Наука и инновации «по законам военного времени»

Андрей Лаврухин

Резюме

В 2014 году попытки руководства страны реформировать науку сошли на нет. Параллельно с этим произошло заметное сокращение доли средств бюджета и внебюджетных фондов в финансировании научно-инновационной сферы. Затраты на технологические инновации перенесены из госбюджета на усмотрение предприятий с использованием их собственных средств, кредитов и займов.

Сокращение финансирования науки неизбежно сказалось на ухудшении ключевых показателей инновационного развития, равно как и на усилении прежнего тренда – оттока наиболее продуктивных специалистов. Уменьшается количество инновационно активных организаций промышленности при удельном росте «ленивых инновационных предприятий», в частности – нефтяной отрасли. На фоне экономического замедления власть делает ставку на усиление мобилизационной модели развития отрасли, которая также близка к ресурсному истощению.

Тенденции:
Общий обзор

На фоне военных действий в Украине, 2014-й год стал для белорусской науки самым спокойным и умиротворённым за последние пять лет. Многолетние попытки руководства страны модернизировать науку сверху, судя по всему, окончательно сошли на нет. В процессе традиционного предновогоднего «разговора президента с учёными» мы уже не услышали ни ультиматумов (как в 2011 году), 1 ни горячих призывов к модернизации науки (как в 2013-м). 2 Президент непривычно скромно просил не о реформе, но лишь об усовершенствовании, 3 причём не всего организма науки, а хотя бы одного её органа – Высшей аттестационной комиссии (ВАК). Таким образом, результат многолетних «реформ науки» свёлся к тривиальной «оптимизации», то есть сокращению прежде всего кадров и государственного финансирования (в 2014 году кадровые потери вышли на «рекордный» уровень).

Позитивные тенденции, связанные с улучшением показателя наукоёмкости ВВП в 2013 году, к сожалению, не нашли своего развития в следующем году. Это обусловило сохранение наукоёмкости ВВП Беларуси ниже установленного международными стандартами критического уровня, а также ниже уровня, предусмотренного Программой социально-экономического развития Республики Беларусь на 2011–2015 годы и Государственной программой инновационного развития на 2011–2015 годы.

К позитивным результатам следует отнести: частичное оживление международного сотрудничества благодаря участию белорусских коллективов в 7-й Рамочной программе Европейского Союза научных исследований и разработок («Горизонт 2020»); сохранение позитивной тенденции представленности результатов научной деятельности белорусских учёных в международных базах данных (рост числа ссылок на статьи в Web of Science и Scopus); сохранение достигнутого в 2012–2013 годах неплохого положения Беларуси в международных рейтингах (по индексу знаний; индексу экономики знаний; количеству заявок на изобретения); по-прежнему динамичное развитие Парка высоких технологий (ПВТ) (темп роста в сравнении с 2013 годом – 148%, рост объёмов экспорта более чем на 30%).

Топ-10 научных достижений НАН Беларуси за 2014 год в области фундаментальных и прикладных исследований: создание новых магнитоплазменных кристаллов; разработка механизма создания твёрдотельных квантовых компьютеров на основе алмаза; разработка нового фазовременного метода распознавания подповерхностных объектов при импульсной радиолокации; обнаружение нового маркера опухоли щитовидной железы; расшифровка пространственной структуры важнейшего мембранного гемопротеида человека; обнаружение полиморфных вариантов маркеров для выявления предрасположенности к остеопоротическим изменениям; открытие причины остановки дыхания у пациентов с диагнозом обструктивного апноэ сна; создание многопараметрической вероятностной модели для оценки вторичного перераспределения радионуклидов в естественных экосистемах в результате лесных пожаров; установление ультраструктурных признаков раннего поражения клеток миокарда; установление эффективности комплексов, включающих полиамидоаминные и фосфорные дендримеры, связанные с рибонуклеиновыми кислотами, для генетической терапии злокачественных новообразований.

Финансирование: переход на «сухой паёк»

Внутренние затраты на научные исследования и разработки (в процентах от ВВП) незначительно увеличились (на 0.3% по сравнению с 2013 годом), прежде всего, за счёт небольшого увеличения бюджетных средств (на 4.0%) и средств внебюджетных фондов (на 0.4%). Однако их доля по-прежнему остаётся на уровне 0.69% от ВВП, что на 0.3% ниже в сравнении с «тучным» 2007 годом и существенно ниже аналогичного показателя в развитых странах (Литва – 0.92%, Польша – 0.77%, Австрия – 2.75%, Германия – 2.84%, Финляндия – 3.78%), а также у ближайших соседей, вовлечённых в затратные военные действия (Россия – 1.12%, Украина – 0.73%).

