Материалы на тему «Беларусь-Россия»

Контроль качества нефти: это возможно?

Российская сторона заинтересована максимально минимизировать финансовые выплаты «живыми» деньгами, поэтому будет стремиться нарастить поставки нефти в Беларусь.

Каким образом не пустить Беларусь в ЕС и НАТО после Лукашенко?

События показывают, что белорусский правящий класс расценивает внутренние угрозы серьезней, чем внешние, в целом понимая угрозы, связанные с Россией.

Всесоюзное государство многовекторного развития братских народов

20 лет – достаточно длительный период для того, чтобы оценить пройденный путь и попытаться спрогнозировать, какие варианты его продолжения наиболее вероятны.

Движение по встречной полосе

Проголосовав за возврат в прошлое, «большинство» одновременно проголосовало и за отказ от сменяемости власти в будущем.

Можно допустить, что по поводу выдачи Баранчика начнутся разного рода проволочки с выставлением явных или, что более вероятно, скрытых условий. Соответственно, выдача может стать итогом некоего торга.

Новая налоговая политика стимулирует российские вертикально-интегрированные компании уходить от нефтепереработки и наращивать прямой экспорт нефти, что вряд ли радует российское руководство.

У белорусской «трубы» есть резерв для реверсной поставки нефти из Польши в Украину. Если, конечно, белорусская сторона подключится к этому проекту. Но непонятно, как Россия отреагирует на участие Беларуси в снабжении Украины польской нефтью.

 Какими бы ни оказались конечные ставки экспортных пошлин, за их снижение все равно кто-то должен заплатить: либо потребители, либо бюджет, либо нефтяники. Для всех участников этого процесса эта плата будет довольно болезненной.

Все постсоветские годы Беларусь, как и другие страны СНГ, готовилась к войне не в том направлении. Сегодня акцент на западной военной угрозе выглядит довольно архаично.

Судя по всему, Украина уступила свое первенство Беларуси, хотя именно здесь был подготовлен пилотный проект. За ней следовали Казахстан, Армения, Приднестровье и лишь потом – Украина.

Cомнительно, чтобы Минск так уж жаждал влезть в разборки России и НАТО. Хотя, если ситуация пойдет по пути обострения, на желания и интересы Минска внимания в Кремле обращать не будут.

Вероятно, руководствуясь тенденцией увеличения объемов производства молока, российское «Союзмолоко» начало снова поднимать вопрос о введении ограничений в отношении белорусской продукции.

Для Беларуси риски от сохранения поквартального режима торговли с «волошинскими либералами» вполне сравнимы с рисками от вероятной монополизации поставок нефти «сечинскими силовиками».

Похоже, ситуация повторяется. Правда, на этот раз выторговать отмену экспортных пошлин на год раньше старта очередного этапа интеграционного объединения – ЕЭС – А. Лукашенко не удалось.

По имеющимся данным, при подписании нефтяного баланса-2014 в Беларусь Москва на этот раз хочет получить реальные гарантии по реализации 5 объявленных интеграционных проектов.

Белорусская сторона рассчитывает, что в новом документе, подписанном в формате «тройки», положение о перечислении экспортные пошлин на нефтепродукты в российский бюджет будет исключено.

Несмотря на благосклонность белорусского руководства и желание И. Сечина иметь свой завод в Беларуси, сделка по покупке этого актива вряд ли будет быстрой.

Если в канун подписания судьбоносного Договора о создании ЕЭС А. Лукашенко затеет публичный торг о переделе общего нефтяного пирога, Кремль окажется в непростом положении.

Пакуль будзе заставацца статус кво ў адносінах стаўлення ўлады да прыватнай уласнасці, у Беларусі не будзе адказных грамадзянаў з “вялікай літары”, гаспадароў свайго дому.

Вікторыя Грынеўская

Примерно по 20 млн долларов в сутки теряет наша страна, и пока Баумгертнер гостит у нас, переговоры по нефти, кредитам и калию с мертвой точки вряд ли сдвинутся.

