Материалы на тему «российско-украинский конфликт»

«Региональная растерянность» субъектов и внешних игроков

Реализация идеи Беларуси о проведении «Хельсинки-2» была бы полезна для имиджа страны. Но Беларусь не может самостоятельно реализовать эту идею.

«Семейный» треугольник

Если к 2020 году Россия хотя бы сможет создать иллюзию вероятности строительства Ямал-Европа-2, торговаться с Украиной будет намного проще.

Дискурс о мире, диалоге и партнерстве – даже если он является постановочным и неискренним – намного продуктивней, чем миф об островке благополучия во враждебном мире.

Белорусской стороне следовало бы подумать об организации дискуссии на тему восприятия угроз, военного баланса сил, механизмов укрепления взаимного доверия и транспарентности в военной сфере.

Наличия одной лишь переговорной площадки недостаточно, и белорусской стороне предстоит еще большая работа над устранением политических практик, несовместимых со статусом глобальной переговорной площадки.

В случае успеха экспертного измерения «минского диалога» в качестве второго этапа возможен выход на министерский уровень и подготовку соглашения, направленного на деэскалацию в международных отношениях.

Реально сбалансированная внешняя политика может быть лишь функцией от внутренней, предполагающей конкуренцию внутри страны и включение в большую конкуренцию за ее пределами.

Насколько амбиции официального Минска окажутся оправданными, сказать крайне сложно. Позитивных примеров пока нет. Карабахская группа работает более 20 лет, группа по Донбассу – уже 2 года.

Разговоры об отработке отражения возможного вторжения со стороны России скорее следует отнести на счет влияния событий последних двух лет на психологическое состояние части белорусского социума.

Проведение Беларусью более самостоятельной внешней политики является необходимым, но недостаточным условием радикального пересмотра взглядов на нее Белого дома.

Смягчение санкций лишает ЕС и США их рычагов воздействия на Кремль, а также остатков авторитета в Киеве. Такое решение почти наверняка означает продолжение конфликта с чередованием горячих и холодных фаз.

Требование «любой ценой защитить тот кусок земли, который достался нам в наследство» – явный признак того, что посягательства России на национальный суверенитет достигли пиковых показателей.

Сирийская авантюра не может не завершиться очередным провалом, имеющим негативные последствия не только для РФ, но и для некоторых ее соседей.

Эффективность «силовых действий» России ограничена лишь регионом некоторых постсоветских государств. К сожалению, Беларусь относится к их числу.

Фундаментальный выбор, с которым сталкивается Европа в XXI веке, – это выбор между самоопределением и внешним доминированием. От решения этого вопрос зависит  не только ее судьба, но и судьба Запада.

Растет заметный зазор между медийным образом Порошенко и фактами его реальной политики. Многие обещания Петра Порошенко, завяленные в инаугурационной речи, так и не были им выполнены.

Российское руководство на данном этапе не столько заинтересовано в размещении авиабазы на территории РБ, сколько в разговорах о ней.

«Гибридная политика» Лукашенко резко понизила цену инкорпорации Беларуси со стороны России. От президента РФ теперь в значительной мере зависит судьба его основного союзника в регионе.

Только тогда, когда мировые лидеры признают общий источник и взаимосвязь текущих международных кризисов, они будут в состоянии эффективно решать их.

Джереми Адельман

Расширение российского военного присутствия – очевидный знак Западу по поводу того, чья здесь зона влияния и о чьих интересах Брюсселю и Вашингтону не следует забывать, ведя переговоры с беларускими властями.

Как и Геббельс, Сурков понимает: когда общественная и частная жизнь превращаются в театр, не существует никакой разницы между представлением и реальностью.

С учетом подобных довольно щекотливых обстоятельств российском руководству едва ли стоило бы акцентировать внимание на грубейших ошибках своих советских предшественников.

На данном этапе официальному Минску удалось добиться полноценного включения в ВП, не пожертвовав при этом ни одним из принципов и положений своей внутренней политики.

Восточное партнерство также рассматривалось как способ сбалансировать подход ЕС «Россия в первую очередь». Огромные ресурсы были вложены в отношения с Россией, но очень мало ушло на оказание помощи странам в регионе, которые граничит с ЕС и Россией.

Наиболее чувствительная к особенностям интернета как среды молодая аудитория стала уходить из традиционного Web-пространства в мессенджеры и ephemeralmedia (Snapchat, WhatsApp, Telegram и другие) потому, что там нет фона агрессии, своего рода «медийного задника», задающего тон любой коммуникации.

Кремль финансирует многие из этих партий. Ленин однажды сказал, что капиталисты продают веревки, на которых они будут повешены. Сегодня европейские правительства, похоже, готовы позволить Путину купить голоса, с помощью которых он будет уничтожать ЕС.

Юлия Тимошенко

Если поддерживаемые Россией сепаратисты будут оценивать оборонительные возможности Украины как очень слабые, будет трудно принудить их к отказу от дальнейших попыток реализации их амбиций.

Не извлекая никаких уроков из украинского кризиса, власти Беларуси решили двигаться проторенным курсом популизма и сохранения авторитарных порядков, рассчитывая, что и в 2015 г. за них заплатит Россия.

Большинство участников неформального саммита ЕС, состоявшегося сразу после завершения переговоров в Минске, чувства глубокого удовлетворения по поводу минских решений не испытывало.

