Материалы на тему «Назарбаев»

Удержится ли авторитаризм в Казахстане?

До тех пор, пока Назарбаев не укрепит СБ и не покажет на практике, куда ведут основные нити управления и как они заработают в новой редакции, мы можем говорить о периоде относительной институциональной неопределенности.

От режима ручного управления – к политическому процессу

Общие параметры возможной конституционной реформы, озвученные белорусским президентом Александром Лукашенко, напоминают нововведения конституционных реформ Казахстана в 2007, 2011, 2017 и 2018 годах.

Выборами Токаева политический транзит не завершится

Повороты политического транзита, которые очевидно являются частью институционального дизайна, задуманного Назарабевым лично, пока свидетельствуют о контролируемости политического процесса.

Узбекский кейс в Казахстане был оценен

Назарбаев готовит страну, систему и, что немаловажно, семью к новому периоду – политической жизни после него.

Техническая конкуренция Минска и Астаны за статус переговорной площадки по Украине

Сегодня не существует объективных причин для переноса переговорного процесса по конфликту на Донбассе из Минска в Астану, в то время как перспектива диалога между Западом и Россией остается эфемерной.

ЕАЭС на пороге серьезного внутреннего конфликта

ЕАЭС на пороге серьезного внутреннего конфликта и возможно кризиса. Таков предварительный итог президентских выборов в Кыргызстане.

ЕАЭС должен был стать основным и наиболее привлекательным проектом  в регионе, но даже малые страны оказывают сопротивление прямому вовлечению в этот проект.

Одним из самых заметных событий уходящей недели стало заявление президента Казахстана о переводе казахского языка на латиницу. Такое решение имеет не только национальное, но и региональное значение.

В действительности заявленная конституционная реформа и передача полномочий носит характер минимальных изменений системы и в целом – формы правления.

События 5-6 июня указывают на то, что дестабилизация ситуации в Казахстане возможна, и сегодня различные политические группы пытаются воспользоваться ростом протестных настроений.

Итоговой ценой спокойствия является гораздо более радикальные политические, экономические и социальные перемены, которые могут оказаться значительно более болезненными и разрушительными, нежели «уход лидера».

Экономический кризис в России, ее санкционная война с Западом, взаимные торговые войны в итоге создали ситуацию, при которой реализация декларируемых целей ЕАЭС сегодня невозможна.

В случае реализации сценария миротворческой миссии, потребуется существенный пересмотр минских договоренностей и запуск нового мирного процесса. Однако именно данный сценарий позволит разрешить конфликт на востоке Украины. 

Для решения конфликта на востоке Украины необходимо проведение комплексной миротворческой миссии по мандату ООН, сочетающей военно-политическую и полицейскую компоненты, а также восстановление разрушенной социальной и экономической инфраструктуры.

Как бы то ни было, удержать власть гораздо сложнее, чем ее получить. Но еще более сложно использовать власть с умом не для себя, а для страны. 

Можно с уверенностью утверждать, что положение Нагорного Карабаха после вступления Армении в ЕАЭС будет мало чем отличаться от Абхазии, Южной Осетии или Приднестровья.

Кремль не станет слишком уж сильно нажимать на одного из своих крайне немногочисленных сторонников. СГ будет сохраняться им как резервный вариант на случай неблагоприятного развития событий.

При реализации планов транспортировке энергоресурсов неизбежно возникнет угроза господствующим позициям России на этом рынке.

Евразийский экономический союз будет не только опираться на абсолютное неравенство участников в пользу одного субъекта, но и на авторитарные методы управления, противоположные принципам строительства ЕС.

Москва мало обращала внимания на Россию, то есть на пространства, которые уже «освоены», точнее сказать, заняты. Поэтому к предложениям Назарбаева она вряд ли прислушается с должным вниманием.

Ни Лукашенко, ни Назарбаев ни словом не высказались в поддержку политики Путина в отношении Украины. И было бы странно, если бы высказались.

События в Украине стали нетривиальным вызовом Таможенному союзу, который уже через год должен превратиться в полноценный Евразийский союз: под вопросом оказалась интегративная привлекательность нового объединения.

На финишном этапе обозначились не только явные провалы в создании Единого экономического пространства, но принципиальные противоречия по видению самой архитектуры будущего союза.