После смены стратегии поставок нефти в Беларусь ряд российских нефтяных компаний могут потерять доступ к премиальному для них белорусскому направлению.

Деньги есть, только стоит вопрос, на что и как они расходуются. Дожинки проходят регулярно – проблема в приоритетах государства. Национальная оборона в Беларуси приоритетом не является.

Концепция внешней политики определяет Запад в качестве союзника России. Говорить о каком-то вероятном конфликте в нашем регионе на текущий момент не приходится. Соответственно, нет чистой оборонительной необходимости в этой базе.

Заявление гендиректора КАМАЗа – это сигнал о серьезной заминке по многим направлениям российско-белорусского взаимодействия.

Беларуси не удастся арестовать Сулеймана Керимова, как не удастся получить возмещение предполагаемого ущерба по «калийному делу». А вот репутационные издержки этого конфликта будут велики.

Сентябрьское ограничение поставок пока является лишь предупредительным «выстрелом» для Беларуси, – в случае дальнейшей эскалации калийного конфликта со стороны РФ могут последовать более жесткие шаги.

Арест гендиректора «Уралкалия» Баумгертнера актуализирует вопрос – кто же виноват в том, что менеджмент Белорусской калийной кампании фактически сработал на «Уралкалий».

Компания «Беларуськалий» продемонстрировала, что не готова вступать в информационные боевые действия против «акул бизнеса» из «Уралкалия» и заняла выжидательно-оборонительную позицию.

На фоне удешевления угля и появления конкурента в виде сланцевого газа, спасти Россию от дальнейшего падения доли на рынке может только новый Малый ледниковый период.

Поскольку российские власти приняли решение установить эмбарго на рост цен на энергоносители, в том числе и на газ, белорусское руководство также может рассчитывать, что цены на газ для Беларуси на 2014 г. могут быть немного «приморожены».

«Белорусский ежегодник – 2012» в html постатейно. Авторы в развитии тенденций в большинстве секторов общественно-экономической жизни страны отмечают попытку властей вернуться к прежним, изжившим себя рецептам при одновременном сужении зоны ответственности государства.

Последние месяцы характеризуются замедлением роста ВВП. Главной причиной данной тенденции стало снижение объемов промышленного производства.

Большинство предпочитает «строго» количественные подходы. Например, размышляют что будет, если каждый китаец даст каждому белорусу по юаню. Лучше по два.

Если не удалось завоевать альтернативные рынки раньше, то вряд ли это получится в спешном порядке, когда продукция уже находится на складах.

При любом раскладе рецессия фактически означает форсированную «интеграцию» в ее постсоветском смысле, ибо интеграция здесь – это приостановка формирования инфраструктур государства.

С вступлением России в ВТО и началом работы Таможенного союза наблюдается разнонаправленная динамика и между основными 15-ю товарными группами, и внутри самих укрупненных товарных групп, составляющих основу белорусского экспорта в Россию.

Импорт из России носит сырьевой характер. 6 товарных групп формируют 80% всего импорта из России. Экспорт в Россию носит более диверсифицированный характер. 15 групп формируют 80% экспорта.

Долгосрочная зависимость от газового монополиста в перспективе затрудняет возможность диверсификации направлений закупки газа и жестко привязывает к монопольным условиям формирования цены на газ.

В данном случае интересно проследить связь между масштабными дотациями и ростом богатства. Или отсутствием такового роста, как в нашем случае.

Даже если Миллеру удастся в ближайшее время отстоять свои позиции, успех проекта «Ямал-Европа-2», на который также рассчитывает белорусская сторона, остается призрачным. Финансирование под этот проект найти будет непросто.

В зависимости от того, как быстро будут продвигаться эти проекты к финишу, теперь будет зависеть и степень финансовой лояльности России к Беларуси.