Путин хочет восстановить международный порядок, основанный на эксклюзивных сферах влияния, подконтрольных великим державам, – такая система доминировала в раздираемой войнами Европе в XVIII и XIX столетиях.

Йошка Фишер, Генрих Эндерляйн

Там, где имело место дублирование функций спецслужб (агентурная разведка, контрразведка, борьба с терроризмом и экстремизмом, противодиверсионная деятельность), удалось в относительно сжатые сроки восстановить дееспособность структур.

Два десятилетия «пророссийской» политики не гарантировало А. Лукашенко защиты от обвинений в предательстве интересов Великой России и втягивания Беларуси в орбиту «русскомирности», где ей суждено окончательно раствориться и погибнуть.

Кремль никогда не прекращал гонку вооружений. Только теперь у него нет ни одного шанса ее выиграть

Дмитрий Воронин

Экономическая ситуация в России начинает влиять на умонастроения людей. Холодильник постепенно побеждает телевизор. А возможность ввести российскому обществу повторную инъекцию великодержавной истерии выглядит весьма соблазнительной.

Поддержка новой Украины в 2015 году и впоследствии – это наиболее экономически эффективные инвестиции, которые ЕС мог бы реализовать. Эта поддержка может даже помочь Евросоюзу вернуть дух единства и чувство совместного процветания, которые привели к его созданию.

Если он не изменит свою позицию в выгодном для России направлении, то, может быть, впервые за 18 лет Москва остановит свой выбор на другой персоне, которую, правда, еще нужно найти в авторитарной Беларуси.

Сегодня лишь 6% жителей России готовы терпеть снижение доходов из-за присоединения Крыма, а использование российской армии в Украине теперь одобряют только 30% против 74% на пике патриотической эйфории.

И если послание Путина к Федеральному собранию провозглашает новую «модель хозяйствования», то его пресс-конференция негласно провозглашает новую антикризисную программу. Суть ее в том, что все устаканится само собой, а если нет – «потом разберемся».

Национальную идею нельзя победить переговорами; но дипломатия может снизить ее агрессивные проявления. Для лидеров России и Запада пришло время выработать условия крупной сделки ради мира в восточной Украине.

Что касается Соединенных Штатов, то там дебаты вокруг России и Украины идут отнюдь не по поводу санкций, которые поддерживают и Конгресс, и администрация, а по поводу поставок Киеву летального оружия.

Кроме того, республиканцы выступают за снятие ограничений на нефтедобычу на американской территории и строительство трубопроводов, что вполне может стать еще одним фактором понижения цен на нефть.

Даже если бы добрая воля Кремля к урегулированию была бы налицо, не факт, что он сумел бы ее реализовать: если помощь РФ в поддержании самопровозглашенных ЛНР и ДНР является определяющей, то ее контроль над регионом – вовсе нет.

Умеренный официальный консерватизм вынужден был отступить под напором радикалов и разделить с ним как минимум три весьма существенные установки: национализм, антиглобализм и миссионерство.

«Политика России все больше и больше уподобляется американской, которую они ежечасно осуждают. Без всяких на то оснований РФ уже записала себя в ведущие центры силы в мире. Появились некие имперские замашки» (А. Лукашенко, 2003 г.).

Единственным ресурсом, который работал на сохранение независимости белорусского государства, было то, что Россия встретила упорное сопротивление в Украине, и планы Путина на быстрое присоединение этой страны или ее восточных областей провалились.

Значение «гуманитарной корзины» никогда нельзя недооценивать. И особенно – в связи с неожиданным перераспределением ролей в регионе, которое начало происходить после весенних событий в Крыму.

«Газпром» снижает поставки газа в Европу, чтобы помешать реверсным поставкам этого сырья в Украину и, таким образом, настоять на своих условиях при решении газового конфликта с этой страной.

В одном только Минске порядка 40 химически опасных объектов. В случае аварии может быть заражено до 40% территории столицы.

Спокойствие в Украине (если, разумеется, та сохранит свое стремление двигаться к цивилизованному миру) для Кремля категорически неприемлемо.

Перевооружение армии образцами вооружения пусть и новыми по году выпуска, но старыми по концепции (технологически устаревшими) ведет если и не к явным опасностям, то к бесполезным расходам.

Напрашивается аналогия с похожей структурой – Минской группой ОБСЕ по Нагорному Карабаху. Она существует уже более двадцати лет, но ситуация там ближе к разрешению за это время не стала.

Чем выше военный потенциал и сильнее миссионерские геополитические притязания, тем ниже поступления в бюджет от товарооборота с РФ.

Вторжение России в дружественную Украину заставило напрячься все постсоветские автократии. Особенно те из них, где русские военные базы уже имеются.

Украина уже приступила к реформированию своей газотранспортной системы – на ее базе будут созданы  компании по добыче, транспортировке, хранению и поставкам газа. Это позволит Украине войти в единый энергорынок ЕС.

Насколько вся эта странная смесь постмодернизма и архаики релевантна состоянию российского общества в целом? И готова перейти от бла-бла-бла к реальной затяжной войне с миром? На мой взгляд, вся эта гигантская медиапанель совершенно расходится с реальным состоянием российского общества.

Александр Морозов

Как это не парадоксально, но именно демократия, всеобщее избирательное право и гонка за рейтингами заставило российские элиты в очередной раз свернуть проект европейского цивилизационного переопределения страны.

В мирное время армии обычно становятся более «легкими» и дешевыми. Однако в случае начала полномасштабной войны всегда наблюдается прямо противоположная тенденция.