Материалы на тему «Болонский процесс»

Нужны конкретные результаты этих переговоров

И официальные представители Беларуси, и чиновники ЕС, и участники от НГО согласны с тем, что по сравнению с первым заседанием Координационной группы атмосфера в зале заседаний существенно изменилась в лучшую сторону.

Академические свободы: на краю Болонского процесса

Cтрогие университетские правила все чаще используют, чтобы «отсеять» студентов, поддерживающих оппозицию и критикующих систему образования.

Существует вероятность усиления ГоНГО и иных подконтрольных инициатив в политике высшего образования, вытеснения ОГО из публичного пространства и международного диалога.

Белорусское государство, очевидно, не готово взаимодействовать с организациями гражданского общества для обсуждения вопросов прав человека, условий деятельности ассоциаций и т.д.

Успешность модернизации высшего образования в значительной степени будет зависеть от того, насколько гражданскому обществу удастся организовать контроль за всеми этапами выполнения обязательств беларуской стороной.

Станет ли проект национального университета поводом для борьбы за ресурсы или стимулом консолидации зависит от того, как и кем будет сформулирована программа его создания.

Удельный вес компаний, которые не могут найти работников с «правильным» набором навыков даже среди многочисленных специалистов с официальными дипломами высокого уровня, был самым высоким именно в Беларуси.

И хотя вариант уменьшения численности мест в вузах на 2015-2016 гг. исключать не стоит, более реалистичным представляется многократно апробированный вариант сокращения негосударственных вузов.

Быть может, академическая свобода и демократия является ценностями, но к эффективности высшего образования отношения они не имеет. 

Подавляющее большинство преподавателей по-прежнему идеализируют советскую школу, а некоторые наиболее «продвинутые» – даже гумбольдтовскую модель XIX века.

«Тирания большинства» нередко оборачивается полной неспособностью вуза к серьезным переменам. Ректоры, выбираемые профессорами и студентами, боятся недовольства своих избирателей больше, чем утраты университетом научного авторитета.

Но вернемся к стандартам. Совещание по ним прошло успешно. Можно предполагать, что все поняли, что и как делать. Однако один вопрос не прозвучал: «А зачем?»