Даха» связана с тем, что нормальных каналов коммуникации, в том числе и художественной, здесь не существует. Любая выставка – грандиозный риск.

Время наших «Волков». Вязні не здольныя ўцячы, турэмшчыкі не здольныя лавіць

Похожие сюжеты я помню по перестроечным толстым журналам, когда на нас обрушился девятый вал прежде запрещённых тем и героев. «Колымские рассказы», «Дети Арбата» и прочее.

Дачакацца Акудовіча. Интеллектуальный драйв эпохи перемен

Легитимные «фабрики мысли» не создали за всё время постсоветской жизни внятных схем, объясняющих реальность. Акудович, не имеющий диплома философа, оказывается именно тем, кто возвращает философии её первоначальный драйв, остроту и экзистенциальный смысл.

Трасянка: паміжжа культур ці патаемная беларускасьць?

Бліжэйшае дзесяцігодзьдзе будзе пераўтварэньнем трасянкі ў культурны міт і пашырэньнем гэтай міталёгіі. Але ёй ня выціснуць нарматыўную беларускую мову – і наадварот.

Как вырастить белорусского Кустурицу

Существуют локальные группки, играющие с кинокамерой, со сценариями. Но нет каналов для их реализации. А это уже вопрос общекультурной ситуации.

Падлеткавы бунт у расейскай калоніі / Школьные годы поколения Пу

Провластная аттракционность уравновешивается кинопанком. Плюс и минус. Это ситуация кануна, когда картонные декорации разъедаются изнутри.

Белорусы в Венеции: арт-прорыв или арт-фантом?

Поглощение частных инициатив административным ресурсом – характерная черта белорусской культурной политики. Насколько такой подход эффективен?

Проблема 3D

Реальный чиновник, наблюдающий ажиотаж вокруг «Аватара», воспринимает его не как шанс сорвать банк, а как проблему и источник психологического дискомфорта.

Формат резервации

Точечная «либерализация» как набор сигналов внешним критикам и внутренним идеалистам остается в русле наличного формата управляемой культуры.

У пошуках сябе: навошта беларусам беларуская ідэнтычнасьць?

Есть два хода, через которые возможна идентичность, ее производство и воспроизводство: через апелляцию к традиции, опыту, воссоединению или через попытки ее изобретения, отталкиваясь от теперешних реалий.

Населеная выспа дысыдэнцкай фантастыкі

Фантастика без идеи – пустое морализаторство, имитация первоисточника. Мы получаем имитационные продукты, за которыми нет реальной боли, нет конфликта интеллектов. Нет авторского неравнодушия. А раз автор равнодушен, то и зритель тоже – пришел, вышел и выбросил билет.

От романтизма к меркантилизму

Политика сводится к торгу на сельском рынке – и такой «приземленный» подход, в принципе, лучше виртуального «братства» и фантомного «союзного государства».

Фінансавы крызіс як эстэтычны рэсурс

Экономический кризис никогда не оказывается ни первым, ни последним словом в культурных процессах. Скорее, это дополнительный смысловой акцент…

Ад «За Беларусь!» да «Мы - беларусы»: дынаміка афіцыйнай самапрэзэнтацыі нацыі

Сёньня Лукашэнку ўжо таксама патрэбны нацыяналізм, але толькі без нацыі.

Лечить «Беларусьфильм»

Требовать от конторы, существующей в режиме директивного подчинения творческих достижений – всё равно, что требовать от роты почётного караула, чтобы она писала стихи.

Тэракт як мэдыюм і як пасланьне

Позволить террористическому высказыванию быть невнятным, косноязычным, несфокусированным, можно только в одном случае. Когда адресат уже знает смысл.

Колхозное кино для внучки главного

Позитивная перспектива (для американского кино реальная и земная) здесь переносится… на тот свет. В колхозной жизни двигаться некуда.

Гайки и болты «стабильности»

Возникает замечательная история, общий вес которой не сводим к совокупному весу гаек и болтов, которые собрали на месте происшествия и извлекли из тел пострадавших.

