Энергетический сектор: локальный кризис нефтепереработки

Александр Автушко-Сикорский

Резюме

В 2014 году, несмотря на улучшение усреднённых показателей импорта и экспорта, белорусский нефтяной сектор испытывал больше сложностей, чем в 2013 году. Группа факторов – падение мировых цен на нефть, реализация налогового манёвра в российской нефтянке и девальвация российского рубля – в целом работала на снижение нефтяной ренты Беларуси. На этом фоне перспективы модернизации нефтеперерабатывающей отрасли оставались туманными. Вместе с тем, по итогам 2014 года, поставки российского природного газа для Беларуси стали выгоднее: долларовая цена поставок снизилась вследствие девальвации российского рубля.

В 2014 году Беларусь начала постепенную ликвидацию перекрёстного субсидирования электроэнергии, однако темпы ликвидации оказались невысокими, а снижение тарифов для предприятий затронуло лишь некоторые секторы промышленности.

Тенденции:
Нефть и нефтепродукты

В 2014 году Беларусь улучшила усреднённые показатели работы сектора нефтепереработки и торговли нефтью и нефтепродуктами. Страна импортировала 22.5 млн тонн нефти, что на 6.5% превышает уровень импорта 2013 года. 1 Cреднеконтрактные цены импорта нефти составили USD 339 за тонну и сократились по сравнению с 2013 годом на 14%. Впервые около 105 тыс. тонн нефти поставлено из Казахстана.

Экспорт составил 1.617 млн тонн нефти собственной добычи (на 0.1% меньше, чем в 2013 году) при средней цене экспорта USD 695.1/тонна (снижение на 9.3%). Небольшой объём нефти – ок. 1800 тонн – добыт на Речицком месторождении горючих сланцев. 2 Экспорт нефтепродуктов составил 13.8 млн тонн (на 1.6% больше), из которых в страны СНГ (главным образом в Россию и Украину) экспортировано 5.5 млн тонн нефтепродуктов (на 21.4% больше). Экспорт в страны дальнего зарубежья составил 8.3 млн тонн и сократился на 8.4% по сравнению с 2013 годом. 3

В 2014 году решением Союзного Совета министров схема поквартальных поставок российской нефти в Беларусь продлена на 2015 год. В соответствии с новыми договорённостями, поставки нефти будут зависеть от квартальных балансов поставок белорусскими НПЗ автомобильных бензинов на российский рынок, годовой объём которых утверждён в размере 1.8 млн тонн. При обнаружении недопоставок, их процентное соотношение к квартальному предполагается умножать на коэффициент 5, а поставки нефти в следующем квартале понижать на полученное значение. Планы по поставкам нефти в 2015 году соответствуют планам прошедшего года: 23 млн тонн, 22 млн из которых будет поставлено по трубопроводу.

В 2014 году Беларусь продолжила использование «серых» схем экспорта нефтепродуктов по типу «разбавительной» схемы (которая практиковалась в 2012 году), подразумевающей уход от выплаты экспортных пошлин за счёт маскировки нефтепродуктов под другие категории товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД). Подозрения российской стороны возникли в связи с экспортом белорусского битума, физический объём которого только по итогам января-августа 2014 года превысил объёмы годового производства битума в Беларуси, достигнув отметки в 658.3 тыс. тонн. 4

Потери российской стороны от «битумной» схемы, по различным оценкам, составили от USD 10 до 145 млн. Широкий разброс оценок связан с неясностью, какие именно нефтепродукты экспортировались под видом битумных смесей. В октябре 2014 года создана белорусско-российская межведомственная рабочая группа с целью расследования экспорта битумных смесей из Беларуси, но вряд ли это расследование приведёт к каким-либо значимым результатам. Полученное Беларусью согласие России оставлять в собственном бюджете экспортные пошлины в полном объёме снимает остроту вопроса по использованию «серых» схем экспорта нефтепродуктов.

В августе 2014 года «Нафтан» и Мозырский НПЗ «ушли» на плановый капремонт. Первоначально предполагалось, что НПЗ проведут ремонт поочередно, но затем ремонт Мозырского НПЗ был сдвинут на месяц ранее, в связи с чем появились сомнения относительно способности НПЗ выполнить контрактные обязательства по поставкам нефтепродуктов.

В начале августа Белорусская нефтяная компания (БНК) разослала украинским контрагентам письмо с уведомлением о возможности удовлетворить лишь 20–30% сезонного спроса на нефтепродукты (чуть более 1.5 млн тонн), но 4 августа в разговоре с украинским президентом Петром Порошенко президент Беларуси А. Лукашенко заявил о готовности выполнить обязательства по поставкам нефтепродуктов в Украину. Обязательства были выполнены за счёт реэкспорта нефтепродуктов Гданьского и Мажейкяйского НПЗ.