Москве все же важно иметь в своих руках нефтяную задвижку, – на всякий крайний случай, чтобы союзник не «соскочил» с уже намеченного курса. Хотя обе стороны прекрасно понимают, что сделать это уже невозможно.

«Отчитались о поставках на 15 новых рынков. Но толку. 0,1% от общего экспорта», – признал сам Александр Лукашенко. Но планируем бурный рост экспорта в никуда и все тут.

Если со стороны Беларуси во всех крупных проектах контрагентом выступает государство, то со стороны России – как правило, частные компании. Конфликт интересов предсказуем.

Может быть, белорусская сторона хочет сыграть на опережение и создать собственную структуру для торговли NPK-удобрениями?

Если Минск будет более сговорчивым и продемонстрирует на практике более глубокий уровень интеграции и кооперации с российским бизнесом в стратегических отраслях, Россия открутит нефтяной краник в нужную сторону.

Путин будет показательно рассуждать об Таможенном союзе, Едином экономическом пространстве, о выгодах, связанных с унификацией правил, тарифов и т.д., а «главные»вопросы дипломатично обойдет стороной.

Идея Полесской автономии была бы и далее всемерно поддержана Россией, становясь тем сепаратистским очагом, который по примеру Крыма в Украине, позволили бы ослабить белорусскую государственность.

В российской прессе последнее время становятся популярны сюжеты об авариях и неполадках на белорусской «Дружбе» – это прямиком отсылает к ситуации 6-летней давности.

В качестве ответных уступок может быть потребован какой-либо белорусский актив или несколько активов, с некоторой уступкой по цене от первоначально заявленных требований.

Белорусская «Дружба» находится в хорошем техсостоянии и, с точки зрения логистики, весьма привлекательна для российских экспортеров нефти. Но запуск БТС-2 в значительной степени обесценил эти традиционные белорусские козыри.

Все «нападки» на Беларусь сводятся преимущественно к моральному осуждению и не ведут к каким-то практическим последствиям. Поэтому и поддержка носит исключительно вербальный характер.

Риски создания ЕЭП в условиях разноскоростной интеграции будут возрастать, а диспропорции в экономическом и социальном развитии стран-участниц ТС будут только увеличиваться.

В силу царящих в российской элите настроений настоящий период рассматривается как последний шанс на успех интеграционных проектов на постсоветском пространстве.

...достигнуто это будет за счет усиления зависимости от Российской Федерации, ускорения темпов инфляции, снижения курса национальной валюты и возникновения дополнительных проблем на предприятиях и в домашних хозяйствах.

Хотя реакционный синдром в политике действующего политического режима сегодня как никогда велик, главные задачи правящей элиты исключают возможность длительного продвижения России в данном направлении.

Не имея иных возможностей хоть как-то повлиять на строптивого партнера, Россия опять взялась за нефтяной рычаг. Но это, скорее, не повод для очередной нефтяной войны, а красноречивый сигнал партнеру быть посговорчивее в важном для России вопросе.

Особенно малосодержательной представляется эта встреча на фоне практически одновременно прошедших в Сочи переговоров Владимира Путина и Александра Лукашенко.

Вопрос целесообразности передачи ряда регулирующих функций новому калийному трейдеру остается одним из чувствительных для белорусского руководства. У профильных белорусских чиновников нет единой точки зрения на этот счет.

Сложно создать единую структуру из сахарных заводов, которые работают по принципам советского госплана, и российских производителей, которые работают через сотни различных трейдеров.

При вступлении России в ВТО отечественное сельхозмашиностроение станет одной из проигравших национальных отраслей, ибо импортные пошлины на эту продукцию существенно снизятся.

В результате усиления конкуренции со стороны иностранных компаний может произойти снижение объемов белорусского экспорта в Россию и Казахстан.

В соответствии с базовым нефтяным соглашением, подписанным между Россией и Беларусью в рамках создания этого проекта, пошлины на разбавители-растворители не предусмотрены.

