Рынок труда: в тисках чрезмерного административного регулирования

Владимир Акулич

Резюме

Продолжается снижение численности занятых в экономике. Спрос на рабочую силу восстанавливается, конкуренция за привлекательные рабочие места возрастает. При этом во многих районах фактическая безработица превышает естественный уровень. Административное повышение зарплат продолжает загонять Беларусь в «ловушку среднего дохода». Сохраняется тренд на рост неравенства в доходах населения.

Тенденции:
Трудовые ресурсы

В Беларуси наблюдается интенсивное старение населения. По расчетам демографов, 40% городов и 25% районов относятся к самому интенсивному из восьми выделяемых типов старения («несдержанное старение»). Еще 48% районов относятся ко второму по интенсивности типу старения («усиленное старение»). Сельская местность демографически постарела раньше, чем городская. Это было связано с миграцией населения из села в город в 1950–1970-е годы. Теперь начали стареть города. Расчеты по методике ООН показывают, что к 2017 г. все города и районы вступили в стадию демографической старости 1.

Старение обусловлено двумя причинами. Во-первых, Беларусь находится в середине 20-летнего демографического перехода: на рынок труда входит поколение 1990-х годов (с коэффициентом рождаемости 10 на 1000 чел. населения), а покидает – более многочисленное поколение 1950-х годов (с коэффициентом рождаемости 25 на 1000 чел. населения). Причем на 2013–2021 гг. приходится пик этого перехода. В среднем за год численность населения в трудоспособном возрасте будет сокращаться на 45 тыс. чел., или на 0,7%.

Во-вторых, на основе данных переписей населения, данных Евростата и Росстата, учеными доказано, что в Беларуси имеется отрицательное сальдо миграции 2. Это противоречит данным Белстата, которые отражают только зарегистрированную миграцию (похожий случай, как и с зарегистрированной безработицей). Каждый год страну покидает порядка 70 тыс. человек. Например, в 2015 г. в странах ЕС вид на работу получили 82 тыс. чел., а в Россию только на ПМЖ переехало 17,7 тыс. человек. При этом в Беларусь переехало 12,8 тыс. чел. из России. В итоге с Россией отрицательное сальдо составило 4,9 тыс. человек. Каждый год объем переводов из-за границы растет. В 2017 г. белорусы, работавшие за границей, перевели USD 1,05 млрд (в 2016 г. – USD 0,86 млрд). Это сопоставимо с экспортом IT-сферы (USD 0,96 млрд в 2016 г.).

За последние 10 лет численность населения в трудоспособном возрасте снизилась без малого на полмиллиона человек (466 тыс.), или на 8%. В условиях солидарной пенсионной системы это приводит к увеличению демографической нагрузки на занятое население, к дефициту ФСЗН. В последние годы он покрывается субвенциями из госбюджета.

За последние 7 лет, если учесть сезонность, ни в один из месяцев количество нанятых работников не превышало количество уволенных (рис. 1).

Рисунок 1. Соотношение нанятых и уволенных работников

Главный способ решения проблемы старения населения государство видит в стимулировании рождаемости. Для этого выбран неподходящий момент. Повышение уровня рождаемости привело к сокращению занятого населения в трудоспособном возрасте (на 200 тыс. человек за последние 10 лет) и к увеличению расходов ФСЗН. При этом нынешние дети выйдут на рынок труда не раньше, чем в 2030-х годах.

Также правительство с опозданием, но пошло на повышение пенсионного возраста (будет плавно продолжаться до 2022 г.). Однако, по расчетам экспертов, этой меры будет недостаточно.

Наконец, государство пытается добиться полной занятости среди граждан трудоспособного возраста. В этих целях был принят Декрет №1, который пришел на смену Декрету №3. В 2017 г. доля занятых в трудоспособном возрасте составляла 74%. Резерв ее повышения незначительный. В 1995–2017 гг. эта доля составляла 73%, и только в 1990–1994 гг. – 82%. Обследование домашних хозяйств, которое проводит Белстат, показывает, что в 2012–2017 гг. в среднем насчитывалось 30 тыс. человек, которые не имеют необходимости или желания трудиться, и еще 35 тыс. человек, которые прекратили поиски работы, поскольку считают, что нет возможности ее найти. Вовлечение этих граждан на рынок труда позволит повысить долю занятых до 76%. Остальные граждане временно не заняты по уважительным причинам (учеба, уход за детьми и стариками, исправление в тюрьмах, лечение по инвалидности), либо находятся в поисках работы, либо заняты за границей.

В развитых странах проблема старения населения решается за счет привлечения мигрантов.

Эффективность использования трудовых ресурсов

Решение проблемы оттока трудовых ресурсов из страны лежит в плоскости повышения доходов населения (подкрепленного ростом производительности труда) до уровня хотя бы не ниже, чем в соседних странах. Без проведения структурных реформ, аналогичных тем, которые провели страны ЦВЕ и Балтии, эту проблему не решить. В последние 10 лет совокупная факторная производительность, которая включает производительность труда, неуклонно снижается. По расчетам МВФ, например, в Чехии один работник создает такой же ВВП, как в Беларуси два работника. Главные причины – высокий уровень материалоемкости производства, избыточная занятость на госпредприятиях, негибкость рынка труда из-за отсутствия страхования по безработице, вертикальная культура управления в условиях контрактной системы, не позволяющая работникам развиваться и реализовываться. Как следствие – низкий уровень выработки и оплаты труда.

