Материалы на тему «нефтяная рента»

Уменьшение прибыли и рентабельности предприятий может негативно сказаться на реализации масштабных инвестиционных проектов, нацеленных на повышение глубины переработки нефти до уровня не менее 90%.

Возможно, изменения рыночных котировок были бы более удобным инструментом для отслеживания состояния рынка, но нам это чуждо.

Снижение мировых цен на нефть имеет очевидный негативный эффект для Беларуси: чем ниже мировая цена, тем ниже маржа между мировой и льготной ценой.

Вводить ограничения для украинских товаров странам-участницам евразийской интеграции сейчас абсолютно невыгодно  в том числе из-за теряющего свою привлекательность евразийского проекта.

Цена российского газа для Беларуси в 2016 году может отличаться от среднегодовой экспортной цены «Газпрома» всего лишь на 20-22 USD, в то время как  в 2015 году эта разница была примерно в 5 раз выше.

Необходимость выживания в условиях продолжающегося снижения маржи нефтепереработки толкает белорусского нефтетрейдера к более решительным шагам по вхождению на европейский рынок.

Система госрегулирования топливного рынка подрезала финансовую маржу «Белоруснефти»: за минувшие 10 лет она снизилась в 3 раза.

Белорусский рынок автомобильного топлива впервые стал более привлекательным, чем экспортный. Как следствие, на внутреннем рынке обострилась конкуренция за потребителя.

Хотя снятие санкций с иранского ТЭКа уже повлияло на энергетический рынок из-за ожидания «отложенного эффекта», полноценное влияние на рынок газа Иран сможет оказывать лишь через 5-7 лет.

Сегодня финансовое здоровье белорусских НПЗ в большей степени зависит от мировых цен на нефть, чем от условий поставок российской нефти, которые в большей степени предопределены налоговым маневром.

Новая налоговая политика стимулирует российские вертикально-интегрированные компании уходить от нефтепереработки и наращивать прямой экспорт нефти, что вряд ли радует российское руководство.

У белорусской «трубы» есть резерв для реверсной поставки нефти из Польши в Украину. Если, конечно, белорусская сторона подключится к этому проекту. Но непонятно, как Россия отреагирует на участие Беларуси в снабжении Украины польской нефтью.

Новый подход российского руководства по уменьшению субсидирования Беларуси, который проявился примерно с 2007 года, сделал традиционно свободный доступ многих категорий белорусских товаров на российский рынок предметом разбирательств.

Возможность продажи продукции на российский рынок без проведения модернизации экономики является существенным демотивирующим фактором для проведения реформ.

 Какими бы ни оказались конечные ставки экспортных пошлин, за их снижение все равно кто-то должен заплатить: либо потребители, либо бюджет, либо нефтяники. Для всех участников этого процесса эта плата будет довольно болезненной.

Белорусская сторона рассчитывает, что в новом документе, подписанном в формате «тройки», положение о перечислении экспортные пошлин на нефтепродукты в российский бюджет будет исключено.