Второй парадокс не столь очевиден. Он вполне укладывается в формулу: за один год в России меняется все, за двести – ничего.

Однако вовсе не девальвационный эффект стал ключевым фактором, оздоровившем внешнеторговое сальдо Беларуси.

Предчувствия возможного распада России опираются на прочный исторический фундамент. Только в прошлом веке Империя распадалась дважды: в 1917 и 1991 годах.

Возможно, по замыслу властей, «растворительно-рабавительный» бизнес должен был хоть как-то компенсировать понесенные белорусской стороной потери.

Хватит ли у России политической воли и настойчивости, чтобы затянуть в ВТО достаточно строптивого партнера по «тройке», каким является Беларусь, большой вопрос.

Если кто забыл,  в этом году в январе разгорается скоротечная нефтяная война. Республика Беларусь лишается льготных поставок нефтепродуктов. И тут же падают объемы экспорта растворителя.

Дотации – это хорошо, но без реформ и модернизации экономики они лишь замедляют упадок и деградацию реальной экономики, и не более того.

На данном этапе слабо верится в то, что российских олигархов можно сориентировать на сценарий экспорта минеральных удобрений, предложенных А. Лукашенко.

Аргумент ухода от возможных санкций в отношении белорусской продукции через новую юрисдикцию БКК в Швейцарии может использоваться как ход российского акционера, – чтобы убедить белорусскую сторону принять нужное решение.

Заходнерусісты праваслаўнай плыні грунтуюцца больш не на палітычных, этнічных канцэптах, а, хутчэй, на Праваслаўі, дзе гістарычныя даследаванні, галоўным чынам, спрыяюць рэабілітацыі Праваслаўя і яго гістарычнай ролі.

Инициаторы нынешней идеи строительства нового НПЗ в Беларуси, вероятно, полагают, что льготные условия нефти и углеводородного сырья в ЕЭП будут существовать вечно, коль замахнулись на реализацию столь масштабного проекта.

Обострение экономических проблем, которое неизбежно ждет восточного соседа Беларуси, только усилит авторитарный вектор в его политике. Так было всегда в российской истории.

Если будет распад России, то это означает снижение уровня российского экспансионизма в регионе. И это может создать благоприятные условия для интеграционных проектов с различными странами.

Перспективы проекта выглядят очень туманно, несмотря на сильную мотивацию «Энергоконнекта» и его стремление выступить в роли инвестора строительства энергосетей в направлении Европы.

Россия получала от Беларуси в обмен на получаемые ресурсы анестезию фантомных имперских болей. Беларусь имитировала продолжение существования уже исчезнувшей империи.

Пока разговор может идти о не самых значительных шагах, шагах скорее символического плана, которые призваны обозначить переход от принципа «око за око» к принципу «уступка за уступку».

Большинство людей в любой стране живут повседневными заботами, и лишь в условиях чрезвычайной ситуации возможна мобилизация на основе общественно значимых идей и ценностей.

Таким образом, экономическое подчинение Москве выбрано белорусским руководством как меньшее зло по сравнению со вполне вероятным коллапсом экономики.

Правда, пуэрториканцы имеют право печатать почтовые марки, бороться за титул «Мисс Вселенная» и, самое главное, выставлять свои команды для участия в различных международных соревнованиях, включая Олимпийские игры.

Правительству желательно прогнозировать свои действия и на тот период, когда партнеры потребуют плату за предоставленные льготы. И очень желательно сохранять на тот момент свободу маневра.

Пераход ва ўласнасць расейскага капітала беларускіх прадпрыемстваў, інтэграцыя ў рамках Еўразійскага саюза на ўмовах Расеі значна аслабіць пазіцыі беларускага прэзідэнта і знішчыць магчымасці для захавання палітыкі папулізма.

Уже сейчас очевидно, что споры и конфликты на пути реализации 17 соглашений ЕЭП – экономической базы нового интеграционного объединения – впереди. А самая главная проблема – разноскоростной формат вступления в ВТО ее членов – уже запрограммирована.