«Белсат» глазами белорусского зрителя

Сегодняшний «Белсат», к сожалению, тиражирует банальности с нулевым приращением смысла. И выглядит ресурсом вчерашнего дня.

Зачыненыя архівы, патаемная вайна

Новый взгляд на историю появится, когда мы сможем увидеть не статистов под знамёнами, а отдельных людей.

«Новыя прагматыкі» і «Новае неба»

Вместо отдельного белорусского пути, появляется идея европейского договора. В котором мы становимся одним из участников.

Старая новая мілітарнасьць

Десантники с аксельбантами, пляшущие с девушками в национальных костюмах? Коктейль Молотова, от которого мозги плавятся!

Росквіт і заняпад зорак

Мятежные артисты оказались европейским проектом в неевропейское время в неевропейской стране. Они были в какой-то степени экзотическим привозным продуктом.

Падзяляць і падпарадкоўваць: новыя стратэгіі улады

Сярод моладзі за ўладу аніякай энэргетыкі няма. Няўжо БРСМаўцы выйдуць на вуліцы за свайго правадыра?

Отфестивалились…

Вот и получается, что самое главное в кинофестивале происходит, когда он заканчивается.

Укусы гламура. Cергей Пукст в поисках белорусского шика

Наш гламур (как альтернативный, так и «глянцевый») еще не сложился в историю. Идет его первоначальное накопление.

Танцы с волками

Авторитетные музыканты решили договориться с теми, кто их так грубо и последовательно давил. И сложили с себя полномочия партизан духа.

1612 няшчасьцяў

Новая идеология российская есть галлюцинации экс-империи. А фильмы – экранизации этих галлюцинаций.

Камунізм як тавар

Там, где социальный порядок будет давать сбой, всегда кто-то скажет «Долой систему!» и наденет майку с Че Геварой.

Rock’n’roll Suicide? Прыгоды рока ў краіне зуброў(кі)

Беларускі соцыюм вельмі хворы. Хворы на адсутнасьць хваробы. Ён занадта здаровы.

«Дрэннае» кіно як перспектыва і будучыня

Между двумя бастионами глобального порядка – коммерческим и фестивальным – появляется буйная, «мусорная» территория.

Вэстэрн беларускі. Как быть героем

В «Великолепной семёрке»: наёмные бойцы сражаются с бандитами, а крестьяне сидят на лавочках и смотрят, чья возьмёт. Чисто белорусский вариант.

Back from the USSR

Советы умрут, когда мы окончательно избавимся от внутренней несвободы суждений и эмоциональной зависимости от власти.

Краіна пераможнага сюррэалізму

В обществе, подменяющем осмысление своего движения идеологической накачкой, мышление становится алогичным.

Воображая Беларусь: нация как идеологема и мобилизация

Жить в состоянии перманентной мобилизации физически и психологически невозможно. Это не поражение. Это нормально.

Зачистка слова: школьная версия

Дети все равно отыщут правильные книжки. Ведь самая лучшая школа – та, из которой вовремя ушел.

Двайное жыцьцё ў замкнёнай прасторы

Структуры двойной жизни как раз и могут стать одним из двигателей перемен.

Наш театр военных действий

Что дальше? Охрана с овчарками на концерте «Серебряной свадьбы»? Двойное оцепление на художественных выставках?

«Мыла» – бясконцая казка пра галоўнае

«Мыло» оказывается необходимым для нормального функционирования современного общества. «Мыло» – не мусор, а школьные прописи.

«Сетевой» фронт

Политпросвет на БТ переживает очевидный кризис жанра. Новых идей нет, свежих героев – тоже. Что такое «сетевые войны» мы так и не узнали.

Беларуская мова: стыль, шум, зрок

Это механизм очередной волны репрессий, причём под очень благовидным предлогом: мы заботимся о чистоте языка!

Нет оваций после сеанса

Художники – особый материал. И провожать их ритуальным плачем так же бессмысленно, как устраивать овации после ретроспективного показа.

