Материалы на тему «образование»

Долгий путь в ЕВПО

Выполнение всех пунктов Дорожной карты и Стратегического плана не требует внесения изменений в Кодекс об образовании и может быть реализовано Минобразования путем разработки методических указаний.

Насколько Беларусь отстает от лидеров ЕПВО

Медленный прогресс в освоении Болонских инструментов отражается не только на доступности и инклюзивности образования, но и на его качестве.

Школа против школы

Учить всех только лыжной подготовке и пришиванию пуговиц – это значит погубить страну, низвести её до уровня колонии или в полуколонии.

На начало 2018 г. клиентами «Антиплагиата» являлись 13 университетов

Отстранение студентов от оценки и принятия решений по фактам жульничества на экзаменах или плагиата только усиливает внутренний раскол и противостояние в университетском сообществе и способствует отчуждению от ценностей академической морали.

Взять и все упростить

Белорусская школа демонстрирует уверенный прогресс в направлении внедрения абсурдных дисциплинарных практик и не менее уверенный регресс в направлении развития современных дидактик.

Периодически проводятся попытки что-то реформировать, точечно ввести какие-то прогрессивные меры, но в целом отрасль остается заложницей декларации социального государства, на выполнение которой нет денег.

Всё соответствует законам заимствованного с советских времён образцово-показушного жанра, ведь в Беларуси об образовании – как о покойнике – говорят хорошо, или ничего.

Под «мудрым руководством» новоявленного пропагандиста ФФСН вполне может  превратиться в факультет, смотрящий за инакомыслящими и ставящий перед собой сверхзадачу промывки мозгов в республиканском масштабе.

Успешность модернизации высшего образования в значительной степени будет зависеть от того, насколько гражданскому обществу удастся организовать контроль за всеми этапами выполнения обязательств беларуской стороной.

Станет ли проект национального университета поводом для борьбы за ресурсы или стимулом консолидации зависит от того, как и кем будет сформулирована программа его создания.

Содержательно гендерное воспитание продолжает подменяться и отождествляться с «семейным воспитанием» или «формированием культуры семейных отношений».

Наше поколение нуждается в стратегии, которая сделает его более продуктивным – и, таким образом, даст возможность произвести ресурсы и инвестировать их в образование для следующих поколений. И эта стратегия не должна возвращать нас в школу.

Удельный вес компаний, которые не могут найти работников с «правильным» набором навыков даже среди многочисленных специалистов с официальными дипломами высокого уровня, был самым высоким именно в Беларуси.

И хотя вариант уменьшения численности мест в вузах на 2015-2016 гг. исключать не стоит, более реалистичным представляется многократно апробированный вариант сокращения негосударственных вузов.

Становиться реальными европейцами тут не выгодно никому: литовский топ-менеджмент работает в режиме колониальных чиновников на особых условиях, беларуский – в режиме племенных вождей с абсолютной властью. Европейскость опасна:она создает дополнительные риски и ведет в правовое поле.

В ст. 41 установлено, что «принудительный труд запрещается, кроме работы или службы, определяемой приговором суда или в соответствии с законом о чрезвычайном положении». Разумеется, наше «басманное» правосудие способно найти нужное ей толкование в угоду пожеланиям Лукашенко. Но будет ли от этого польза?

Быть может, академическая свобода и демократия является ценностями, но к эффективности высшего образования отношения они не имеет. 

Подавляющее большинство преподавателей по-прежнему идеализируют советскую школу, а некоторые наиболее «продвинутые» – даже гумбольдтовскую модель XIX века.

«Тирания большинства» нередко оборачивается полной неспособностью вуза к серьезным переменам. Ректоры, выбираемые профессорами и студентами, боятся недовольства своих избирателей больше, чем утраты университетом научного авторитета.

Вопросы репродуктивного и сексуального здоровья выводятся из сферы личного выбора и решения в сферу государственной политики и биополитики, где интересы отдельного индивида подчиняются интересам государства.

Проводимые рейтинговыми агентствами оценки лишь в некоторой степени отражают реальную ситуацию в вузе. Однако они способны привлечь внимание и потенциальных абитуриентов, и партнеров по научной, технической и методической деятельности.