Получив солидные газовые бонусы за продажу «Белтрансгаза» и за интеграцию в ЕЭП, белорусские власти пока оценили только пряники этой сделки. Все остальные «прелести» договоренностей еще предстоит прочувствовать.

Братской поддержки будет хватать ровно настолько, чтобы никому и в голову не приходило предлагать реформы, и ровно настолько, чтобы жизнь белорусов не выглядела привлекательной для россиян.

Сформирован союз автократов пока что трех постсоветских государств во имя увековечения власти в их руках и гарантирования ее передачи «своим людям».

За 2 недели до запуска ЕЭП – очередного этапа глобального российского проекта под названием Евразийский экономический союз – Беларусь и Россия сняли последнюю серьезную проблему в двусторонних отношениях – нефтяную.

Cледующий президентский срок Путина пройдет менее гладко, нежели предыдущие. Однако отсюда не следует, что это серьезно скажется на интеграционных позывах Кремля.

Россия заметно либерализировала условия выдачи кредита для строительства АЭС в Беларуси. Это обусловлено, скорее всего, форсированием работ по строительству новой АЭС в Литве.

Затянувшиеся на год тяжелые переговоры по условиям поставки газа в Беларусь четко продемонстрировали Кремлю: если он не примет белорусские условия, А. Лукашенко не поставит свою подпись под пакетом документов по дальнейшему развитию интеграционных устремлений Москвы.

Переодевание руководителей облисполкомов в форму «генерал-губернаторов» можно расценить как символическую присягу новой власти со стороны региональных предводителей дворянства, которое вынуждено перекрашиваться в цвета новой власти.

В перспективе реальное «оппортунистическое» содержание может быть вытеснено тем, что сегодня воспринимается как декларации. Регион Восточной Европы может претендовать на внимание политиков и бизнесменов в качестве сферы приложения силы.

Особенно умиляет фраза «Евразийский союз будет строиться на универсальных интеграционных принципах как неотъемлемая часть Большой Европы, объединенной едиными ценностями свободы, демократии и рыночных законов».

Возможность беспрепятственного трудоустройства белорусов в России (которая существовала и до подписания документов по созданию ТС) скрепляет Беларусь и Россию значительно сильнее, нежели рассказы об общей истории и сотрудничество в военной сфере.

Если БТС-2 действительно будет расширена, то извлекать нефть из «Дружбы» российской «Транснефти» все равно придется.

Единственно, тот лишится иллюзий, что можно попытаться сыграть на неких противоречиях между «тандемократами». Если таковые иллюзии у него, разумеется, до настоящего времени еще сохранились…

Революционная ситуация, так сказать, налицо. Низы и верхи, меняясь местами, входят в неразрешимые противоречия.

Сторонам предстоит договориться не только о размере понижающего коэффициента для Беларуси, но, что особенно важно, также по поводу базовой цены, по отношению к которой этот коэффициент будет применяться.

Стремительность развития событий наводит на мысль, что операция задумывалась Москвой как блицкриг.

Официальный Минск предпринимает активные попытки использовать альтернативные возможности для привлечения валюты. Правда, опять же, под калийные возможности.

Перед Газпромом в полный рост замаячила перспектива пересмотра исторических принципов ценообразования, чем может воспользоваться и Беларусь.

Во всех слоях российского общества по-прежнему ощущается сильная тоска по развалившейся империи, и исключать возможность использования такого пиара было бы неправильно.

Представляется, что белорусская политическая элита поэтический образ «умом Россию не понять» восприняла как руководство к непосредственному действию – зачем понимать, если обхитрить можно.

В целом «Внешнеполитический индекс» за апрель-май сигнализирует о тенденции к «схлопыванию» многовекторной белорусской политики. Векторы отношений с большинством стран ослабли, что говорит о стремлении Беларуси к самоизоляции.