Катастрофы сьвядомасьці

Но странная штука: чем больше нас успокаивают, тем больше начинаешь беспокоиться. И вот тогда тебя настигает катастрофическое сознание

Русский размер

Но хочется сразу всего: и мирового авторитета, и боевой славы, и поцелуев под дождем, и ночных умных бесед у раскрытого тома Карамзина.

Маўчаньне беларускага кіно

Наше актуальное кино появится тогда, когда в работах молодых и нахальных авторов встретятся национальный дух, новейшие технологии и здоровые личные амбиции.

Драма Гародні: нацыянальны праект як гульні ўлады

Гарадзкая цывілізацыя стараэўрапейскага тыпу, праект стараэўрапейскай арыентацыі Беларусі, на жаль, памірае.

Гумар – гэта нацыянальнасьць

І нават нацыянальныя асаблівасьці магчымы за кошт «трансплянтацыі» адной культуры ў другую.

Надвор'е як палітычная зьява

Без распространения своей власти и на природные явления любой амбициозный политический строй оказывается неполноценным.

Последний герой Союза

Его путь – танец медведя на обломках империи. Местами красиво, местами смешно, местами страшно

Алібі для фантазіі. Мечтатель, автор, террорист

Работа воображения позитивна, когда она добавляет в наше понимание жизни дополнительные оттенки и измерения. И напротив – когда она ее упрощает до политического лозунга.

Год пасьля Плошчы. В поисках новых смыслов

До тех пор пока на господствующих позициях будут стоять герои вчерашнего дня, мы будем получать стояние на месте.

Гіпакрат і ягоная каманда. Спасители и «отморозки»

На уровне повседневной практики существует популярное выражение: «Хватит меня лечить». Что означает «не навязывай мне свою точку зрения».

Скандал як зброя і пэрфоманс. Теневые измерения публичной коммуникации

Скандал Беларусі й Расеі – гэта завяршэньне каляніяльнага пэрыяду. Беларусь вымушана напоўніцу стаць на ногі як самастойная дзяржава.

Маўчаньне культуры. Хочешь крикнуть – сделай паузу

Кажется, что большую часть времени культура существует как бы в полусне, в паузе, собирая силы для очередного взрыва.

Хто жыве ў XXI стагодзьдзі? Бег времени и движение культуры

В западном мире в постмодернизм наигрались ещё в 80-х. Получается, что мы живём в стране задержавшегося постмодернизма.

Цуды ціхія – і цуды крыклівыя. Чудеса повседневности и банальность аномалий

Когда человек начинает слушать себя, а не вождя, когда начинает сам искать ответы на извечные вопросы – если угодно, через него говорит Бог.

Дзяцінства супраць інфантыльнасьці. Жизнь после детства или «вечные каникулы»?

Простая логика: у мусора нет будущего. У него есть только прошлое.

Што хаваюць гіт-парады? Списки надежд против списков иллюзий

Максим Жбанков, Андрэй Расiнскi: Мы наивно считаем, что стоит попасть в топ-листы – и жизнь сразу похорошеет. На самом деле это иллюзия. /14.11.06/

Культурныя перасадкі альбо культурная інтэрвэнцыя. Творчество пограничья и периферийный отстойник

Простая логика: у мусора нет будущего. У него есть только прошлое.

Совсем другое кино

Максим Жбанков: Именно они – а не вожди и лидеры – дают слабым и сомневающимся надежду на Другую Беларусь /04.11.06/

Свои праздники, чужие праздники. Ці варта змагацца з 8 Сакавіка?

