Белорусско-американские отношения: очередная разморозка или смена парадигмы?

Андрей Фёдоров

Резюме

В минувшем году попытки преодоления многочисленных препятствий, накопившихся на пути сближения Беларуси и Соединённых Штатов, получили дальнейшее развитие. В определённой мере этому способствовала позиция, занятая белорусскими властями в отношении событий, происходящих в Украине. Результатом явилось смягчение риторики, расширение диалога и достижение некоторых позитивных сдвигов в двусторонних отношениях. Однако сохранение разногласий по ряду принципиальных аспектов не позволило вывести взаимодействие на более высокий уровень.

Тенденции:
Политика: продолжение диалога

Как и годом ранее, в 2014 году отмечено достаточно большое количество двусторонних белорусско-американских контактов на разных уровнях. Седьмого февраля начальник главного управления многосторонней дипломатии белорусского МИД Юрий Амброзевич провёл в Вашингтоне серию встреч с руководством ряда офисов Государственного департамента. Согласно официальной информации, итоги переговоров наряду с предыдущим успешным сотрудничеством сторон в ООН по проблеме борьбы с торговлей людьми свидетельствовали о серьёзном потенциале для дальнейшей совместной работы.

В начале июня в Минске побывал заместитель помощника Госсекретаря США Эрик Рубин, с которым встретился министр иностранных дел Владимир Макей. Комментируя переговоры, пресс-секретарь МИД заявил, что «в белорусско-американских отношениях есть сложные вопросы, по которым стороны занимают и заявляют друг другу свои принципиальные позиции. Белорусская сторона последовательно и настойчиво выступает против применения односторонних экономических санкций Соединёнными Штатами. Мы убеждены в необходимости отмены действующих в отношении ряда белорусских предприятий санкций».

В сентябре Минск посетила межведомственная делегация США, которую новый Временный поверенный в делах США в Беларуси Скотт Роланд, сменивший в июле Итана Голдрича, назвал самой высокопоставленной за последние пять лет. В состав делегации вошли сотрудники министерства обороны, Агентства США по международному развитию и Бюро по вопросам прав человека и демократии Госдепартамента. Состоялись встречи с представителями правительства и МИД, гражданского общества, политической оппозиции, деловых кругов. Одна из целей визита заключалась в изучении возможностей по расширению взаимодействия с властями Беларуси. Несмотря на отсутствие заметных подвижек в данном направлении, визит тем не менее стал ещё одним свидетельством происходящих изменений.

На фоне длительного отсутствия в США сколько-нибудь значимых событий, связанных с Беларусью, примечательным явился прошедший в конце сентября в Нью-Йорке белорусско-американский инвестиционный форум. На его открытии премьер-министр Республики Беларусь Михаил Мясникович заявил: «Я искренне верю в то, что, может быть, с началом этого мероприятия и ряда других мероприятий политического характера, которые инициировала Беларусь, в том числе в области мирного урегулирования конфликта в Украине, у нас будет большая перезагрузка отношений между Беларусью и США». В ноябре директор офиса Восточной Европы бюро Европы и Евразии Госдепартамента Александр Касаноф провёл ряд встреч в МИД Беларуси в рамках регулярных рабочих консультаций соответствующих территориальных подразделений внешнеполитических ведомств двух стран.

Наконец, как бы подводя политические итоги года, 17 декабря в Американском предпринимательском институте в Вашингтоне выступила заместитель госсекретаря Виктория Нуланд. Она заявила, что США открыты для улучшения отношений с Беларусью, отметив, что «на протяжении последнего года мы наблюдаем, что белорусское руководство весьма неуютно себя чувствует перед лицом бинарного выбора. Я встречалась в сентябре на сессии Генеральной ассамблеи ООН с премьер-министром Беларуси и говорила ему, что они многое сделали для своей страны, превратив название Минска в символ мирных договорённостей». Надо полагать, именно под влиянием этих событий МИД достаточно сдержанно прокомментировал решение Вашингтона продлить ещё на год действие известного «Акта о демократии в Беларуси».

Однако общие результаты двусторонней дипломатии оказались не слишком впечатляющими. Фактически к их числу можно отнести лишь данное Минском разрешение на увеличение на одного сотрудника штата посольства США, что позволило расширить объём визовых услуг для граждан Беларуси, а также на снижение стоимости виз и открытие в Техасе и Флориде двух почётных белорусских консульств.

О том, что до настоящей нормализации ещё далеко, свидетельствовали и критические высказывания в адрес США Александра Лукашенко, хотя надо признать, что их число сократилось. Так, в июне, во время посещения Сербии, он сообщил, что США и Евросоюз «были готовы сделать всё, чтобы визит в Белград не состоялся или прошёл абсолютно незаметно». Шестого сентября в интервью телеканалу «Россия 1» было сказано, что «к бойне в Украине нас постоянно подталкивает “дядя Сэм” из-за океана».