Судя по всему, белорусская сторона постарается отложить сделку с Беларуськалием – главным активом страны, представляющим собой курицу, несущую золотые яйца, – на максимально длительный срок.

За болтовней о «единственно верной экономической политике» у нас прозевали момент, когда в стране политика исчезла как таковая, как сфера борьбы групп и группировок.

Что может убедить Назарбаева помочь белорусскому коллеге? Казахскому лидеру тоже может потребоваться союзник в возможных спорах с Россией. Ведь в постсоветских интеграционных структурах, и без того контролируемых Россией, каждый такой строптивый оппонент Кремля неоценимо важен.

Дефицита нефтепродуктов в России не было 15 лет. Теперь он возник из-за того, что власти попытались с помощью административного ресурса сдержать рост цен.

Но, самое главное, Таможенный союз – это политический союз, где  Россия требует выполнения следующего правила: как в Кремле решено, так и будет.

«Морковки» заменят на «кнуты», если наш президент не продемонстрирует сговорчивости и добровольно не перейдет к «четвертому» уровню интеграции.

Он хочет войти в историю президентом, при котором Беларусь обзавелась мирным атомом. А за политические амбиции можно платить любые средства.

Если Москва примет решение понизить предельную ставку экспортной пошлины на нефть с 65% до 60%, то лишит Беларусь значительной доли российских дотаций от переработки нефти.

Беларусь прогнозировала, что новые условия импорта российской нефти позволят увеличить поступления в бюджет от нефтепереработки в этом году до 2 млрд USD. Однако уже очевидно, что этот сценарий дал сбой.

С каждым арестованным студентом или иным молодым человеком Александр Лукашенко отдаляется от Европы не меньше, чем на год. А их-то – шесть сотен.

Скорее, Россия воспользуется ситуацией и вынудит «самого суверенного» президента на всем постсоветском пространстве к позорной капитуляции (вначале в экономической сфере, потом в политической).

При всей видимости «братских» отношений накал «на разрыв» стал расти с каждым днем. И единственным путем для Лукашенко становилась Европа.

Белорусская сторона в спешном порядке ратифицировала пакет документов по созданию Единого экономического пространства Таможенного союза.

С перемещением вопроса о признании белорусских выборов ЕС в разряд неопределенных становится интересной позиция России, которая получает неожиданный подарок.

Mожет быть, именно разочарование, связанное с якобы уже наступившей «определенностью» итогов избирательного сезона, служат хорошим мотивом приглядеться к изложенному в работе материалу внимательней.

Cитуация в отношениях с Россией является самым важным насущным вопросом, заставляющим инвесторов не торопиться и трезво взвешивать все за и против.

Таким образом, решение большинства значимых проблем де-факто переходит от официального лидера на другие уровни управления.

Как утверждают эксперты, сами НПЗ могут вскоре стать такими же дотационными, как любой колхоз. Это обстоятельство говорит и о деградации всей экономики страны.

Со временем придется просить деньги на утилизацию нашего «фамильного серебра». Как в свое время было с вооружением, боеприпасами, а ныне с произведенными в неимоверных количествах пестицидами.

Предложенный Россией механизм взимания ренты выглядит уж больно прямолинейным, и белорусская сторона вряд ли примет эти условия. Что может стать стопором на пути создания нового интеграционного проекта Москвы на постсоветском пространстве.

С отдельными заключениями, сделанными в публикации, трудно не согласиться. Например, что в сегодняшней Беларуси сместить главу государства таким образом, как это произошло в апреле в Кыргызстане, нереально.

Часам забываецца пры абмеркаваньні беларуска-вэнэсуэльскіх стасункаў, якое ў выніку сканчаецца спэкуляцымі аб прыватным сяброўстве двух «дыктатараў», што Вэнэсуэле краем патрэбныя ад Беларусі прынамсі тры рэчы.

Разумеется, если не обращать внимания на принципиальные мелочи, то можно перевести сентенции Лукашенко на родную мову и говорить – вот он, современный Позняк.

