Материалы на тему «система безопасности»

Техническая конкуренция Минска и Астаны за статус переговорной площадки по Украине

Сегодня не существует объективных причин для переноса переговорного процесса по конфликту на Донбассе из Минска в Астану, в то время как перспектива диалога между Западом и Россией остается эфемерной.

Лидеры обеих сторон должны рассмотреть имеющиеся и новые предложения по снижению рисков, повышению прозрачности и предупреждению опасных военных инцидентов – пока не стало слишком поздно.

При подготовке к учению «Запад-2017» антинатовская риторика из Москвы будет нарастать. Одновременно возрастет и интенсивность коммуникации Минска и западных столиц.

Ожидать даже частичного выполнения хотя бы одного из требований, выдвинутых Кремлем, можно только находясь не в очень здравом рассудке.

Разговоры об отработке отражения возможного вторжения со стороны России скорее следует отнести на счет влияния событий последних двух лет на психологическое состояние части белорусского социума.

Минск становится одним из элементов геополитического пасьянса – и это главное обсуждаемое событие мая-июня.

Эффективность «силовых действий» России ограничена лишь регионом некоторых постсоветских государств. К сожалению, Беларусь относится к их числу.

Фундаментальный выбор, с которым сталкивается Европа в XXI веке, – это выбор между самоопределением и внешним доминированием. От решения этого вопрос зависит  не только ее судьба, но и судьба Запада.

Расширение российского военного присутствия – очевидный знак Западу по поводу того, чья здесь зона влияния и о чьих интересах Брюсселю и Вашингтону не следует забывать, ведя переговоры с беларускими властями.

ЕС должен использовать торговую войну России против Украины в качестве основного аргумента в любых торговых переговорах с Кремлем. Ему также следует отменить оставшиеся строгие квоты на импорт украинских товаров.

С учетом подобных довольно щекотливых обстоятельств российском руководству едва ли стоило бы акцентировать внимание на грубейших ошибках своих советских предшественников.

«Новая» Украина неоднократно удивляла всех своей устойчивостью; она может удивить нас снова. Но союзники Украины – в частности, ЕС – способны сделать больше. Пересмотрев свою политику, они могли бы помочь новой Украине добиться успеха.

Украинские власти могут пока просто подождать (оккупация региона не стала для Украины критической ни по одному параметру). А вот Кремлю как раз необходимо искать выход из ситуации.

Разработка и внедрение стратегии, которая позволит сдержать ревизионистское поведение Путина, но в то же время не повредит долгосрочному международному участию России, является одной из самых важных задач, стоящих перед США и их союзников сегодня.

В случае реализации сценария миротворческой миссии, потребуется существенный пересмотр минских договоренностей и запуск нового мирного процесса. Однако именно данный сценарий позволит разрешить конфликт на востоке Украины. 

Для Запада принцип недопустимости силовой перекройки границ жизненно важен с политической точки зрения – по сути, это краеугольный камень цивилизованного миропорядка.

Аналогичная ситуация, но с точностью до наоборот, сложилась после безвременной кончины ОВД, когда его бывшие члены гуськом потянулись к вчерашнему непримиримому врагу.

Для решения конфликта на востоке Украины необходимо проведение комплексной миротворческой миссии по мандату ООН, сочетающей военно-политическую и полицейскую компоненты, а также восстановление разрушенной социальной и экономической инфраструктуры.

Новые соглашения мало чем отличаются от тех, которые были достигнуты в Минске в сентябре 2014 г. за исключением одного момента – теперь украинским властям предписано к концу 2015 г. провести конституционную реформу.

Кремль финансирует многие из этих партий. Ленин однажды сказал, что капиталисты продают веревки, на которых они будут повешены. Сегодня европейские правительства, похоже, готовы позволить Путину купить голоса, с помощью которых он будет уничтожать ЕС.

Юлия Тимошенко

Если поддерживаемые Россией сепаратисты будут оценивать оборонительные возможности Украины как очень слабые, будет трудно принудить их к отказу от дальнейших попыток реализации их амбиций.

Не извлекая никаких уроков из украинского кризиса, власти Беларуси решили двигаться проторенным курсом популизма и сохранения авторитарных порядков, рассчитывая, что и в 2015 г. за них заплатит Россия.

Большинство участников неформального саммита ЕС, состоявшегося сразу после завершения переговоров в Минске, чувства глубокого удовлетворения по поводу минских решений не испытывало.

Путин хочет восстановить международный порядок, основанный на эксклюзивных сферах влияния, подконтрольных великим державам, – такая система доминировала в раздираемой войнами Европе в XVIII и XIX столетиях.

Йошка Фишер, Генрих Эндерляйн

Общеизвестно, что лоббистские возможности функционера в нашей стране определяются регулярностью доступа к «телу №1». В этой связи оптимальной кандидатурой на должность Министра видится кто-то из окружения Виктора Лукашенко.