Экономика: усилия предпринимаются, но результатов не видно

На протяжении прошедшего года складывалось впечатление, что определённые сдвиги наметились и в экономическом сотрудничестве. По крайней мере, увеличилось число мероприятий, на которых белорусская сторона пыталась убедить партнёров в целесообразности расширения взаимодействия в этом направлении.

Так, 30 января в Вашингтоне состоялась презентация возможностей делового и инвестиционного сотрудничества с Беларусью. По утверждению МИД, в мероприятии приняли участие представители аппарата Конгресса, госдепартамента, министерства торговли и Национальной академии наук США, Всемирного банка, МВФ, правительств Вашингтона и штата Мэриленд, американских консалтинговых и юридических фирм, аналитических центров, университетов и общественных организаций. Присутствующие «положительно охарактеризовали созданные в Беларуси условия для торгового и инвестиционного взаимодействия, призвав инвесторов из США к более активному сотрудничеству с нашей страной». Тринадцатого марта в белорусском посольстве в США состоялась ещё одна презентация – торгово-экономических и инвестиционных возможностей Беларуси для членов Клуба молодых профессионалов Вашингтона.

В марте же в Балтиморе прошла встреча Временного поверенного в делах Республики Беларусь в США Олега Кравченко с представителями руководства штата Мэриленд, отвечающими за экономическое развитие и международные экономические связи штата. В ходе встречи достигнуты договоренности о проработке возможностей для налаживания торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества.

Второго апреля глава белорусского внешнеполитического ведомства Владимир Макей принял делегацию во главе с высокопоставленным представителем компании General Motors Энди Данстаном, с которым министр обсудил ход реализации инвестиционного проекта по созданию в Беларуси сборочного производства легковых автомобилей. Правда, запустить конвейер к 3 июля, как предполагалось, не удалось, однако проект пока не закрыт.

В середине мая делегация во главе с мэром Могилёва Владимиром Цумаревым посетила Хьюстон. Белорусский мэр обсудил с местным коллегой перспективы развития разноплановых партнёрских отношений, после чего состоялся белорусско-техасский бизнес-форум с презентацией возможностей торгово-экономического сотрудничества с Могилёвом и Беларусью в целом.

Как выяснилось, всё ещё существует такая организация, как Совет делового сотрудничества «Беларусь – США». Двенадцатого декабря заместитель министра иностранных дел Александр Гурьянов провёл встречу с её председателем Дэвидом Бэйроном. Стороны обсудили вопросы торгового и инвестиционного сотрудничества, подвели предварительные итоги деятельности Совета делового сотрудничества «Беларусь – США» в текущем году и обозначили перспективные направления совместной работы на 2015 год.

Но, разумеется, главным событием года можно назвать упомянутый нью-йоркский инвестиционный форум. Как и следовало ожидать, власти высказали удовлетворение его результатами, заявив о множестве полезных контактов и принятых к рассмотрению предложений со стороны американских компаний. В качестве примера приведён проект стоимостью USD 90 млн по строительству завода корпорации Culligan, контролирующей 40% мирового рынка очистки воды.

Со своей стороны независимые эксперты, не отрицая возможность заключения отдельных соглашений, скептически отнеслись к столь оптимистичным планам и надеждам правительства. Главным аргументом явилось отсутствие в стране надлежащих условий для успешного инвестирования в целом. 1

Что же касается состояния взаимного торгового оборота, то здесь имели место значительные расхождения, связанные, по-видимому, с разными схемами подсчётов. Согласно белорусским данным, за 11 месяцев прошлого года по сравнению с аналогичным периодом 2013-го он сократился на 10% – до USD 547 млн (экспорт – 103 млн, импорт – 443 млн, сальдо – минус 340 млн). 2 По сведениям министерства торговли США, тот же показатель составил всего USD 200 млн (соотв. 115 млн, 85 млн, плюс 30 млн). 3 Впрочем, как бы там ни было, для торговли с мировым экономическим лидером эти объёмы остаются очень незначительными.

Взаимный интерес есть, но разногласия глубже

Итак, ряд признаков свидетельствует о расширяющихся контактах между Минском и Вашингтоном. Отсюда следует, что в этом заинтересованы обе стороны. В чём же заключался интерес каждой из сторон и насколько эти интересы могли быть состыкованы?

Намерения белорусских властей особого секрета не составляли. По большому счёту задача сводилась к выходу из изоляции со стороны западного мира. Главное, что в случае успеха можно было бы рассчитывать на содействие вступлению страны в ВТО, а также на получение гарантированного доступа к кредитам международных финансовых структур и инвестициям. Кроме того, белорусский режим хотел бы, чтобы Америка прекратила поддерживать белорусские демократические силы. 4 Безусловно, не последнюю роль играли и персональные мотивы.

