Материалы на тему «холодная война»

Белорусской стороне следовало бы подумать об организации дискуссии на тему восприятия угроз, военного баланса сил, механизмов укрепления взаимного доверия и транспарентности в военной сфере.

Наличия одной лишь переговорной площадки недостаточно, и белорусской стороне предстоит еще большая работа над устранением политических практик, несовместимых со статусом глобальной переговорной площадки.

Политика Москвы в отношении Минска направлена, в первую очередь, на достижение возможности использовать белорусскую территорию в качестве плацдарма для наращивания политико-экономического давления на страны НАТО.

Украинский кризис и события, прямо или косвенно с ним связанные, стали основанием для принятия целого ряда прямо противоположных решений в Беларуси и России.

Минск становится одним из элементов геополитического пасьянса – и это главное обсуждаемое событие мая-июня.

Критикуя «блоковый подход», одновременно в доктринальных документах Россия провозглашает его в качестве основополагающего принципа своего собственного подхода к международным отношениям.

Реальный нейтралитет, независимость и суверенитет Беларуси возможен только при условии наличия современных боеспособных ВС, выступающих фактором стратегического сдерживания и не позволяющих другим государствам разговаривать с Беларусью с позиции силы.

Из восьми опрошенных стран только в Канаде и США явное большинство граждан высказалось за необходимость выполнить обязательства, вытекающие из Статьи 5 Североатлантического договора.

Если соцопросы верны, то лояльные и покорные граждане находятся в явном большинстве – по крайней мере, так было до сих пор. Это объясняет поддержку сепаратистов в Донбассе и интервенцию Путина в Сирии.

Андрей Колесников

На короткое время, многие выдающиеся люди – в частности Альберт Эйнштейн – сошлись в том, что только мировое правительство сможет обеспечить глобальный мир.

Мир больше не укладывается в статичный порядок времен холодной войны, когда два блока находились в открытом, но сдержанном противостоянии. Не живет он больше и по правилам Pax Americana, преобладавшим в течение десятилетия после распада СССР.

Кремль никогда не прекращал гонку вооружений. Только теперь у него нет ни одного шанса ее выиграть

Дмитрий Воронин

Сегодня лишь 6% жителей России готовы терпеть снижение доходов из-за присоединения Крыма, а использование российской армии в Украине теперь одобряют только 30% против 74% на пике патриотической эйфории.

Национальную идею нельзя победить переговорами; но дипломатия может снизить ее агрессивные проявления. Для лидеров России и Запада пришло время выработать условия крупной сделки ради мира в восточной Украине.

Российские дипломаты неустанно повторяют, что Вашингтон дал это обещание в обмен на вывод советских войск из Восточной Германии — а затем нарушил его, когда к НАТО в три последовательных этапа были присоединены 12 восточноевропейских государств.

Мэри Элис Саротте

Что касается Соединенных Штатов, то там дебаты вокруг России и Украины идут отнюдь не по поводу санкций, которые поддерживают и Конгресс, и администрация, а по поводу поставок Киеву летального оружия.

Кроме того, республиканцы выступают за снятие ограничений на нефтедобычу на американской территории и строительство трубопроводов, что вполне может стать еще одним фактором понижения цен на нефть.

Если мы находимся в начале новой холодной войны, пусть так оно и будет. Но главной сутью холодной войны является то, что она предотвращает настоящую войну.

Так называемые государственные интересы — фикция. Не существует устойчивых государственных интересов, существуют интересы людей, находящихся у власти.

Каментуючы ўкраінскую сітуацыю, Аляксандр Лукашэнка круціўся нібы ўюн на патэльні. І немагчыма было зразумець, чыю ж пазіцыю ён зойме – украінскую ці расейскую. Але выслізнуць з гэтай сітуацыі немагчыма, бо канфлікт не сціхае. У «Размове Калінкінай» – гутарка з палітолагам Анатолем Панькоўскім.

Ось — СССР/Китай — была одним из излюбленных пугал в 60-х. Генри Киссинджер, однако, видел, что две враждебные культуры — на ножах на всем протяжении их границы. Как метко выразился в 2006 Акихеро Ивасита — «Четыре тысячи километров проблем».

Эмброуз Эванс Причард, The Telegraph

Некоторые европейские политики понимают, что выиграть в новой холодной войне можно лишь в том случае, если в ней не участвовать. Однако избежать такого неучастия для них гораздо труднее, чем для китайцев.

Многое будет зависеть от того, возобладает ли у западных лидеров традиционное «блоковое» представление в отношении Восточной Европы – или будут реализовываться более гибкие и современные концепции.

Такое название статьи еще месяц назад выглядело бы, по меньшей мере, экстравагантно. Оно лучше подходило бы для антиутопии, а не для аналитического комментария.

Французский политолог о том, чем для Кремля может закончиться вторжение на Украину

В Кремле, уверен политолог, были бы даже не против возвращения к ситуации «холодной войны». По его мнению, там полагают, что откат к противостоянию Востока и Запада «механически выдвинет Россию в ведущие мировые игроки».

Жан-Сильвестр Монгренье

А может, у него на первом плане «защита» жителей Калининградской области, и, следовательно, оккупация Беларуси и отрезание «коридора» от Польши? А потом – возвращение «фамильных» владений в Шлезвиг-Гольштейне?