В представлении чиновников люди с инвалидностью не могут самостоятельно выживать и решать свои проблемы. Они пассивные потребители услуг, изредка обращающиеся с просьбами о помощи.

Автор указывает, что «белорусские силовики установили исторический рекорд финансирования – 15.5% от совокупных расходов республиканского бюджета». Но много это или мало в ситуации экономического застоя?

Возможность для реального реформирования системы образования, повышения ее доступности для людей с инвалидностью в новой редакции Кодекса пока не использована.

Единственный способ повысить качество образования – предоставить право голоса по образовательным стандартам наиболее заинтересованным в качественном образовании лицам – студентам и будущим работодателям.

Значительная часть вузов не выполняют республиканское положение по составу советов в отношении обучаемых и практически игнорируют возможность усиления связи с потребителями кадров.

Врожденный порок белорусской системы образования – это бескомпромиссный этатизм, поощряющий постоянное вмешательство государства в отношения участников образовательного процесса.

Сокращение социальных расходов повышает вероятность силового сценария грядущей избирательной кампании, когда на традиционную предвыборную «покупку голосов» может просто не хватить денег.

Дискуссия в редакции «Новай Эўропы» (новая редакция)
Это  напоминает ситуацию в беларусском обществе, где постепенно происходит консолидация власти высшего руководства.

Женщины в сельской местности в наибольшей мере уязвимы применительно к рискам бедности: зарплата женщин в сельском хозяйстве составляет 88,6% от зарплаты мужчин.

На местном уровне Республика Беларусь постепенно превращается из «социального государства» в жилищно-коммунальное государство с физкультурным уклоном.

Более высокий уровень образования не гарантирует женщинам в дальнейшем карьерного продвижения, равной оплаты труда и доступа к престижным и высокооплачиваемым профессиям.

Сохраняются традиционные модели социальных структур и иерархий, где молодежь слабо представлена на уровнях управления и принятий решений. 

Наука должна стать выгодным коммерческим проектом. Но как это сделать в стране, где «коммерсанты» именуются «вшивыми блохами», а госслужащие боятся инициативы и ответственности, как огня?

«Белорусский ежегодник – 2012» в html постатейно. Авторы в развитии тенденций в большинстве секторов общественно-экономической жизни страны отмечают попытку властей вернуться к прежним, изжившим себя рецептам при одновременном сужении зоны ответственности государства.

Дмитрий Иванов: … о «Времени Че» говорить нужно с теми, кто чувствует необходимость, потребность в изменениях в своей стране, в своей области деятельности, в своем микро-мире.

«Самый простой способ потерять деньги – вложить их в сундук, в женщин или в научные исследования». Смогут ли политические элиты Беларуси нарушить завет Жоржа Помпиду – вопрос открытый.

Вопросы женского здоровья в официальной риторике фигурируют лишь постольку, поскольку это отвечает интересам «демографической безопасности».

Семнадцать лет в Беларуси ректоры не выбираются, а назначаются.  К каким разрушительным последствиям это привело систему образования.

За увольнением историка и преподавателя Андрея Чернякевича стоит лично губернатор, который крайне обеспокоен идеологической ситуацией в университете.

Правильная модель управления образованием – это автономия, академическая свобода и студенческое самоуправление, без них всё остальное – фикция. Так ли выглядит университетское самоуправление Беларуси?

Когда же вместо ненужных амбиций и гордости о 70% отсеянных вундеркиндов придет понимание, что аспирантура – просто еще одна ступень высшего образования, которая жить должна по законам высшей школы.

Как гражданское общество реагирует на репрессии в образовании

Сегодня инакомыслящих преподавателей увольняют с молчаливого согласия их коллег, студентов и их родителей, которые должны бы быть заинтересованы в высоком качестве высшего образования.

Де факто в Беларуси научная и образовательная деятельность уже коммерциализирована государством. Проблема, скорее, заключается в неэффективности госуправления.

Наверное, всех преподавателей когда-нибудь просили поддержать хорошего мальчика или девочку, которым не везет то в учебе, то в жизни. Но ведь чаще всего это вовсе не невезение, а полное отсутствие интереса и нежелание учиться.

Из-за вмешательства государства университетское самоуправление не способно осуществлять свои функции даже формально.