Сохраняется тренд в изменении структуры внутренних затрат на научные исследования и разработки (по источникам финансирования): продолжает уменьшаться доля средств бюджета (за последние 8 лет снижение на 9.5%), средств внебюджетных фондов (снижение на 4.4%) и средств других организаций (снижение на 3.2%) на фоне увеличения доли собственных средств (на 9.4%), средств иностранных инвесторов (на 1.6%) и прочих ресурсов (на 7.1%). Очевидно, что небольшое положительное сальдо (в 1.0%) не сможет компенсировать девальвацию национальной валюты и вымывание собственных средств (тенденция их уменьшения в абсолютных числах сохраняется). В структуре внутренних текущих затрат на научные исследования и разработки наибольший дефицит финансирования ощущается в секторе фундаментальных научных исследований: удельный вес такого финансирования медленно, но верно снижается (на 2.3% по сравнению с 2010 годом). 4

Примечательно, что воюющие стороны – Россия и Украина, – как в актуальном финансировании, так и в своих планах на ближайшее развитие научно-инновационной сферы, предполагают существенное увеличение доли и объёмов госфинансирования, в то время как сохраняющая нейтралитет мирная Беларусь, судя по всему, переводит науку на суровый сухой паёк «по законам военного времени».

Кадровые потери: за ценой не постоим?

В 2014 году нашли подтверждение слова президента о «самой тяжёлой профессии учёного»: за последние два года численность персонала, занятого научными исследованиями и разработками, достигла рекордно низкой отметки (28 тыс. чел.). Ниже она была лишь в конце 1990-х годов. Вклад в столь низкий показатель численности внесла, прежде всего, категория исследователей (более 1 тыс. чел., или более 5% в сравнении с 2012 годом по данной категории). Это означает, что белорусскую науку покидают наиболее продуктивные специалисты, востребованные на рынках сопредельных государств. Львиную долю убыли составляют специалисты без научной степени и специалисты со степенью кандидатов наук.

Примечательно, что начиная с 2011 года из белорусской науки уходят не только мужчины, но и женщины, уровень терпимости которых к низким зарплатам и отсутствию перспектив самореализации традиционно выше, чем у мужчин. Не менее показательно, что убыль имеет место во всех областях науки. Самые высокие показатели убыли – в технических и естественных, самые низкие – в гуманитарных науках. Убыль коснулась практически всех возрастных групп (в наибольшей степени группы 40–49 лет), за исключением одной (60–69 лет), которая незначительно увеличилась. Территориально сокращение численности персонала произошло за счёт преимущественно Минска и Минской области (2/3 убыли).

Ситуация усугубляется тем, что проявившаяся тенденция увеличения численности аспирантов, достигнув пика в 2011 года, также пошла на спад. В настоящий момент сокращение численности персонала не компенсируется даже потенциальными исследователями, то есть под вопрос поставлена ресурсная база кандидатов наук. В то же время структура персонала, занятого научными исследованиями и разработками, по удельному весу категорий изменилась незначительно: почти 2/3 составляют исследователи, менее 8% – техники, менее 1/3 – вспомогательный персонал. 5

Инновации в текущих условиях: доминирование «ленивых инновационных предприятий» нефтяной отрасли

Истекший год не смог переломить наметившихся в 2012–2013 годах негативных тенденций в инновационной сфере. Коэффициент изобретательской активности (число патентных заявок на изобретения, поданных в Беларуси, в расчёте на 10 000 чел. населения) продолжал снижаться. 6 Заметное сокращение количества зарегистрированных патентов произошло как за счёт национальных заявителей, так и за счёт патентов, зарегистрированных на иностранных заявителей.

Продолжает уменьшаться количество инновационно активных организаций промышленности: более чем на 7% по сравнению с 2011 годом. Доля таких организаций в общем количестве обследованных организаций промышленности упала более чем на 2% по сравнению с 2012 годом. 7 Как и прежде, сокращение произошло преимущественно за счёт ключевых для развития инноваций организаций, а именно: проводящих исследования и разработку новых продуктов, услуг и методов их производства (передачи), новых производственных процессов, осуществляющих производственное проектирование и т. п.

На фоне сокращения предприятий-драйверов инновационного развития наблюдается рост «ленивых инновационных предприятий», импортирующих инновационные машины, технологии, оборудование и компьютерные программы из-за рубежа. Доминирование таких предприятий в сфере промышленности приводит к выпадению невостребованных исследовательского и кадрового инновационного звеньев из инновационного цикла.

