Материалы на тему «госаппарат»

Новые тенденции региональной политики

В других странах это называется ответственность перед избирателями, у нас – чувство стыда. Но провалы – у госслужащих, а испанский стыд – у всех нас.

Любой руководитель знает, как важно иметь подчиненного, который способен схватить на лету и довести до ума идеи, которые, вероятно, даже в самом начальственном мозгу еще не оформились.

В свете очередной «оптимизации» госаппарата наиболее пострадавшей окажется гражданская идеологическая вертикаль. Но это не означает, что в политической жизни страны станет меньше идеологии.

Кто должен выполнять все эти «надо бы», «хорошо бы» и даже «необходимо»? Ровно те же люди, которые об этом заявляют, и должны быть драйверами процесса, а не просто выступать «за все хорошее».

Институт государственно-частного предпринимательства – достаточно комфортный инструмент, который не посягает на святая святых – белорусскую госсобственность.

Вызовы, которые стоят перед госаппаратом, требуют, с нашей точки зрения, более нюансированных решений, нежели простое сокращение численности госслужащих и повышение заработной платы.

Новое правило или запрет = пункт в годовом отчете = аргумент для увеличения перераспределения средств в пользу ведомства. Плохое правило здесь лучше хорошего, ибо хорошие правила не запоминаются.

Поскольку просто бездумная передача указаний сверху вниз очень редко приводит к успеху, очень часто возникает необходимость в «управлении по дефициту» или в «тушении пожара».

Армия освобожденных менеджеров растворилась неизвестно куда – в то время как в некоторых ведомствах вакансии замминистра пустуют по полгода, а некоторые производства годами возглавляемы врио-руководителями.

Когда разговор ведется про налоги, чиновники упирают на чувство долга и социальной ответственности. А вот когда идет речь о тратах, услуги предъявляются в качестве своего рода «подарков от государства».

В этой ситуации для каждого чиновника и для бюрократической системы безопаснее соглашаться со всеми распоряжениями и надеяться, что об этом более не вспомнят. А если вдруг вспомнят – ну, в худшем случае, накричат.