Поскольку в Беларуси используется постатейный метод бюджетирования высших учебных заведений, то неиспользованные в течение календарного года ресурсы полностью изымаются в бюджет.

Должна быть скорректирована правовая база по социальному партнерству, поскольку ныне действующие нормативные рамки представляют собой прокрустово ложе проправительственного и пропрезидентского размера.

Другой вузовской проблемой является проблема студента, который никак не хочет в интеллектуалы, а думает лишь проскочить к моменту вручения дипломов, а с дипломом – на высокооплачиваемую работу.

Модель та же, что и в Северной Корее, когда в преддверии празднования в этом году 100-летнего юбилея Ким Ир Сена все учащиеся обеспечивали на стройках Пьхеньяна мощный скачок в развитии экономики.

Получить высшее образование в белорусской тюрьме на данный момент невозможно. И это не фигурирует в государственной повестке дня как проблема.

Татьяна Гуринович

Точка зрения, согласно которой наибольший ущерб научному кадровому потенциалу был нанесён в «лихие 90-е», не соответствует действительности: наиболее существенные качественные трансформации произошли в результате последующей кадровой политики.

Tрудовой коллектив, основывающийся на традиционных экономических мотивациях и дисциплинарных методах управления, неизменно проигрывает.

Анализ законодательства в области образования Республики Беларусь показывает отсутствие законодательного закрепления вопросов дистанционного обучения для людей с инвалидностью даже на минимальном уровне.

Произошла специфическое подмена понятий, в результате которой перспективное и привлекающее внимание направление «обелорусили».

Происходит формированиe «особого отношения» к людям, обладающим специфической сексуальностью, что, так или иначе, выводит их в плоскость «других», «не таких, как мы».

В Беларуси государство, с одной стороны, не допустило свободной конкуренции на рынке образовательных услуг, а с другой, не смогло удержать имидж бесплатного образования, взяв курс на «конкуренцию с самим собой» и коммерциализацию.

В учебниках на каждой последующей ступени обучения в школе степень «мужского» пространства постепенно возрастает, а «женского», соответственно, снижается.

Традиционно университеты обладали автономией, часто даже имели особую юрисдикцию. Порядок избрания преподавателей по конкурсу академическим сенатом – одна из примет такой юрисдикции.

Провал проекта национального университета расколол интеллектуальное сообщество Беларуси, лишив его базовых ценностных конвенций, необходимых для конструирования национальной идентичности.

В основе раздельного обучения лежит полоролевой подход и патриархатная идеология, которые призваны поддерживать представления о предназначении мужчины и женщины.

Внутри страны налицо явные симптомы исчерпания ресурсной базы для подготовки научных исследователей высшей квалификации. Для аспирантов и докторантов совершенно непонятно, ради чего нужно биться головой о стену белорусской бюрократии от науки.

Без повышения качества человеческого капитала мы не сможем выбраться из ямы системного кризиса. В этом смысле экономический эффект реформы высшей школы может превзойти любые кредиты МВФ.

Выбор жизненного сценария осуществляется «без выбора», поскольку профессиональная ориентация продолжает воспроизводить существующую сегрегацию: мужчинам – власть и ресурсы, женщинам – традиционные феминные отрасли.

В стране существует система контроля, состоящая из набора административных процедур, осуществляемых административно назначенными органами и комиссиями.

В интересах власти, как, впрочем, и университетской бюрократии, приобрести символический и, возможно, финансовый капитал с минимальными потерями имеющегося status qwo.

«Всемирная история» в белорусской интерпретации – это традиционный патриархатный взгляд на историю, в котором основное внимание уделено вопросам мужского доминирования.

Жесткие социальные нормы в отношении поведения мужчин и женщин, их желаний, планов на будущее не дает пространства для альтернативных интерпретаций и вариантов.

Основной аргумент принудительного распределения: «государство платит за обучение». В таком случае нужно как-то регламентировать отработку пособия на рождение ребенка, а пенсионеров, получивших по 500 тыс. рублей на овощи, отправить на отработку в колхоз на уборку этих овощей.

Дело только в экономии, или современному белорусскому государству не выгодны и не нужны последствия гуманитарной составляющей образования?

