Реальный сектор: посткризисный подъем

Вадим Сехович

Резюме

Макроэкономическая стабилизация, которая с конца 2016 года началась с экспортного сектора, в течение прошлого года распространилась и на внутренний рынок. Оживление коммерческого кредитования обусловило рост деловой активности. Промышленность после двух лет падения вышла в плюс. Рост мировых цен на нефтепродукты и российских на продовольствие обусловил и поддержал позитивные тенденции. Увеличился экспорт услуг, и по итогам 2017 года Беларусь получила положительное сальдо внешнеторгового баланса.

Тем не менее белорусские власти не спешили восстанавливать объемы поддержки госсектора, наиболее пострадавшего в период кризиса. В 2017 году объем бюджетных кредитов на погашение его обязательств был сокращен в 200 раз.

В рамках стратегии либерализации условий введения бизнеса и стимулировании деловой активности частный сектор должен подготовить новые рабочие места для перераспределения трудовых ресурсов из госсектора. Было принято несколько инициатив, создающих базу для увеличения доли частного бизнеса в ВВП. Однако нерешенными остались важные моменты процесса либерализации, включая смягчение деятельности контрольных органов.

В рамках структурного реформирования национальной экономики был придан новый импульс крупным секторальным проектам (индустриальный парк «Великий камень», Парк высоких технологий).

Тенденции:
Долгожданная стабилизация

Валовый внутренний продукт Беларуси в прошлом году вырос на 2,4% и достиг суммы в BYN 105,2 млрд. Промышленное производство в рамках общей положительной тенденции увеличилось на 6,1% (до BYN 93,0 млрд). Это – самый высокий показатель на протяжении последних пяти лет (2012–2017гг) и долгожданный подъем после двух лет спада (2015–2016 гг.). Из 17 видов экономической деятельности, которые образуют индекс промышленного производства (ИПП), рост был зафиксирован по 15 позициям, за исключением «производства транспортных средств и оборудования» (падение на 9,4%) и «производство кокса и продуктов нефтепродуктов» (сохранилось на уровне 2016г.) 1. Для сравнения: по итогам 2016 года положительная динамика была характерна для 9 видов экономической деятельности.

Обрабатывающая промышленность, доля которой в ИПП составила 88% (BYN 81,8 млрд), выросла на 7,0%. Это произошло в том числе за счет начавшейся стабилизации в нефтепереработке, которая занимает второе место (после пищевой) по объемам производства. В 2016 году ее затронуло падение на 16,8%, но по итогам 2017 г. удалось удержать прежний показатель. При некотором сокращении физических объемов экспорта нефтепродуктов (на 5,5%) объемы в стоимостном выражении увеличились на 32,1%, достигнув суммы в USD 5,337 млрд. На первое место по импорту белорусских нефтепродуктов вернулась Великобритания, опередившая Украину. В 2017 году зарегистрированным в этой стране покупателям было отгружено нефтепродуктов на сумму USD 2,234 млрд, что на 136,7% больше, чем в 2016 году 2.

Лидер по объемам производства, пищевкусовая промышленность (BYN 23,051 млрд) выросла на 3,2%. Выше среднего показатели были по шести позициям, включая деревообработку (14,4%), фармацевтику (10,1%) и химическую отрасль (9,8%) 3.

Аграрный сектор, еще в 2016 году показавший неплохую динамику, в прошлом году продолжил рост. Сельхозпроизводство выросло на 4,1% и составило BYN 18,2 млрд.

Обеспечивая увеличивающиеся потребности переработчиков в сырье, на 6,2% выросли валовые сборы в растениеводстве и на 2,4% – в животноводстве. Аграрный сектор нарастил продажи мяса в убойном весе и производство товарного молока, а также всех сельскохозяйственных культур. По итогам 2017 года почти до 8 млн тонн увеличился сбор зерновых и зернобобовых, до 5 млн тонн сахара, в 2,3 раза (до 600 тыс. тонн) – рапса 4.

В виде продукции молочных заводов, мясокомбинатов и других предприятий пищевой промышленности сырье белорусского АПК обеспечило выручку в USD 4,9 млрд в совокупном экспорте страны. Это на 16% больше, чем в 2016 году, и это второй, после нефтепродуктов, экспортный канал. В том числе на молочную продукцию пришлось USD 2,3 млрд экспорта.

