Материалы на тему «сельское хозяйство»

Пятая реформа ЕСХП

Если Беларусь намерена экспортировать больше пищевой продукции, то придётся подстраиваться под новые стандарты ЕС.

На пути реформирования АПК

Номенклатурная и теневая приватизация сельскохозяйственных активов, которая в неявном виде происходила в последние десятилетия, может приобрести легальные формы.

Традиционный сценарий: производство в убыток

Россия оперативно пресекла экспансионистские планы белорусского Минсельхозпрода. А спустя два года вообще поставила под сомнение присутствие белорусской курятины на своем рынке.

Рекомендованные оптимистические мантры

Вполне возможно, что по производству вина мы обгоняем Францию. Только французы пьют шампанское, а белорусы – «крыжачок».

Выход из структурного кризиса в рамках существующей структуры невозможен

Если рассматривать управление как способность достигать публично озвученных целей, то его наша власть в последнее время все больше теряет.

Люди из голодного края

Если к затратам на уборку урожая прибавить все эти многочисленные административные расходы, фуражное зерно получается золотым.

Увеличивая физические объемы поставок (в основном в Россию), правительство фактически проводит распродажу белорусских мяса и молока. При нынешних ценах нарастить или даже сохранить стоимость экспорта невозможно.

При наличии в стране 50-60 тысяч фермеров сельское хозяйство могло бы выйти на самофинансирование. Примерно такое же количество фермеров смогло бы обеспечить нынешние объемы сельхозпроизводства в стране.

Для оплаты только части просроченной задолженности (банкам) организациям понадобиться не менее пяти лет, если на эти цели они используют всю свою прибыль.

Повысить платежеспособный спрос населения можно за счет либерализации импорта продовольственных товаров. Но правительство на это не пойдет – выбрав для себя и общества «колхозную дорожку», оно полно решимости идти по ней до конца.

Ликвидировать «агрофирмы» нельзя: выйдут они на конкурентный уровень, не выйдут, – государство будет вкладывать в них больше, чем получать. Как было прежде, так и сейчас.

Такая вот двойная бухгалтерия – одно пишем, два в уме. Понятно, что абсолютное большинство прибыльных сельхозпредприятий (34%) едва сводят концы с концами.

Беларусь экспортирует 55% своей сельскохозяйственной продукции. Предполагается, что 45% продукции хватает для внуреннего потребления – для 9,5 млн едоков. А за счет экспортных поставок могут «кормиться» еще 12-13 млн человек чужеземцев.

Чтобы получить иной результат, следовало бы предпринять иные действия, а не атаковать более двадцати лет одними и теми же силами одни и те же позиции.

Кабалистика какая-то: или будем вопрос рассматривать, или, как и прежде, – не будем, или дам землю, или не дам землю, или доживу, или не доживу, или при мне, или не при мне. Непонятно.

По сумме полученного чистого убытка и по удельному весу убыточных организаций промышленность превзошла сельское хозяйство. Зато в сельском хозяйстве неизменным осталось соотношение: суммарная задолженность в 16,2 превышают выручку от реализации.

Получается, что люди убывают, скот сводится, а статистическое производство растет. Как говорится, вопреки тенденции.

Производство мясной и молочной продукции увеличивается, продажи на внутреннем и внешних рынках – еще больше. Эти чудеса творит пищевая промышленность – алхимические чудеса, которые применяются в промышленных масштабах.

Доля фермеров в общем объеме производства удвоилась, а хозяйства населения все еще демонстрирует большую эффективность, нежели агропромовские предприятия.

Сельхозпредприятия не могут заплатить свои долги, потому не торопятся их выплачивать. Завершится этот финансовый год, будут реструктуризированы текущие долги, а в будущем году будут найдены новые «доноры».

Вся система агропроизводства, своими институтами и субъектами хозяйствования, заинтересована не в развитии производства, а в наращивании расходов. И никакой механизм этот главный фактор не отменит.

«Государственный интерес» тем и хорош, что это понятие неконкретно и очень пластично. Интересами государства можно оправдать любую блажь, любой провал, любую ошибку и любой убыток.

Но: не прекратились продовольственные «войны» между российскими фермерами и белорусскими колхозниками после ухода со своего поста главного разжигателя взаимной вражды Геннадия Онищенко.

При росте денежных доходов население и предприятия начинают ориентироваться на импортную продукцию, но при сокращении доходов возвращаться к национальным производителям и продавцам не спешат.

Сена заготовлено по норме, но не в оптимальные сроки, силоса хватает, но рецептура не соблюдена, комбикорма есть, но подготовленные с нарушением технологии.

Не так все хорошо с агрогородками, чтобы тиражировать идею на весь мир. Вариант «ни к селу ни к городу» уже по самому смыслу выражения указывает на результат.

Женщины в сельской местности в наибольшей мере уязвимы применительно к рискам бедности: зарплата женщин в сельском хозяйстве составляет 88,6% от зарплаты мужчин.

В настоящее время в западной аналитике все более преобладает тенденция негативной оценки перспектив глобальной продовольственной безопасности.

Как сообщает Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН, мировые цены упали на продукты до трехлетнего минимума. А у нас растут…

К тому же, возможно, началась и дезинтеграция системы управления: местные «вертикали» стали превращаться в кланы, более или менее независимые от центральной власти.

«Белорусский ежегодник – 2012» в html постатейно. Авторы в развитии тенденций в большинстве секторов общественно-экономической жизни страны отмечают попытку властей вернуться к прежним, изжившим себя рецептам при одновременном сужении зоны ответственности государства.

Есть три способа ведения хозяйства – феодальный, капиталистический и через управление сельским хозяйством. Феодализм мы, в общем и целом, преодолели, до капитализма не доросли, зато укрепились эти вот структуры.

К скромным объемам производства, традиционно низкой его эффективности и бестолковому руководству добавилась и четвертая проблема: все чаще говорят о дефиците рабочей силы.