Материалы на тему «общественное мнение»

Условие выживания чиновника – имитация успеха

Заявленный уровень общественной адекватности в 90% – это, безусловно, перебор, даже при условии популярности пословицы «ничто нас так не радует, как горе товарища».

А какой жизни хотели бы вы?

Сложно точно сказать, чего ждут беларусы от будущего для себя, но совершенно ясно они не хотят для своих детей такой же жизни как для себя.

Белорусское общество постепенно в массе своей гуманизируется и (хочется надеяться) что уже в целом созрело для моратория на смертную казнь. Недаром 10% опрошенных считают, что смертная казнь в Беларуси уже отменена.

В целом, даже при значимом перевесе сторонников сохранения смертной казни над их противниками общественное мнение можно склонить в сторону отмены смертной казни.

Какие бы коллективные запросы и заказы ни поступали в госаппарат, государство все равно квалифицирует их как частные, а не общественные.

Независимая социология нужна интеллектуалам, которые хотят (пусть даже для самих себя) понимать, в каком обществе они живут. Она нужна политикам-прагматикам, которые готовы бороться за симпатии электората.

Поскольку НИСЭПИ на протяжении многих лет проводит поствыборные опросы и широко распространяет их результаты, значительно расходящиеся с официальными, его деятельность воспринимается властями как прямая угроза своим интересам.

Позитивные прогнозы касаются только внешней политики: в 2016 году самостоятельность Минска на международной арене скорее всего будет укрепляться. Но воздействие этого процесса на эмансипацию политических институтов внутри страны – дело более отдаленного будущего.

Достаточно продолжительный период нормализации отношений может изменить отношение к Европе всего общества. Эти изменения общественного мнения, в свою очередь, могут стать фундаментом для институционального сближения.

Уже можно начинать советоваться с народом. По сути – апелляция к общественному мнению – это последний резерв стабильности режима (если вынести за скобки репрессивный аппарат).

Ключевой вопрос после этих выборов, на который пока нет ответа, – предпримет ли режим Лукашенко необходимые реформы, которые могли бы ускорить болезненные для страны изменения?

Цена президентского кресла существенно снизилась в сравнении с 2010, 2006 и 2001 годами, а также годами ранее. Возможно, это и есть основной итог политического сезона.

Короткевич не смогла завоевать большую поддержку, чем ее предшественники. Но природа ее поддержки – иная, чем у них. Среди сторонников кандидатки значительна доля людей с умеренными взглядами, которых ранее оппозиционные кандидаты не могли привлечь на свою сторону.

В 2014 году, действительно, такой внешний толчок произошёл. Если этот внешний шок принципиальным образом и не нарушил сложившийся порядок вещей в Беларуси, он всё же оказал существенное воздействие на многие процессы в стране, ранее протекавшие большей частью в инерционном регистре.

Он знает, что столетия жесткого контроля над государством сделали русских послушными. Они могут бояться правительства, но они намного больше боятся того, что их оставят на произвол судьбы.

Пока белорусы ощущают экономический кризис скорее в модусе ожиданий, чем реальности, и идеологический конструкт властей «остров стабильности» вновь находит отклик у населения.

У этой части оппозиции, наконец, появилась реальная возможность стать весомым, влиятельным и опирающимся на долгосрочную поддержку значительной части электората фактором.

Ценность участия в соцопросе, высказывания своей точки зрения – совсем небольшая даже в свободном мире, и практически нулевая в том, в котором живем мы.

По большинству вопросов респонденты ретранслировали социологам именно российскую версию событий в Украине.

На фоне негативной динамики индексов материального положения и восприятия кризиса внешне неожиданным стала позитивная динамика индекса материальных ожиданий и индекса «правильности курса».

Насколько вся эта странная смесь постмодернизма и архаики релевантна состоянию российского общества в целом? И готова перейти от бла-бла-бла к реальной затяжной войне с миром? На мой взгляд, вся эта гигантская медиапанель совершенно расходится с реальным состоянием российского общества.

Александр Морозов

Как это не парадоксально, но именно демократия, всеобщее избирательное право и гонка за рейтингами заставило российские элиты в очередной раз свернуть проект европейского цивилизационного переопределения страны.

Сравнение народов и людей друг с другом помогает каждой стороне понять прежде всего себя

Нет ни повышенной духовности, ни коллективизма-соборности, скорее - озабоченность материальным благополучием и преследование собственных интересов в ущерб благополучию окружающих.

Если бы граждане знали структуру расходов бюджетов – от местного до государственного – и имели возможность влиять на перераспределение средств, то приоритеты выстраивались бы более рационально, мягко выражаясь.

«Белорусский ежегодник – 2012» в html постатейно. Авторы в развитии тенденций в большинстве секторов общественно-экономической жизни страны отмечают попытку властей вернуться к прежним, изжившим себя рецептам при одновременном сужении зоны ответственности государства.

Независимые лидеры мнений в самых разных областях, имеющие влияние на коллективное сознание, только они могут вывести общество из состояния апатии и отчуждения.

Интернет-активизм стал одной из самых обсуждаемых тем последнего времени. Но не может ли интернет стать инструментом манипулирования общественным мнением в руках государства и владельцев сетевых сервисов?

Ребекка Маккиннон

Это рассказ о неполитических способах достижения свободы. Их можно неточно разделить на две группы – массовые и индивидуальные. Все эти способы применяет не абстрактное «общество», а конкретные люди. Они различаются лишь эффектом, силой влияния на жизнь других людей.

Дмитрий Зильберман

Евразийская риторика Лукашенко – лишь внешний антураж, которому не следует придавать большого значения. Таковы на данный момент правила игры.