Материалы на тему «Газпром»

«Семейный» треугольник

Если к 2020 году Россия хотя бы сможет создать иллюзию вероятности строительства Ямал-Европа-2, торговаться с Украиной будет намного проще.

Беларусь намерена изменить формулу ценообразования на газ

Можно предположить, что в стремлении решить приоритетные для себя на этапе формирования ключевых рынков евразийского союза вопросы белорусская сторона будет настойчивой.

Европа еще длительное время будет зависеть от поведения «Газпрома»

Сжиженный природный газ составляет лишь малую часть ежегодных поставок газа в Европу, и в ближайшем будущем его доля в структуре энергопоставок не изменится.

Говорить о «новой энергетической парадигме» пока рано

В ближайшей перспективе Польша – вслед за Литвой – сможет замещать до 75% импорта природного газа американским СПГ, и до 17% поставок нефти – американской нефтью.

Стоимость обхода Украины возрастает

Брюссель намерен создать для «Газпрома» угрозу такой высокой регуляторной неопределенности, которая заставить российский концерн пойти на переговоры по условиям использования нового газопровода, а также транзитного маршрута через Украину.

Украинская ГТС остается важным транзитным маршрутом

Перенос точки учета на восточную границу Украины лишает российскую сторону возможности манипулировать объемами поставок газа через украинскую ГТС.

Маршруты в обход Украины дорого обойдутся «Газпрому»

В конце 2016 года «Газпром» сделал сенсационное заявление: транзитные услуги «Нафтогаза» являются устойчивыми и надежными, а сезонная и краткосрочная гибкость поставок газа через украинскую ГТС выше, чем по Северному потоку.

Изменение структуры поставок газа на европейские рынки – вопрос времени

Если ранее энергетическая стратегия США фокусировалась на обеспечении энергетической безопасности, то теперь ее приоритетом называется «энергетическое доминирование».

Россия пытается увеличить присутствие на мировом рынке сжиженного газа

Расширяя присутствие на польском рынке, «НОВАТЭК» может на нем закрепиться, заработать репутацию и впоследствии договориться с поляками о поставках им сжиженного природного газа.

В зону риска попадают восемь проектов с участием российских энергетических компаний

Одна из главных цифр закона – 33%, порог участия российской компании в санкционных проектах – стала результатом согласований между Конгрессом и американскими нефтяными компаниями.

Вполне вероятно, что в ближайший год-два Беларусь и Россию ждет если не новый нефтегазовый конфликт, то как минимум сильное обострение противоречий.

Только около 2% электричества в Беларуси было выработано с использованием источников энергии, отличных от природного газа, и только около 11% энергии, используемой для отопления.

Если в ближайшие дни Минску и Москве и удастся снять разногласия по текущему газовому спору, то белорусской стороной в повестку уже внесен новый пункт – «выравнивания» цен на газ в России и Беларуси.

Что побудило Брюссель пойти на принципиальные уступки российскому холдингу на фоне сохраняющегося санкционного противостояния с Москвой, осталось за кадром.

Главный враг конкурентоспособности белорусских производителей – это операционные, управленческие издержки, в том числе и на бесконечные переговоры о цене газа и нефти. 

В целом для российской элиты, отвечающей за практическую реализацию экономической политики, пагубность зависимости от «углеводородной ренты» – хорошо известный, но, скорее, теоретический вопрос, по-прежнему не влияющий на принятие текущих решений.

Межбюджетное субсидирование нацелено на сближение цены на газ для белорусских и российских энергетиков лишь к 2019 году, для остальных потребителей Беларуси – лишь к 2025 году. Темпы этого сближения не устраивают белорусское руководство.

Сам ход торгов обнаружил, что Беларуси необходимо менять переговорную команду с Россией, стиль их ведения прежней командой, по всей видимости, устарел.  

Можно предположить, что Кремль сделает шаги навстречу лишь при очевидных уступках Минска и «железобетонных» гарантиях стабильности дальнейших правил игры на энергетическом рынке.

Если затянувшийся газовый спор союзникам удастся разрешить на озвученных в СМИ условиях, Беларусь выиграет лишь тактически, ибо она по-прежнему будет зависеть от монопольного поставщика газа.

Масштабный проект, который до сих пор позиционировался как общеевропейский, «Газпрому» теперь придется реализовывать без прямого участия крупных  европейских компаний.

Судя по всему, союзникам не удастся договориться по всем газовым вопросам, если не будут решены спорные позиции по поставкам российской нефти в Беларусь.

Политическое потепление во взаимоотношениях между Россией и Турцией может способствовать реанимации проекта «Турецкий поток», который фактически был вытеснен своим конкурентом – проектом «Северный поток-2».

«Газпром» может повысить инвестиционную составляющую в цене на газ для Беларуси и за счет этого избежать снижения цены, но с определенной выгодой для Беларуси.

Позиция европейских государств, направивших на имя председателя Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера, письмо с протестом в отношении строительства «Северного потока-2», похоже, ослабевает.

Из-за падения мировых цен на нефть для Беларуси стала более выгодна привязка не к российской цене на газ, а к европейской формуле ценообразования.

Цена российского газа для Беларуси за последние 2 года снилась примерно на 14%, в то же время для некоторых западных стран и стран Балтии цена упала более чем на 50%. Почему так?