Напротив, анализируя соображения, лежащие в основе действий Вашингтона, можно, пожалуй, с не меньшей уверенностью утверждать, что если материальный интерес и присутствовал, то где-то далеко в конце списка. Судя по всему, в обозримом будущем экономическое значение Беларуси для Соединённых Штатов будет оставаться минимальным.

Правда, в одном аспекте заинтересованность пока сохраняется. Речь идёт о Северной распределительной сети, используемой для снабжения и вывода контингента НАТО из Афганистана. Однако Беларусь является частью этой сети уже более десяти лет, в течение которых американская политика в отношении её не менялась. К тому же рано или поздно необходимость в этом маршруте исчезнет или весьма существенно сократится. Поэтому американский интерес сводится почти исключительно к безопасности в широком понимании. Иными словами, США хотели бы, чтобы наша страна не создавала такого рода проблем.

Другое дело, что с точки зрения степени потенциальных угроз Беларусь отнюдь не по всем параметрам попадает в «чёрный список». Например, как раз в 2014 году широкая общественность узнала про сотрудничество Беларуси и США в сфере предотвращения незаконного транзита ядерных материалов, что способствовало раскрытию некоторых международных преступлений. Точно так же нашей стране сложно предъявлять претензии по поводу нелегальной миграции, торговли людьми, контрабанды оружия и наркотиков. С другой стороны, регулярно проводимые на территории Беларуси совместно с Россией военные учения имеют откровенно антинатовскую направленность, что никак не способствует смягчению напряжённости в регионе.

По мнению некоторых экспертов, в период острого международного кризиса, каковым является нынешний украинский, на первый план выходят геополитические соображения, тогда как ценности теряют свою значимость. На этом основании делается вывод о готовности Запада, включая США, ради получения гипотетической поддержки белорусских властей отказаться от своих требований или хотя бы существенно их смягчить. 5

В целом подобное заключение представляется справедливым. Действительно, официальный Минск пытался воспользоваться украинским кризисом для того, чтобы разморозить западное направление. Однако Беларусь не способна внести серьёзный вклад в урегулирование российско-украинского конфликта по объективным причинам. Кроме того, белорусские власти хорошо понимают, что располагают ограниченными ресурсами для реального сближения со странами восточно-европейского региона.

Крайне сомнительно, что американская администрация всерьёз рассматривает нашу страну в качестве элемента стратегии сдерживания России. Усилия по демократизации Беларуси объясняются преимущественно убеждённостью, что в плане безопасности демократические страны являются наиболее надёжными партнёрами. Поскольку белорусский режим не демонстрировал склонности прислушиваться к соответствующим призывам, то у Белого дома не возникло необходимости менять свои принципиальные подходы. Что, собственно, и наблюдалось: на каждой встрече американская сторона неизменно поднимала вопрос об освобождении политзаключённых и либерализации ситуации в целом.

Заключение

В 2014 году продолжился процесс поиска выхода из тупика в белорусско-американских отношениях. Определённый позитивный отпечаток на него наложила агрессивная политика Москвы – в Вашингтоне не оставлены без внимания попытки Минска дистанцироваться от своего главного внешнеполитического партнёра.

Между тем тенденция к расширению двусторонних контактов обозначилась существенно раньше. Поэтому, не отрицая влияния «украинского фактора», можно допустить, что в её основе лежит то, что после 19 декабря 2010 года белорусские власти уже не применяли аналогичных сверхжёстких мер. С учётом этого, а также остальных приведённых выше обстоятельств представляется, что Вашингтон решил попробовать вернуться к более мягкой политике в отношении белорусского режима, не забывая при этом об уже приобретённом негативном опыте.

Весьма знаменательно, что с российской стороны даже этим далеко не радикальным переменам была дана резко отрицательная оценка. Глава комитета Госдумы Российской Федерации по международным делам Алексей Пушков заявил, что декларация об открытости США для диалога с Беларусью означает их намерение «либо свергнуть Лукашенко, либо развернуть его против Москвы». 6 В свете украинских событий подобное заявление вполне может быть расценено как предостережение. Подобная угроза со стороны России вкупе с категорическим отказом белорусского руководства пересматривать свои подходы к положению с демократией и правами человека не позволяют рассчитывать на более или менее значительное сближение с Соединёнными Штатами.

Таким образом, говорить о смене парадигмы пока явно не приходится. Если предстоящие президентские выборы пройдут без репрессий, сотрудничество может быть продолжено в нескольких конкретных сферах, преимущественно касающихся вопросов безопасности, остальные же контакты останутся ограниченными. В противном случае ситуация вернётся к состоянию 2011 года.