Российские задачи в отношении Беларуси сегодня сводятся в первую очередь к внутриполитическим: главным образом российскому руководству надо легитимировать в глазах собственного населения свою белорусскую политику.

На Беларусі ў царкоўных справах сыйшліся дзве юрысдыкцыі - свецкая Прэзідэнта і духоўная Патрыярха Кірыла, дзве юрысдыкцыі, якія раней гарманічна спалучаліся, пачалі даваць шчыліну.

Но в Кремле сочли более целесообразным не деносировать Союзный договор, а принудить к этому самого его создателя – Александра Лукашенко.

И задача, которую ставят перед собой на К.Маркса, 38, организовывая массовые пресс-шоу для российских журналистов, и заключается в том, чтобы выйти за пределы традиционных границ влияния белорусских СМИ. Однако здесь и возникает проблема.

Очередная попытка Москвы создать новое интеграционное объединение на пространстве бывшего Союза под названием Таможенный союз может потерпеть фиаско.

В 2011 г смягчающего коэффициента уже не будет. Это означает, что Беларусь должна будет покупать газ по ценам, сравнимым с европейскими (минус таможенная пошлина в 30% и транспортные издержки).

Регенерация в экономике хорошо совмещается с новым политическим курсом. Но не с реанимацией старой модели. Но пока элиты думают про выборы. Им кажется, что они станут предпосылкой новой истории страны. А это не так.

На радость постсоветским индустриалам имеется в российско-белорусском обмене машины и техника. Наши первые пять позиций экспорта более «умные» нежели российские экспортные потоки на Беларусь.

На днях Польша разрешила провести у себя Всемирный конгресс чеченского народа, по московским меркам – «сепаратистов». Для Кремля этот поступок более оскорбителен, чем гипотетическое «создание конкуренции» некоему пророссийскому кандидату.

Они – власть белорусская – просто не ожидали, что позиция Кремля будет настолько резкой. Поэтому не успели всех нас зачистить.

В нефтяном торге белорусская сторона должна предоставить российской стороне убедительные доказательства того, что объем потребления нефтепродуктов на внутреннем рынке действительно увеличился.

Появление сведений о возможной открытой экономической конфронтации между РФ и Белоруссией – инициатива Москвы, направленная на «продавливание» Лукашенко. Исчерпав все основные политико-экономические ресурсы в деле «вразумления» лидера «братской республики», Москва сделала ставку на жесткую информационную кампанию.

Центр политической конъюнктуры России

Некоторые политики, партии, увидели в конфликте правящих команд России и Беларуси не новые возможности, а угрозы, и объявили, что у них появился новый политический противник – пророссийский кандидат в президенты.

Проект строительства Белорусской АЭС еще недавно казался едва ли не самым реалистичным на фоне аналогичных дискутируемых проектов в соседних странах. Однако теперь даже профильные чиновники в неофициальном общении не скрывают скепсиса в отношении его перспектив.

Потерянное доверие – а кризис белорусско-российской коммуникации в первую очередь является кризисом доверия – в принципе не может быть восстановлено одной простой встречей.

Таким образом, куда не глянь, а изменения в системе кажутся неизбежными. Но изменения в системе не обязательно означают изменения во власти, хотя это и желательно.

Все эти годы Беларусь в определенном смысле оставалась дотационным регионом, неоформленным объектом Российской Федерации, которая тоже не рассчитала своих возможностей.

Газовый конфликт с Россией в конце июня 2010 г. ознаменовал собой начало избирательной кампании Лукашенко. Ситуация, в которой проводится эта кампания, является уникальной. Впервые за долгие годы отсутствует активная поддержка главного спонсора белорусской модели – Российской Федерации.

Проблема в том, что пока ни один из оппозиционных кандидатов в президенты не предложил свой проект отношений с Россией, который был бы альтернативным проекту Лукашенко.