Вопреки нашим прогнозам, обострения конкуренции для белорусских производителей на украинском рынке нефтепродуктов не произошло 5 по причине начала боевых действий на юго-востоке Украины. Обострение конкуренции ожидалось ввиду запуска Лисичанского НПЗ, принадлежащего «Роснефти», которая одновременно обладает широкой сбытовой сетью в Украине. Тридцать первого августа Лисичанский завод пострадал во время артиллерийского обстрела и последовавшего за ним пожара, после чего завод был законсервирован для проведения ремонта.

Несмотря на начало реализации планов по увеличению производительности и повышению рентабельности белорусских НПЗ, ценовая конъюнктура и регуляторные политики на внешних рынках – в первую очередь в России – создают серьёзные риски для нефтеперерабатывающего сектора Беларуси. Эти риски связаны с понижением рентабельности нефтепереработки и отсутствием планов компенсаторных мер, способных нивелировать возникшие риски в среднесрочной перспективе.

Риски прежде всего обусловлены так называемым налоговым манёвром в нефтедобывающей отрасли России, суть которого заключается в снижении экспортных пошлин на нефть до уровня Казахстана (USD/тонна с 385 до 80) с одновременным повышением ставки налога на добычу полезных ископаемых. 6 Манёвр повышает стоимость нефти, получаемой белорусскими НПЗ (приблизительно на USD 100/тонна), что не компенсируется падением мировых цен на нефть ввиду сопутствующего падения цены на нефтепродукты. Одновременно с этим манёвр значительно снижает объём экспортных пошлин на нефть, который Беларусь имеет право оставить в собственном бюджете, – предположительно с USD 1.5 млрд до около 500 млн.

Законопроект о налоговом манёвре принят в первом чтении Госдумой в ноябре прошлого года. Это вызвало негативную реакцию белорусского руководства, заявившего, что законопроект принят вразрез с принципами работы Таможенного союза и Евразийского экономического союза. В конечном итоге белорусская сторона добилась определённой компенсации потерь от налогового манёвра: согласно договоренностям сторон, в 2015 году Беларусь имеет право зачислить в собственный бюджет полный объём экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты. Обсуждение правил зачисления экспортных пошлин в бюджет на 2016 год отложено на 2015 год.

Хотя Беларуси удалось договориться о компенсации потерь от «налогового манёвра» в российской нефтянке, ожидается снижение общих поступлений в бюджет от пошлин вследствие падения цен на нефть. Первоначально предполагаемая сумма в USD 2.5 млрд была бы достижима при цене на нефть на уровне USD 100 за баррель. Исходя из существующих прогнозов цены на нефть, эта сумма по итогам 2015 года будет ниже как минимум на 30%, а доходность нефтепереработки снизится на сумму до USD 20 на тонну сырья. Снижение объёмов поступлений в бюджет от экспортных пошлин на нефть создаёт риски перспективам модернизации белорусских НПЗ и способности Беларуси обслуживать внешний долг: из вышеуказанных USD 2.5 млрд 1 млрд предполагалось направить на выплату задолженностей, а 1.5 млрд – на модернизацию НПЗ.

В целом нынешняя конъюнктура нефтяного рынка и условия работы предприятий в Беларуси генерируют сложности для всего нефтеперерабатывающего сектора Беларуси. Во-первых, рентабельность НПЗ серьёзно страдает вследствие перекрёстного субсидирования: НПЗ вынуждены поставлять сырьё белорусским нефтехимическим предприятиям по внутренним ценам, которые ниже мировых.

Во-вторых, снижение рентабельности нефтепереработки грозит попаданием в «ловушку развития»: при низкой рентабельности сложно обслуживать обязательства по кредитам, взятым на проведение модернизации, а без последней НПЗ трудно повысить рентабельность за счёт выпуска продуктов с большей добавленной стоимостью. В-третьих, рентабельность предприятий сильно снижается ввиду текущей акцизной политики, в то время как снижение акцизов на топливо и нефтепродукты снизит доходность бюджета.

Схема поквартальных поставок российской нефти и жёсткая привязка их объёмов к поставкам автомобильного топлива на российский рынок в 2015 году снизят доходность экспорта белорусских нефтепродуктов: девальвация российского рубля фактически удешевляет белорусский экспорт при отсутствии возможности переключить поставки нефтепродуктов на европейские рынки. Дополнительные проблемы создаёт падение мировых цен на нефть и налоговый манёвр в нефтяной отрасли России, снижающие рентабельность белорусской нефтепереработки в целом.

Применительно к проблеме модернизации белорусской нефтепереработки отметим: госдоля Мозырского НПЗ, выставленного на продажу в начале 2014 года, так и не была реализована. В качестве наиболее вероятного покупателя назывались российские нефтяники, однако они не проявили достаточного интереса к активам НПЗ, назвав основным препятствием к осуществлению сделки специфические условия покупки. Белорусская сторона оценила всю стоимость Мозырского НПЗ в USD 4 млрд, присовокупив дополнительные условия: вложение USD 400 млн в модернизацию предприятия; постройка нового кластера НПЗ за USD 1.2 млрд; требование увеличить объёмы переработки на 10 млн тонн в год (с 10 до 20 млн тонн); гарантия сохранения персонала завода. Вопрос о продаже госдоли НПЗ, таким образом, откладывается на неопределённый срок.