Максим Жбанков, Андрэй Расінскі: И в непрерывной череде поводов для всенародного ликования просматривается… папазацягнутая агонія. /02.11.06/

«Мірныя» людзі… Cказка о «тихой» нации

Максим Жбанков, Андрэй Расiнскi: «Мирность» – естественное состояние дремлющего национального сознания /25.10.06/

Адкуль прыйшлi зялёныя чалавечкi. Массовые фантазии новейшего времени

Максим Жбанков, Андрэй Расiнскi: Зелёные человечки используются для переадресовки исторической ответственности. /19.10.06/

Рэвалюцыя патрыярхаў. Наш режим никогда не был молодым

Максим Жбанков, Андрэй Расiнскi : Неадекватность властных структур по отношению к реальным социальным процессам – это и есть признак геронтократии /05.10.06/

Сэрыйны забойца як культурны герой. Маньяк – икона благополучного общества

Максим Жбанков, Андрэй Расiнскi : В каком-то смысле, серийный убийца живёт в каждом потребителе поп-продуктов. /15.09.06/

Казкi сучасных дзён. Билет в лучшее завтра

Максим Жбанков, Андрэй Расінскі : В каком-то смысле базовая белорусская сказка – это история возвращения законным хозяевам их родной земли /30.08.06/

Вольные танцы для дворников и сторожей

Максим Жбанков : Нам всем еще предстоит проститься с нашими иконами. И осознать, что время мертвых героев – не конец игры, а просто новое состояние нашей коллективной души. И неизбежная плата за свободу. /22.08.06/

С мешком кефира до Великой стены

Максим Жбанков: Одной рукой мову вытесняют из школы, другой – пробуют вербовать на службу системе. /15.08.06/

Порна як палітычны аргумент

Максим Жбанков, Андрэй Расінскі: Это угроза зарубежным представительствам, но одновременно и своим гражданам: вы, ребята, тоже в кадре! /09.08.06/

Читать и почитать

Максим Жбанков: А потом пошли идеи в духе детских воспоминаний о деревенском доме быта: в Национальной библиотеке началось обустройство салона красоты, фитнес-центра, детской комнаты, музейных экспозиций, панорамной смотровой площадки для туристов… /27.06.06/

Гудбай, «Беларусьфильм»?

Максим Жбанков: В противовес чиновному культурному порядку наше смутное и веселое время порождает культурных партизан – героев без прописки в культурной элите. /13.06.06/

БРСМ

Максим Жбанков: Что означает создание механизмов «комфортного экстрима»: взволнованный обладатель пары лотереек испытывает судьбу, но его риск несоизмерим с риском участника несанкционированной акции. /06.06.06/

Феликс, который всегда с тобой

Максим Жбанков: Пантеон нации расколот и внутренне противоречив: Заслонов против Калиновского, Танк против Короткевича, Сталин против Машерова, рядовой Лосев против героев «белорусского майдана». /01.06.06

Испытание «Кодом». Хрысьціянства і поп-кіно

Максим Жбанков, Андрэй Расінскі: В случае с «Кодом» смешон сам повод: мы имеем дело с дешевой, хоть и крупнобюджетной, поделкой. Сражаться с «Кодом» – все равно что боксировать с Микки Маусом. /25.05.06/

Флэш супрацiў. Личные счеты с реальностью

Максим Жбанков, Андрэй Расінскі: Это эффектные информационные поводы, которые не нуждаются в переводе. И в то же время знак для тех, кто прошёл через бурные мартовские дни… /15.05.06/

Союз безнадежных

Максим Жбанков : БСК как он есть – заложник собственной биографии, продукт эпохи госзаказа, госконтроля и идеологической мобилизации. /06.05.06/

Попсовики, наденьте ордена!

Максим Жбанков: Свои награждают своих, торжественно озвучивая результаты корпоративного сговора: утром – лояльность, вечером – ордена. /25.04.06/

Президенты без монтажа и озвучки-2. Кепскае порна супраць арт-гауза

Максим Жбанков, Андрэй Расінскі : …все тот же эффект кинематографа без главного героя. Порно без объекта любви. /21.04.06/

Дети капитана Рэмбо. Бытовой постмодернизм как формула русского кино

Максим Жбанков : Детей капитана Рэмбо губит бытовой постмодернизм. Но, кажется, их это абсолютно не волнует /14.04.06/

Президенты монтажа и озвучки. Палітыка – гэта кепскае кіно

Максим Жбанков, Андрэй Расiнскi : Сегодня главные лица нашей мистерии власти превратились в виртуальные объекты, не желающие и не способные иметь реальную связь с действительностью. /07.04.06/