Полагаю, «победа» в Беларуси останется за отечественными СМИ, и если бы социологический опрос был проведен в ближайшие дни, то мы, скорее всего, стали бы свидетелями очередного «исторического минимума».

Оценка сложившейся ныне в белорусско-российских отношениях ситуации приводит к выводу, что в Минске окончательно поставили крест на возможности улучшения личных взаимоотношений с кремлевским дуумвиратом.

Границы для наших товаров враз не откроются, деньгами нас в одночасье не завалят, да и вообще, вряд ли что мгновенно поменяется к лучшему после очередной, пусть не признанной, но «элегантной победы».

Мы не можем сегодня прыгнуть, как бы этого ностальгически ни хотелось, к российско-украинской дружбе. Мы должны притормозить, сформировать дистанцию, убрать враждебность, и далее, зафиксировавшись на этой точке, начинать выстраивать нормальные отношения и учиться сотрудничать.

В середине недели уже Минск выставил Газпрому ультиматум. Получилось опять же не убедительно, поскольку вторично. Вышла, по сути, калька московских требований.

Со стороны и правда кажется, что Москва с Киевом элегантно «развели» белорусского партнера почти на 25 млрд. кубометров газа в год, оставив Минск с уплаченным долгом «Газпрома» и вероятно опустевшей трубой.

Видимо, неслучайно через четыре дня после возвращения белорусского президента из российской столицы, Д. Медведев объявляет Беларуси газовый ультиматум. В ходе предыдущих углеводородных войн о сокращении поставок газа объявляли представители Газпрома.

Беларуси необходима солидаризация. Объединения общества на основе платформы будущего. Особенно важно увидеть наши возможности в диалоге о будущем в процессе президентской избирательной кампании.

Вопреки все еще распространенному убеждению в том, что за денежным интересом непременно кроется более глубокий и более подлинный интерес, у Газпрома достаточно резонов и оснований ограничиться просто деньгами безо всяких прикрас.

Если народные избранники в ближайшее время вернутся к рассмотрению Таможенного кодекса, то станет очевидно, что в Москве все-таки пришли к каким-то договоренностям. Но в таком случае неизбежно встанет вопрос, какую цену Беларуси придется платить.

Если взять в руки книжку «Экономика для чайников» и посмотреть на перечисленные в ней типичные экономические ошибки, то не найдется ни одной, которую не сделало бы белорусское правительство.

Сохранит ли Беларусь в обозримой перспективе льготную квоту в объеме 6,3 млн. т беспошлинной нефти? Вряд ли, если не продаст свои НПЗ и/или затормозит реализацию стратегического для РФ проекта под названием Таможенный союз.

Нужна значительная политическая воля, чтобы списать все убытки и закрыть проект. Хотя какие-то первые, страховочные шаги уже делаются – например, стремление России опять начать переговоры по вступлению в ВТО.

Символичным штрихом к портрету «новой» России стало предостережение странам ЕС и НАТО от попыток вмешательства в процессы внутреннего развития государств на пространстве СНГ, сделанное Лавровым. 

Союз с Казахстаном может стать совершенно прорывной вещью уже только потому, что он может объединить в единое целое наиболее крупные углеводородные ресурсы постсоветского пространства.

Наш руководитель заговорил о прагматизме. Сначала в интервью агентству Reuters, затем – на встрече с губернатором Курганской области в Минске.  Своеобразный ответ, хотя и не связанный прямо с высказываниями нашего руководителя, пришел из России.

Однако, как утверждают эксперты, условием предоставления такой льготы является категорический запрет на перепродажу этого оружия в третьи страны.

В течение многих лет отечественная нефтехимия в рамках таможенного союза «двойки» получала российское сырье без таможенной пошлины. Именно на этом во многом и основывалась конкурентоспособность предприятий белорусской нефтехимии.

Кроме того, у белорусского руководства имеется целый ряд других оснований для недовольства современным состоянием сотрудничества с Россией в экономической сфере.