Цена российского газа для Беларуси в 2016 году может отличаться от среднегодовой экспортной цены «Газпрома» всего лишь на 20-22 USD, в то время как  в 2015 году эта разница была примерно в 5 раз выше.

После фактического провала «Турецкого потока» Москва постарается ускорить реализацию альтернативного проекта – «Северного потока-2». Но будущее этого проекта пока не определено.

2015 год станет на редкость плохим для «Газпрома»: уровень добычи стал рекордно низким за всю историю компании, и по итогам года ожидается на уровне 414 млрд куб. м.

Беларусь теряет преимущество низкой цены на газ – один из ключевых факторов конкурентоспособности отечественных предприятий. В 2016 году цена газа из России для Беларуси и для Европы может отличаться лишь на USD 20-22 за тыс. куб.

Эксперты не исключают, что из этой ситуации возможен компромиссный выход. Вероятен вариант, при котором транзит газа через Украину после 2020 года сохранят, но в небольших объемах.

В дополнение к ответственности за ущерб, нанесенный в ходе конфликта в Украине, России грозят правовые санкции на общую сумму 4% ВВП – примерно столько, сколько она тратит на образование.

Договориться о транзите природного газа с литовского терминала в Клайпеде в Украину через территорию Беларуси не получится.

ЕС должен использовать торговую войну России против Украины в качестве основного аргумента в любых торговых переговорах с Кремлем. Ему также следует отменить оставшиеся строгие квоты на импорт украинских товаров.

Рост долгового бремени = рост издержек = снижение конкурентоспособности белорусской продукции при сопутствующей перспективе потери позиций на основном рынке. Как результат – отсутствие средств на модернизацию и последующая кризисная центрифуга.

Логика развития (или регрессии) Российского государства, тесно связанного с естественными монополиями, весьма конкретна и проста – расти за счет «кнута и ценника».

Все крупные игроки в российской энергоцентричной экономике быстро подчинились политической «линии партии», что дало возможность Путину использовать нефтяной и газовый экспорт страны как геополитическую дубину.

Украина не спешит возобновлять поставки российского газа, хотя оплата части долга за российское топливо уже позволяет стране приступить к закупкам.

Важен сам факт наличия альтернативы – не только в аспекте контрактов с различными поставщиками, но и в виде различных технологий поставок

Сначала планировалось, что на равнодоходные цены Россия перейдет уже к 2011 году, затем из-за неготовности экономики отложили срок перехода на 2014 год, а затем в связи с экономическим кризисом – на 1 января 2015 года. А потом отложили опять.

Пока экспорт СУГ не занимает серьезных позиций в структуре внешней торговли Беларуси, однако, эта динамично развивающаяся отрасль может стать еще одним спорным вопросом с РФ в среднесрочной перспективе (2-3 года).

Норвежские поставки в большей мере могут сыграть роль «красной тряпки» для Кремля и стать поводом для снижения поставок газа в Европу в целом.

Расчеты, что «Газпром» сможет продавать в КНР ежегодно более 60 млрд. куб. м., не основаны на анализе реальных потребностей и служат лишь оправданием архизатратного проекта.

Михаил Крутихин

На сегодняшний день для белорусских властей уже нет резонов держать продажу «Нафтана» до конца 2014 года как резервную возможность восполнения дыры платежного сальдо.

«Газпром» снижает поставки газа в Европу, чтобы помешать реверсным поставкам этого сырья в Украину и, таким образом, настоять на своих условиях при решении газового конфликта с этой страной.

Риску оттока средств российских инвесторов подвержены не только банки, но и белорусские предприятия с российским капиталом.

Украина уже приступила к реформированию своей газотранспортной системы – на ее базе будут созданы  компании по добыче, транспортировке, хранению и поставкам газа. Это позволит Украине войти в единый энергорынок ЕС.

Единственную серьезную попытку диверсифицировать поставки газа в страну Беларусь сделала в 2010 году – через несколько дней после очередной газовой войны с Россией. После этого вопрос альтернативных поставок фактически не поднимался.

В среднесрочной перспективе, возможно, не «среднеевропейская», но именно «китайская» цена может стать ориентиром для европейских потребителей российского газа.

Даже если российско-украинские отношения в газовой сфере обострятся, Россия не сможет в качестве альтернативы поставок газа на европейский рынок воспользоваться белорусским коридором в полной мере.

Поскольку партнеры не нашли компромисса по вопросам нефтяных изъятий в рамках соглашения о создании ЕЭС, можно предположить, что на создание общего энергорынка в обозримой перспективе они не рассчитывают.

Переизбрание Януковича на следующий срок видится весьма проблематичным. В Украине в пользу объединенной Европы стабильно высказывается ощутимое большинство граждан, причем эта тенденция укрепляется.

Долгосрочная зависимость от газового монополиста в перспективе затрудняет возможность диверсификации направлений закупки газа и жестко привязывает к монопольным условиям формирования цены на газ.

Даже если Миллеру удастся в ближайшее время отстоять свои позиции, успех проекта «Ямал-Европа-2», на который также рассчитывает белорусская сторона, остается призрачным. Финансирование под этот проект найти будет непросто.