Территориальное распределение инновационно активных предприятий по-прежнему неравномерно: расположены они преимущественно в трёх областях – Витебской, Гродненской и Минской. Подавляющее большинство затрат на инновационные технологии приходится на предприятия обрабатывающей промышленности, занимающиеся производством нефтепродуктов, прочих неметаллических минеральных продуктов, а также производством транспортных средств и оборудования, машин и оборудования. Примечательно, что при этом самые высокие затраты на организационные инновации имеют место в совершенно других отраслях обрабатывающей промышленности: химической, производстве электрооборудования, электронного и оптического оборудования, производстве пищевых продуктов.

Большинство затрат на инновации покрываются из собственных средств, что в условиях их вымывания (в силу экономического кризиса в регионе) негативно сказывается на последовательных инвестициях в развитие инноваций. Более того, объём финансирования затрат на технологические инновации в сфере промышленности год от года лишь сокращается. Налицо вырождение института инновационных фондов (как республиканского, так и местного уровней). Относительно небольшой рост финансирования затрат на технологические инновации наблюдается лишь в сфере услуг, при этом организации сферы услуг на протяжении ряда лет практически не используют средства местных бюджетов.

В качестве позитивного момента следует отметить относительно небольшое уменьшение числа инновационно активных предприятий в сфере услуг. В то же время среди указанных организаций растёт количество тех, кто проводит маркетинговые исследования, связанные с технологическими инновациями в сфере услуг; осуществляет производственное проектирование, другие виды подготовки производства для выпуска новых продуктов, внедрения новых услуг или методов их производства (передачи); обучает и готовит персонал, связанный с технологическими инновациями в сфере услуг.

И тем не менее общий негативный тренд в сфере инноваций проявился в том, что уже к концу 2014 году сохранявшийся на протяжении 2013 и первых кварталов 2014 года высокий удельный вес инновационной продукции в общем объёме отгруженной продукции промышленности начал снижаться. В наибольшей степени снижение затронуло инновационную продукцию, которая экспортировалась в страны вне СНГ.

«Шарашка учёных» 2.0?

Двадцатого марта 2014 года на заседании Президиума НАН Беларуси одобрена концепция «Беларусь-2020: наука и экономика» (протокол № 3). В ней воспроизведены уже сформулированные в других документах приоритеты научно-инновационной политики на ближайшее будущее: развитие государственной системы единой научно-технической экспертизы, организуемой ГКНТ; внедрение новых механизмов финансирования научных разработок (кредитных, венчурных, трастовых и т. п.) на основе анализа их эффективности с применением зарубежного опыта; повышение степени коммерциализации завершённых исследований и разработок, в т. ч. выполненных с финансированием за счёт бюджетных средств; широкомасштабное внедрение автоматизированных интеллектуальных систем поддержки научно-исследовательского процесса и управления им. 8 Учитывая кризис в экономике и дальнейшее сокращение ресурсов, выделяемых на науку и инновации, власть делает ставку на усиление мобилизационной модели развития.

Показательна в этом отношении политическая и идеологическая инструментализация общественно-политических и гуманитарных наук. Документ предписывает «сконцентрировать усилия учёных-обществоведов на обобщении опыта существования суверенной Беларуси, выделении, систематизации и использовании в идеологической работе накопленного исторического материала для консолидации общества … популяризации исторического наследия как основы патриотического воспитания граждан».

Проблема, однако, заключается в том, что ныне существующая мобилизационная модель уже вплотную приблизилась к точке ресурсного истощения. В этой ситуации возможны три сценария развития на ближайшее будущее: (а) медленная затяжная стагнация; (б) существенное повышение «болевого порога» мобилизационной модели (прямой путь к советской «шарашке»); (в) путь структурных инновационных реформ. Учитывая инерцию колеи развития (path dependence) последних 10–15 лет, наиболее вероятен смешанный сценарий из (а) и (б).

Заключение

В Беларуси в условиях провалившихся модернизационных реформ научной и инновационной сфер, на фоне экономического кризиса в регионе, власти запускают сценарий более жёсткой мобилизационной модели развития. По сути, этот сценарий возрождает советскую модель «шарашки учёных», блокирующую развитие наукоёмкой инновационной экономики.

Сокращение средств бюджета, выделяемых на науку и инновации, непродуманная инфраструктурная политика и усиление дисциплинарного контроля превращают государство в жандарма, бездумно и неэффективно эксплуатирующего финансовые, интеллектуальные и институциональные ресурсы. Злоупотребление административным ресурсом без адекватного масштабу и глубине реформ финансирования, серьёзных изменений в инфраструктуре и способах управления неизбежно приведут – в условиях облегчённой трудовой миграции в рамках ЕАЭС – к дальнейшему интенсивному оттоку квалифицированных кадров, что существенно снизит научно-технический потенциал страны и станет серьёзным барьером на пути инновационного развития Беларуси.