Материалы на тему «Brexit»

Одной ногой тут, другой – там

Возрождение экономического национализма, объединяющего Брексит, трампизм и европейских крайне правых, не приведет к разрушению торговли, горячим войнам, диктатуре или быстрой деглобализации.

Роберт Скидельский

Дефекты идеи «Европы-крепости»

Цель ЕС должна быть пересмотрена. Вместо «Европы разных скоростей» нужна «многозадачная Европа», которая оставляет странам-членам более широкий выбор.

Нелиберальная демократия или недемократический либерализм

Нам нужны ограничения политической власти, чтобы не позволять большинству (или тем, кто у власти) нарушать прав меньшинств (или тех, кто не у власти).

Сепаратизм на марше

Кризис управления – это в первую очередь кризис представления о том, как надо управлять. Оба случая – Курдистан и Каталония – это кризис представления политических элит о мировом порядке.

Устойчивый рост и нестабильная политика

Учреждения, построенные в течение относительно длительного времени, ограничивают возможности политических лидеров и законодателей влиять на экономику.

Тенденция ЕС к расширению не является необратимой

Противопоставляя себя национализму и популизму и создавая обновленный нарратив, отвечающий сегодняшним приоритетам европейского общества, ЕС может восстановить свою легитимность и импульс к развитию.

Если мы обратимся к развивающимся странам, то еще не поздно построить подлинный глобальный порядок. На сей раз, в отличие от периода после 1989 года, мы не должны оставлять работу незавершенной.

С помощью Макрона французские центристы отразили электоральные атаки с двух сторон. Но сила этих атак показывает, насколько шаткими являются условия, в которых находится Европейский союз.

Хотя инвесторы и могут быть правы в том, что не рассматривают всерьез риски, связанные с обычными военными конфликтами, они все же могут недооценивать угрозу настоящего «черного лебедя».

Британия возвращает себе полную правосубъектность в торговле, экономике и обороне. Ничем иным как возвратом к принципам Вестфальской системы международных отношений это назвать нельзя.

В 2017 году в некоторых европейских странах пройдут всеобщие выборы, и существует риск того, что изоляционистские, анти-европейские популистские движения устроят яркое шоу.

Тогда появляется популист и обещает изменить положение дел с тем, чтобы защитить интересы «народа» (хотя на самом деле только его части), и предлагает что-то, возможно, более привлекательное, чем возможные решения, – козлов отпущения.

Нет необходимости в парламентах, погруженных в бесконечные дебаты: унитарная воля народа может быть легко выражена в виде одного голоса. Отсюда – романы популистов с плебисцитами и референдумами.

Политические группы, думающие о будущем, должны преодолеть свои разногласия более структурным образом ради нового институционального видения Европы.

Если 2016 год может стать годом популизма в политике, «изоляционизм» не является точным описанием текущего отношения Америки к миру. В важнейших аспектах риторика Трампа не совпадает с чувствами большинства избирателей.

Сегодняшний региональный, внутри- и внешнеполитический контекст, в котором находится Турция, самым непосредственным образом благоприятствует реализации сценария Turexit.

Когда украинские реформаторы смело продолжают формировать новые институты, они вдохновляются примером ЕС, и в особенности – примером Великобритании.

Лондон не имел ни малейших оснований опасаться какой-либо неадекватной реакции со стороны бывших союзников.

Она могла бы компенсировать потери, вызванные Brexit, путем преодоления нынешнего кризиса за счет формирования возможностей для подлинной интеграции – того, что до сих пор блокировалось Великобританией.

Славомир Сираковски

Европе нужно больше кооперации, интеграции, солидарности и равного распределения рисков. Вместо этого европейцы, похоже, выбирают национализм, балканизацию, раскольничество и дезинтеграцию.