Рэвалюцыя духа, якой не чакалі. Борьба идет не за вождей, а за свободу личного выбора

Максим Жбанков, Андрэй Расiнскi : Происходит спонтанное объединение индивидуальных судеб в коллективный сценарий. Который пишется независимо от тех, кто берется им руководить /25.03.06/

Не спешите нас хоронить

/Республика Свободы/

Державный попс. Три песни о главном

Максим Жбанков: Его устали любить. Потому просто необходим пропагандистский беспредел, мнимо восполняющий пустоту на вершине социальной пирамиды. /16.03.06/

Шухер по-рокерски

Максим Жбанков: Случилось смутное время в опоздавшей стране, увлеченно поющей о своей исключительности. Поп-артисту, мечтающему о звездной славе и толпах поклонниц, у нас непросто. /10.03.06/

Жизнь длинною в паранойю. Лядашчыя практыкі нянавісьці

Максим Жбанков, Андрэй Расінскі : Это общество, которое находится в состоянии искусственно замедленного развития – замедленного сверху. Но движение уже идет /02.03.04/

Шпионы как мы

Максим Жбанков : Со шпионами у нас нынче воюют не герои-контрразведчики, а журналисты и их анонимные источники. Что вполне объяснимо: нужна не просто успешная спецоперация, а публичный скандал. /21.02.06/

У пошуках буржуазнай культуры. Новый ориентир или культурный тупик?

Максим Жбанков, Андрэй Расiнскi : На нашей территории реально существует «коктейль Молотова»: пересекаются традиции советской культуры, попытки реанимации национальных культурных ценностей и собственно западная культура. /14.02.06/

Урожай страха

Максим Жбанков: Арифметика власти – не рациональный аргумент, а оружие психологического давления. /01.02.06/

Всенародное караоке

Максим Жбанков : Решить две основные задачи: накануне выборов убедить народ, что власть «еще может», а власть – что народ ее «еще хочет». /24.01.06/

Консерватизм в «опоздавшей» стране (Павел Северинец как путевка в Европу)

Максим Жбанков, Андрэй Расiнскi : Вам не здаецца, што ХХІ стагодзьдзе будзе эпохай кансэрватызму новага тыпу, пасьляпостмадэрнага? /27.12.05/

Кто боится американского кино?

Максим Жбанков, Андрэй Расiнскi : Здаецца, што ў нападках на амэрыканскае кіно ня столькі боязь за свой рынак, колькі страх перад свабодным чалавекам, індывідуалістам, якога й апявае амэрыканскі кінэматограф. /18.11.05./

«Дети» Лукашенко: Поколение, которого мы не теряли

Максим Жбанков і Андрэй Расінскі: Александр Лукашенко у власти уже 11 лет. Времени вполне достаточно, чтобы выросло и сформировалось новое поколение, которое условно можно назвать «детьми» Лукашенко. Есть ли какие-то общие черты у этих молодых людей? /14.09.05/

Бесконфликтные танцы в лифте. Кіно безь зямлі і бязь неба

Максим Жбанков, Андрэй Расiнcкi : А гэта дзяржаўная замова на лагоднасьць, на цукерачнасьць, на рафінаваную адсутнасьць канфліктаў. Зьвярні ўвагу, мы вяртаемся да бесканфліктнага кіно 50-х гадоў, якое панавала падчас Сталіна. Гэта было афіцыйнае мастацтва бесканфліктнасьці, дзе лепшае змагалася з найлепшым і дзе ўсё вырашалася ўмяшальніцтвам камуністычнай партыі. /23.11.04/

Культура «Нет» Культурная политика как система запретов

Цензура – это реклама за государственный счет.

Христианство

Мэл Гибсон послужил Господу как сумел

Конец белорусского андеграунда

Актуальные художники включаются
в европейский культурный процесс

Миф против мифа

«Анастасия Слуцкая» и «Оккупация.Мистерии.»:
два подхода к национальной идее в белорусском кино

Rating All.BY