Материалы на тему «нефтяные поставки»

Контроль качества нефти: это возможно?

Российская сторона заинтересована максимально минимизировать финансовые выплаты «живыми» деньгами, поэтому будет стремиться нарастить поставки нефти в Беларусь.

Уменьшение прибыли и рентабельности предприятий может негативно сказаться на реализации масштабных инвестиционных проектов, нацеленных на повышение глубины переработки нефти до уровня не менее 90%.

Снижение мировых цен на нефть имеет очевидный негативный эффект для Беларуси: чем ниже мировая цена, тем ниже маржа между мировой и льготной ценой.

Цена российского газа для Беларуси в 2016 году может отличаться от среднегодовой экспортной цены «Газпрома» всего лишь на 20-22 USD, в то время как  в 2015 году эта разница была примерно в 5 раз выше.

Необходимость выживания в условиях продолжающегося снижения маржи нефтепереработки толкает белорусского нефтетрейдера к более решительным шагам по вхождению на европейский рынок.

Система госрегулирования топливного рынка подрезала финансовую маржу «Белоруснефти»: за минувшие 10 лет она снизилась в 3 раза.

Белорусский рынок автомобильного топлива впервые стал более привлекательным, чем экспортный. Как следствие, на внутреннем рынке обострилась конкуренция за потребителя.

Хотя снятие санкций с иранского ТЭКа уже повлияло на энергетический рынок из-за ожидания «отложенного эффекта», полноценное влияние на рынок газа Иран сможет оказывать лишь через 5-7 лет.

Сегодня финансовое здоровье белорусских НПЗ в большей степени зависит от мировых цен на нефть, чем от условий поставок российской нефти, которые в большей степени предопределены налоговым маневром.

Новая налоговая политика стимулирует российские вертикально-интегрированные компании уходить от нефтепереработки и наращивать прямой экспорт нефти, что вряд ли радует российское руководство.

У белорусской «трубы» есть резерв для реверсной поставки нефти из Польши в Украину. Если, конечно, белорусская сторона подключится к этому проекту. Но непонятно, как Россия отреагирует на участие Беларуси в снабжении Украины польской нефтью.

 Какими бы ни оказались конечные ставки экспортных пошлин, за их снижение все равно кто-то должен заплатить: либо потребители, либо бюджет, либо нефтяники. Для всех участников этого процесса эта плата будет довольно болезненной.

Большую лепту в объем товарооборота вносит экспорт белорусских нефтепродуктов на украинский рынок, который остается самым привлекательным с точки зрения логистики поставок и самым высокомаржинальным с точки зрения доходности продаж.

Для Беларуси риски от сохранения поквартального режима торговли с «волошинскими либералами» вполне сравнимы с рисками от вероятной монополизации поставок нефти «сечинскими силовиками».

Похоже, ситуация повторяется. Правда, на этот раз выторговать отмену экспортных пошлин на год раньше старта очередного этапа интеграционного объединения – ЕЭС – А. Лукашенко не удалось.

По имеющимся данным, при подписании нефтяного баланса-2014 в Беларусь Москва на этот раз хочет получить реальные гарантии по реализации 5 объявленных интеграционных проектов.

После смены стратегии поставок нефти в Беларусь ряд российских нефтяных компаний могут потерять доступ к премиальному для них белорусскому направлению.