Газ

В 2014 году Беларусь импортировала 20.05 млрд м3 природного газа, что на 1% меньше в сравнении с 2013 годом. Среднегодовая цена 1000 м3 газа составила USD 170, что на 2.6% выше цены 2013 года. 7 Как результат, общая стоимость импортированного газа выросла на 1.6% – до USD 3.4 млрд. Тем не менее Беларусь по-прежнему продолжает платить самую низкую цену среди зарубежных потребителей российского газа: для сравнения, в 2014 году средняя цена российского газа на немецкой границе составила USD 371/1000 м3, а цена для Литвы – 484/1000 м3.

Семнадцатого декабря 2014 года подписан договор на транзит российского газа через территорию Беларуси на 2015–2017 годы. Контракт предусматривает условия поставок газа в Беларусь в рамках условий, заложенных в предыдущий контракт: Беларусь импортирует около 22 млрд м3 газа ежегодно с возможностью максимального объёма импорта в размере 24 млрд м3. Кроме того, цена на газ для Беларуси сохраняется на уровне цены Ямало-Ненецкого автономного округа Российской Федерации, что фактически означает снижение среднегодовой цены для белорусских потребителей вследствие девальвации российского рубля с USD 168 до 155/1000 м3.

В апреле 2014 года правительство Российской Федерации приняло решение отложить переход на равнодоходные цены для внутренних потребителей газа, в число которых входила и Беларусь. Ранее переход на равнодоходность планировался с началом 2015 года, но переходный период увеличился на два года – до начала 2017 года. Равнодоходность цен для внутренних потребителей означала бы резкое повышение цены на газ для внутренних потребителей до уровня средней экспортной цены, которая в 2014 году составила около USD 360, и соответствующий рост расходов на оплату поставок газа для Беларуси.

Электроэнергия и тарифная политика

В 2014 году правительство Беларуси начало ликвидацию перекрёстного субсидирования, хотя ранее озвученные планы по полной ликвидации субсидирования электроэнергии не были реализованы. С 1 января 2014 года стоимость газа для юридических и индивидуальных предпринимателей снижена на USD 7.25, для промышленных предприятий – на USD 10. Для крупных промышленных предприятий также снижены тарифы на электроэнергию на сумму в размере 0.5 цента за 1 кВт∙ч, для предприятий химической отрасли – на сумму в размере 3.5 цента за 1 кВт∙ч.

Одновременно с этим произошло снижение тарифов на тепловую энергию для предприятий химической промышленности и производства пластмасс – на 15.8%. Для снижения энергоёмкости ВВП введён повышающий коэффициент на оплату газа и электричества, потреблённых сверх нормы предприятиями с госдолей от 50% и выше. Минимальный повышающий коэффициент установлен на отметке 2, его применение начато с февраля 2014 года.

В 2014 году тарифы на электроэнергию и газ для населения повышались четырежды в соответствии с правилом индексации тарифов, установленным указом президента № 550. В соответствии с правилом, рост тарифов происходит пропорционально росту доходов населения 1 марта, 1 сентября и 1 декабря, а также 1 января на фиксированную величину в USD 5 в рублёвом эквиваленте.

Благодаря изменению тарифов объём перекрёстного субсидирования уменьшился на сумму около USD 250 млн, однако в целом темпы снижения субсидирования оказались достаточно низкими, причём наибольшее снижение тарифов на электричество для промышленности было исключительно секторальным. В 2015 году темпы сокращения перекрёстного субсидирования, предположительно, будут значительно ограничены ввиду экономического кризиса, отразившегося на доходах граждан. Сокращение же объёмов перекрёстного субсидирования исключительно за счёт снижения тарифов для предприятий без повышения тарифов для населения потребует дополнительных субсидий для предприятий.

При этом даже после начала ликвидации перекрёстного субсидирования цены на газ и электроэнергию для белорусских предприятий остаются весьма высокими. Для сравнения: российские предприятия в Смоленской области платят USD 130/1000 м3 газа и 9.7 цента за 1 кВт∙ч, в то время как белорусские – 207 и 13.75 соответственно.

Заключение

Рентабельность белорусской нефтепереработки, ранее генерировавшей значительные доходы для бюджета страны, серьёзно снизилась после введения в России налогового манёвра в нефтедобывающей отрасли и снижения мировых цен на нефть. «Локальный кризис» нефтепереработки очень остро показал зависимость белорусских нефтяников от конъюнктуры цен на нефть и условий её поставок из России. В ближайшие годы белорусской нефтепереработке потребуется серьёзная реформа, направленная на повышение эффективности и рентабельности нефтеперерабатывающих предприятий.

Подтверждение условий предыдущего газового контракта де-факто означает некоторое снижение среднегодовой цены для белорусских потребителей вследствие девальвации российского рубля, в то время как переход на равнодоходные цены, который означал бы значительный рост стоимости поставок, отложен до 2017 года.

Перспективы дальнейшей ликвидации перекрёстного субсидирования в 2015 году остаются неясными по причине углубляющегося экономического кризиса.