Применительно к нашему региону речь может идти в теории об облетах российским самолетами границ Беларуси с соседними странами, чтобы «держать в тонусе» их военных.

Чем выше военный потенциал и сильнее миссионерские геополитические притязания, тем ниже поступления в бюджет от товарооборота с РФ.

Вторжение России в дружественную Украину заставило напрячься все постсоветские автократии. Особенно те из них, где русские военные базы уже имеются.

Насколько вся эта странная смесь постмодернизма и архаики релевантна состоянию российского общества в целом? И готова перейти от бла-бла-бла к реальной затяжной войне с миром? На мой взгляд, вся эта гигантская медиапанель совершенно расходится с реальным состоянием российского общества.

Александр Морозов

Как это не парадоксально, но именно демократия, всеобщее избирательное право и гонка за рейтингами заставило российские элиты в очередной раз свернуть проект европейского цивилизационного переопределения страны.

В целом я сомневаюсь в перспективах передислокации натовских войск на восток ЕС. Европа опасается любого рецидива Холодной войны.


 

Не уменьшая серьезность последних действий России, следует отметить, что они происходят в контексте неоднократных нарушений международного права со стороны США, ЕС и НАТО.

Чем можно объяснить это противоречие: фактическое отсутствие фашизма в Украине и упорную борьбу с ним В. Путина и его немногочисленных сторонников из Луганской и Донецкой областей?

К насилию привязан огромный ценник.  Глобальная стоимость сдерживания насилия  или борьбы с его последствиями в 2012 году достигла ошеломляющих USD 9,5 триллионов (11% мирового ВВП).

Энергетический экспорт – основа внешней торговли России и одновременно ее уязвимое место, потому что ориентирован преимущественно на рынок ЕС, откуда она получает львиную долю валютных поступлений.

Михаил Гончар, Андрей Чубик

Если мы находимся в начале новой холодной войны, пусть так оно и будет. Но главной сутью холодной войны является то, что она предотвращает настоящую войну.

Как только власти решили радикально повысить уровень насилия — начать стрельбу по повстанцам — зная, что у Майдана заведомо нет возможностей дать сопоставимый ответ, они практически мгновенно проиграли.

Попытка компенсировать экономические и политические неудачи силовым нажимом усугубили ситуацию: под вопрос поставлена сама способность РФ быть договороспособным и вызывающим доверие партнером в любых интеграционных проектах.

«Интеграционная» определенность – не панацея. В свое время Литва, Латвия и Эстония хотели сохранить нейтралитет, но СССР подписал с ними договоры о сотрудничестве и взаимной помощи, после его проглотил, как удав кроликов.

Так называемые государственные интересы — фикция. Не существует устойчивых государственных интересов, существуют интересы людей, находящихся у власти.

Все постсоветские годы Беларусь, как и другие страны СНГ, готовилась к войне не в том направлении. Сегодня акцент на западной военной угрозе выглядит довольно архаично.

По мере приближения президентских выборов Афганистан вновь оказывается на критическом распутье: на карту, после 35 лет неутихающей войны, поставлены его единство и территориальная целостность.

Каментуючы ўкраінскую сітуацыю, Аляксандр Лукашэнка круціўся нібы ўюн на патэльні. І немагчыма было зразумець, чыю ж пазіцыю ён зойме – украінскую ці расейскую. Але выслізнуць з гэтай сітуацыі немагчыма, бо канфлікт не сціхае. У «Размове Калінкінай» – гутарка з палітолагам Анатолем Панькоўскім.

Многое будет зависеть от того, возобладает ли у западных лидеров традиционное «блоковое» представление в отношении Восточной Европы – или будут реализовываться более гибкие и современные концепции.

Такое название статьи еще месяц назад выглядело бы, по меньшей мере, экстравагантно. Оно лучше подходило бы для антиутопии, а не для аналитического комментария.

Cомнительно, чтобы Минск так уж жаждал влезть в разборки России и НАТО. Хотя, если ситуация пойдет по пути обострения, на желания и интересы Минска внимания в Кремле обращать не будут.

Французский политолог о том, чем для Кремля может закончиться вторжение на Украину

В Кремле, уверен политолог, были бы даже не против возвращения к ситуации «холодной войны». По его мнению, там полагают, что откат к противостоянию Востока и Запада «механически выдвинет Россию в ведущие мировые игроки».

Жан-Сильвестр Монгренье

А может, у него на первом плане «защита» жителей Калининградской области, и, следовательно, оккупация Беларуси и отрезание «коридора» от Польши? А потом – возвращение «фамильных» владений в Шлезвиг-Гольштейне?

Россия нуждается в Европе и Америке, если она хочет успешно противостоять множеству своих проблем и, в частности, тем, которые создает Китай. Вместо этого Путин получает извращенную гордость от своих настойчивых усилий по отталкиванию Запада.

Означает ли демарш Кремля отказ от роли основного интегратора на постсоветском пространстве, отказ играть по тем правилам, которые до сих имелись и худо-бедно работали?