Чтобы снизить материалоемкость и, соответственно, себестоимость продукции, нужны новые технологии. Они могут прийти с инвестициями из развитых стран. Например, в начале 2016 г. президент потребовал от госпредприятий снизить себестоимость продукции на 25%. В 2015 г. она складывалась из затрат материалов (64%), зарплаты (18%), отчислений в ФСЗН (6%). То есть ее можно снизить только за счет снижения этих составляющих. Каждый процент снижения материалоемкости требует значительных инвестиций и времени. Например, за 2010–2014 гг., когда доля инвестиций в ВВП была еще высокой и реализовывались различные программы модернизации, материалоемкость производства сократилась всего на 3%.

Послекризисное восстановление

По многим показателям состояние рынка труда вернулось на докризисный уровень. Спрос на рабочую силу продолжил повышаться второй год к ряду. Число вакансий на официальной бирже труда выросло с 29 тыс. на конец 2015 г. до 36 тыс. на конец 2016 г. и до 54 тыс. на конец 2017 г. (больше было только в 2012 г.). За содействием в трудоустройстве в 2017 г. обратились 242 тыс. чел. (в 2016 – 239 тыс. чел., в 2015 – 250 тыс.). Центр RABOTA.TUT.BY на основе анализа их собственной базы вакансий также отмечает, что в 2017 г. продолжился рост числа вакансий (на 40% в 2017 г. и на 33% в 2016 г.) 3. Скрытая безработица, по расчетам МВФ, в 2017 г. снизилась до 0,7% (в 2016 – 2,3%, в 2015 – 3,1%).

На официальной бирже труда число вакансий в 2017 году в 2,5 раза превышало число обратившихся за содействием в трудоустройстве. На бирже RABOTA.TUT.BY в 2017 г. на одну вакансию в среднем приходилось 8 соискателей, что соответствовало уровню 2014 года. Последние данные в большей степени отражают реальный уровень конкуренции на рынке труда. И позволяют понять – почему 40% соискателей не могли в 2017 г. найти работу в течении более полугода. Средняя продолжительность безработицы у граждан, которые искали работу через биржу труда, составила в 2017 г. 4,2 месяца (в 2016 г. – 4 мес.), а у тех, которые искали самостоятельно, – 6,5 месяцев (в 2016 г. – 7 мес.). Это аргументы в пользу того, что в Декрете №1 отведенный срок на поиск работы – один квартал – необоснованно занижен.

Безработица

В Беларуси госпредприятия могут не сокращать работников, а длительное время держать их в вынужденных отпусках. С учетом этой скрытой безработицы фактический уровень безработицы в 2017 г. составил 6,3% (в 2016 г. – 8,1%, в 2015 г. – 8,2%).

Рисунок 2. Уровень безработицы в Беларуси.
В 2017 г. число безработных составило 293 тыс. чел., или 5,6% от численности рабочей силы

В разрезе районов наблюдается значительная дифференциация по уровню безработицы. В Молодечненском районе (по результатам пробной переписи населения) фактическая безработица в 2017 г. составила 9,1%. Во многих районах безработица превышает естественный уровень в 5-6%.

Число зарегистрированных безработных на конец 2017 года составило 23 тыс. чел., или 0,5% (меньше было только на конец 2013 г.). Это 8% от общей численности безработных. Низкий размер пособия по безработице (13% от прожиточного минимума, или 3% от средней зарплаты), необходимость участвовать в общественных работах и дефицит квалифицированных профессий в базе вакансий делают непривлекательной процедуру регистрации. Безработные, как правило, сами ищут работу, не обращаясь за помощью к государству.

«Ловушка среднего дохода» и рост неравенства

Принято считать, что Беларусь относится к странам со средним уровнем доходов. Это если сравнивать по ВВП на душу населения по паритетному курсу (по ППС). Если же сравнивать по номинальному курсу, то ВВП на душу населения в Беларуси ниже среднемирового уровня почти в 2 раза (в 2016 г. по данным МВФ – USD 5,1 и USD 10,0 тыс. соответственно). В условиях открытого глобального мира ВВП по номиналу в большей степени отражает реальную покупательную способность населения, нежели ВВП по ППС. Например, с таким уровнем доходов сложно приобретать качественные импортные товары. Например, в 2017 г. Беларусь заняла предпоследнее место в Европе по количеству приобретенных новых автомобилей (4) на 1000 жителей (для сравнения в Эстонии было приобретено 19 новых авто, в Чехии – 26, в Германии – 42).