Однако около 90% белорусского продовольственного экспорта по-прежнему приходится на Россию. Темпы диверсификации рынков сбыта остались низкими. На фоне ужесточения со стороны российского Минсельхоза и Россельхознадзора условий ввоза белорусской продукции на российский рынок это обстоятельство вызывает у аграриев обоснованные опасения за гарантированный сбыт своей продукции.

Товарный экспорт, который позволил реальному сектору пережить кризис и создать задел для экономического роста, по методологии платежного баланса Национального банка Республики Беларусь, в 2017 году вырос на 24,0% и составил USD 28,652 млрд. Подъем на внутреннем рынке привел к увеличению импорта, который, в свою очередь, прирос на 23,3% до USD 31,575 млрд. В торговле товарами отрицательное внешнеторговое сальдо составило USD 2,923 млрд (прирост на 16,4% к 2016 г.). По данным Национального статистического комитета РБ, самый большой вклад в «минусовой багаж» сделала торговля товарами с Россией (USD -6,791 млрд), на второе место вышел Китай (USD -2,381 млрд). Причем экспорт в эту страну сократился на 23,3% (до USD 362,7 млн), импорт увеличился на 28,8% (до USD 2,743 млрд).

Однако с учетом сектора услуг Беларусь закончила прошлый год с положительным сальдо внешнеторгового баланса. Экспорт услуг вырос на 13,9% (до USD 7,783 млрд), импорт – на 9,3% (до USD 4,797 млрд), сальдо торговли услугами по итогам 2017 года было положительным (USD 2,987 млрд), увеличившись на 22,4%.

В итоге, по методологии платежного баланса, за 2017 год положительное сальдо в торговле товарами и услугами составило USD 63,2 млн, тогда как год назад оно было минус USD 70,6 млн. 5

Либерализационные инициативы

Устойчивость частного бизнеса в условиях кризиса и динамика его развития на фоне стагнирующего госсектора были оценены властями. В прошлом году ими было принято около 10 законодательных инициатив, которые должны придать новый импульс для развития частного бизнеса в стране и увеличения его доли в национальной экономике. Малые и средние частные предприятия начали рассматриваться в качестве основного места трудоустройства высвобождающихся в последние годы ресурсов госсектора.

В перечень самых заметных мер, которые знаменуют новый этап отношений между государством и частным сектором, вошло принятие перечня из 18 видов деятельности, для старта в которых достаточно уведомить местные власти. Это розница и оптовая торговля, гостиничный и туристический бизнес, бытовые услуги, общепит и др. В этих нишах отменен превентивный контроль со стороны МЧС, санитарных и ветеринарных служб.

В рамках либерализационной политики была возвращена презумпция невиновности для банкротов, согласно которой учредители и руководители будут нести субсидиарную ответственность только в случае умышленного банкротства. Важным шагом, направленным на развитие предпринимательской инициативы, стало введение трехлетнего моратория на расширение налоговой базы и введение новых налогов (за исключением акцизов), а также решение о том, что платежи в бюджет смогут доначисляться по обязательствам не старше пяти лет.

С конца 2017 года возобновил деятельность обновленный Совет по развитию предпринимательства в Беларуси. Его возглавил руководитель аппарата правительства Александр Турчин, в состав совета вошли ведущие бизнесмены страны, включая владельцев компаний «Санта Бремор» и «Савушкин продукт», «Табак-Инвест», «Конте Спа», «Амкодор», «Марко» и др. Новую лоббистскую организацию планируется наделить дополнительными функциями, которые позволят ей оказывать реальное влияние на стимулирование деловой активности в стране. Совет по развитию предпринимательства получит возможность вносить свои предложения напрямую в правительство и участвовать в согласовании проектов нормативных правовых актов.

Объявленная либерализация, однако, сопровождалась несколькими задержаниями бизнесменов в рамках существующей правоприменительной практики. Самым громким стало дело в отношении Виталия Арбузова, владельца производителя автокомпонентов Fenox Global Group и соучредителя венчурного фонда Fenox Venture Capital. Предпринимателя обвиняют в уклонении от уплаты налогов.