Беларускі Калегіюм прапануе дадатковае навучаньне па спэцыялізацыях:  журналістыка,  найноўшая гісторыя, філязофія/літаратура,  а таксама - адмысловы набор на спэцкурс па фатаграфіі.

Система социальных отношений в учреждениях образования, чинопочитание, авторитаризм, отсутствие четкой гражданской и профессиональной позиции у педагогов – именно это и является источником порождения того качества человеческого ресурса, которое мы имеем.

Белорусский академический и экспертный Консорциум (БАЭК) в рамках программы Flying University ("Летучий университет") объявляет набор на Международную PhD программу для Беларуси.

Беда в том, что наше двухступенчатое образования похоже на болонскую академическую архитектуру не более, чем панельная многоэтажка на Миланский собор.

Белорусское заочное обучение остается на уровне образовательных технологий позапрошлого века. Не удивительно, что властям так убедительно удается критиковать низкое качество «заочки».

Больше половины белорусов никогда не выходят в Интернет. Зато те, кто посещает Глобальную Сеть, не различают белорусские и иностранные сайты. Данные последнего национального социологического опроса НИСЭПИ также позволяют уточнить политический портрет пользователя Байнета.

Процессы трансформации классического университета в университет будущего с помощью наглядных схем.

Динамика современных цивилизационных процессов такова, что зачастую в принципе не остается времени для того, чтобы обратиться к основаниям и последствиям внедрения научных открытий.

Наравне с основными исторически сложившимися корпорациями университета насущным становится формирование новой корпорации, чья миссия может состоять в исполнении критической, или методологической функции.

Специализированное образование, подготавливающее специалистов как винтиков социальной машины – тенденция, заводящая в тупик, а на смену модели специализированного должна прийти модель образования универсального.

Не имеет смысла утверждать, что подобной серией публикаций стратегия «думанья Беларуси» будет окончательно исчерпана. Но, кто желает, может попытаться исполнить это лучше или хотя бы сопоставимо.

Ситуация щекотливая, и она в гораздо большей степени демонстрирует ограниченность экспертных оценок происходящего, чем несостоявшиеся козни "последней диктатуры Европы".

Материал статьи вполне способен выступить одним из главных критериев обретения современной Беларусью ответственных институтов собственной национальной государственности.

Лозунги «тотальной модернизации» на базе научных прорывов, которые надо еще подготовить и профинансировать, по-прежнему популярны среди лидеров белорусского государства.

Даже учитывая гибкость европейских партнеров в подходе к сотрудничеству с Беларусью, не следует рассчитывать на легкость формального вхождения нашей страны в это сообщество сорока семи стран, каждая из которых прошла уже довольно мучительный путь реформирования высшего образования.

В нынешние времена часто происходит следующее: то, что зарождается как теория, поддерживаемая горсткой людей, вдруг проникает в социальное воображаемое, сначала элиты, а потом и всего общества.

Легитимные «фабрики мысли» не создали за всё время постсоветской жизни внятных схем, объясняющих реальность. Акудович, не имеющий диплома философа, оказывается именно тем, кто возвращает философии её первоначальный драйв, остроту и экзистенциальный смысл.

Реально под Грюнвальдом в тот день произошло два вполне самостоятельных и автономно протекавших сражения, одно из которых вел князь ВКЛ Витовт, другое – король польский Ягайло.

Если задачей ЦТ имело цель уровнять шансы абитуриентов из разных слоев общества на поступление в лучшие вузы, то выстроившаяся вокруг тестирования система репетиторства только укрепляет роль имущественного статуса родителей в доступе к более престижному и перспективному образованию.

Комичность заявления об открытии в Беларуси филиалов Кембриджского и Гарвардского университетов состоит в том, что именно эти вузы и не практикуют создания так называемых оффшорных кампусов.

Однако за формой «неработающего» смеха за кадром официального беларусского ситкома, мы склонны видеть определенный положительный потенциал. Потенциал этой культурной формы еще не до конца реализован и, вполне вероятно, может быть реализован иначе.

Вслед за проблемами они признают школы, в которых могут существовать такие проблемы. А затем и саму систему, в которой могли появиться такие школы. Тут появляются политики, которые готовы решать проблемы.