Растет уровень дифференциации в доходах. Разрыв между средней арифметической и средней медианной зарплатой вырос за 4 года в 1,5 раза (в ноябре 2013 г. он составлял 21%, в ноябре 2014 г. – 24%, в ноябре 2015 г. – 28%, в ноябре 2016 г. – 30%, в ноябре 2017 г. – 32%) 4. Средняя зарплата оказывается все более далекой от реальности. В ноябре 2017 г. в половине районов более половины работников получили зарплату менее BYN 500.

Ежемесячный медианный уровень располагаемых доходов на душу населения в 4-м квартале 2017 г. составлял BYN 392 (USD 6 на чел. в день). В последние 5 лет этот уровень мало меняется и находится в пределах BYN 350-400 (рис. 3). Система соцзащиты не носит адресного характера (только 2% средств распределяется по заявительному принципу). В 4-м квартале 2017 г. 30% многодетных домашних хозяйств имели доходы ниже черты бедности.

Рисунок 3. Уровень реальных среднедушевых медианных доходов

В 2017 г. снова было доведено задание по достижению средней зарплаты в BYN 1000 или BYN 500 по номинальному курсу. В среднем по году ее размер составил BYN 815, хотя и эта величина оказалась завышенной. Темпы роста зарплаты превысили темпы роста производительности труда (6,2% и 3,6% соответственно).

Административное повышение зарплаты еще больше подрывает ценовую конкурентоспособность отечественных производителей. Хотя и без этого есть основания утверждать, что Беларусь, как и Россия, еще 5 лет назад угодили в «ловушку среднего дохода». С середины 2012 г., за три года до снижения цен на энергоносители, темпы роста экономик Беларуси и России понизились почти до нуля. Зарплата в Беларуси в 2012 г. и первой половине 2013 г. впервые повысилась до уровня USD 600 по номиналу или USD 400 в сегодняшних долларовых ценах (рис. 4). В 2012–2013 гг. среднегодовые темпы роста зарплаты составляли 19%, а ВВП – 1,5%. Несмотря на девальвации белорусского рубля в 2014–2016 гг., реальная зарплата в долларовом эквиваленте с того времени продолжает удерживаться на уровне USD 400. Более того, во второй половине 2017 г. она добралась до планки в USD 450.

Рисунок 4. Среднемесячная зарплата в долларовом эквиваленте

При таком уровне расходов на оплату труда стоимость производимых в стране многих товаров стала выше цен мирового рынка. Сложилась ситуация «ловушки среднего дохода», когда Беларусь стала проигрывать странам с дешевым производством промышленных товаров. В то же время она не в состоянии конкурировать с развитыми странами с их высокой квалификацией, технологиями и инновациями.

В первую очередь от выросших затрат на оплату труда в себестоимости продукции страдают производители сложнотехнической продукции. В этом случае зарплаты накручиваются на всех производственных переделах. Одновременно реализуется политика импортозамещения. Все это негативно отражается на цене готовой продукции. В результате, к примеру, белорусские станки стоят в два раза дороже, чем немецкие того же класса. Производители же сырья и ресурсоемких товаров меньше страдают от необоснованного повышения зарплат. В результате доля средне- и низкотехнологичных товаров в структуре экспорта снизилась с 58% в 2008 г. до 40% в 2016 году. Их место заменили сырье и ресурсоемкие товары, доля которых увеличилась с 24% до 42%. Удельный вес высокотехнологических товаров остался на уровне 1,5% 5.

Из этой ситуации есть два выхода. Первый путь – понизить среднюю зарплату до USD 300-350, чтобы вернуть тот уровень конкурентоспособности в торгуемых экспортных отраслях, который был в предыдущие годы. Население при этом будет беднеть. Второй путь – проводить реформы, включаться в глобальные цепочки стоимости, углублять специализацию, привлекать иностранные инвестиции и высокие технологии, что позволит снизить материалоемкость товаров и сделать их конкурентоспособными при зарплате в USD 500, 700 и даже 1000. Например, средняя зарплата в Литве в 2017 г. составила USD 1000, и там активно развивается производство товаров, ориентированное на страны ЕС.

Заключение

В Беларуси снижается численность трудовых ресурсов и число занятых из-за естественного старения населения и оттока молодежи из страны. Это снижение продолжится, так как принимаемых мер недостаточно. Декрет №1 не изменит ситуацию, поскольку рабочие места создают инвесторы, а не госуправленцы. Расходы на его администрирование превысят выгоды. Снижение занятости будет приводить к нарастанию дефицита ФСЗН и к замедлению темпов экономического роста.

Во многих районах уровень безработицы превышает естественный уровень. Усиливается неравенство в доходах. Средняя зарплата растет в основном только в крупных городах.

Экономика Беларуси угодила в «ловушку среднего дохода». Из-за административного повышения зарплаты страна теряет позиции в старых среднетехнологичных отраслях, а высокотехнологичных освоить не может. Без структурных реформ, чтобы восстановить конкурентоспособность, придется проводить макро-корректировку, после которой зарплаты вернутся на тот уровень, который обеспечивает конкурентоспособность продукции в экспортных торгуемых отраслях. При нынешних технологических укладах это очень низкий уровень зарплат.