Курс на либерализацию условий зачастую вступает в противоречие с выстроенными ранее в фискальных и силовых ведомствах структурой и системой выжимания из частного бизнеса ресурсов. С другой стороны, сам частный бизнес, особенно в условиях кризиса, давал повод для действий силовиков: по оценкам МВФ, доля серого рынка в Беларуси превышает 30%.

Ставка на сектора

В поисках новых ниш, которые могли бы заменить госсектор в формировании доходной части бюджета и стать драйверами развития национальной экономики, правительство придало импульс двум инфраструктурным проектам – китайско-индустриальному парку «Великий камень» и транспортно-логистическому комплексу «Бремино-Орша».

После нескольких лет стагнации в прошлом году «Великий камень» установил рекорд по числу новых резидентов. Среди них были не только китайские инвесторы, но и резиденты из Беларуси и Европы, намеренные развивать в его рамках высокотехнологические проекты.

На статус, приближенный к «Великому камню», претендуют частные инвесторы промышленно-логистического кластера «Бремино-Орша». В прошлом году они начали возведение комплекса, который должен стать одним из крупнейших перевалочных транспортно-логистических пунктов между рынками Европы и Азии.

Главным событием в структурном реформировании белорусской экономики стало принятие документа по Парку высоких технологий. Его спецрежим, существующий с 2005 года и обеспечивающий резидентам пакет серьезных налоговых льгот, продлен до 2045 года. Одновременно были введены новые льготы для продуктовых компаний, до почти четырех десятков расширен перечень видов деятельности, дающих основание стать резидентом ПВТ, а также заданы совершенно иные рамки отношений государства и инвесторов в IT-индустрии, включая введение правовых институтов, присущих англосаксонской системе права.

«Зеленый свет» получили инвесторы в технологии блокчейн, создатели токенов, бирж криптовалют и операторы их обмена, майнеры. Весомый раздел декрета посвящен упрощению визовых и миграционных вопросов – для создания мирового центра новой экономики нужны высококвалифицированные специалисты. В декрете предусмотрен комплекс мер, который должен дебюрократизировать ПВТ и создать максимально привлекательные условия для прихода в IT-сектор мировых инвесторов.

Заключение

Рост мировых цен на нефть и некоторое оживление на рынке ключевого потребителя продукции белорусской промышленности и сельского хозяйства – России – стали главными факторами роста национальной экономики. Но зависимость от этих факторов делает неустойчивым экономический рост и проблемным – планирование средне- и долгосрочных инвестиционных программ для повышения конкурентоспособности как частных, так и государственных компаний. Конкурентоспособность на внутреннем рынке во многом обуславливается протекционистской политикой, на внешних рубежах она ослабла за период 2015–2016 гг., когда предприятия были обеспокоены больше выживаемостью, а не развитием.

Государственные и частные компании Беларуси вынуждены все чаще сталкиваться с похожими протекционистскими мерами по защите своего рынка в России. Особенно актуальна эта проблема в поставках продовольствия, часть которого под видом борьбы с санкционной продукцией и как не соответствующая критериям безопасности не смогла попасть к российским потребителям. В этой связи предприятия при поддержке государства должны уделить больше внимания вопросу диверсификации рынков сбыта. Наиболее перспективными выглядят Юго-Восточная и Южная Азия и Африка.

Ставка на секторальное развитие экономики, в котором обделенным оказываются менее перспективные отрасли, сработает, если будет видна достаточно быстрая отдача. В противном случае эти проекты станут очередной дырой для госбюджета и будут закрыты под давлением лоббистов традиционных отраслей. Худший вариант – когда новые технологии будут бесконтрольно использованы для незаконной деятельности. Это может привести к ухудшению реноме для отдельных отраслей и для страны в целом.

Политическое противостояние Запада и России, ухудшение отношений с Турцией заставляют портфельных инвесторов пересматривать свои стратегии и перераспределять ресурсы на другие страны. В их числе оказалась Беларусь, где средства международных институтов становятся доступны и для госсектора. Достаточно высок интерес на мировом рынке к белорусским гособлигациям, в прошлом году создан прецедент с выходом частной компании на европейский финансовый рынок.