Материалы на тему «гендер»

Диспропорции в мужском и женском вкладе в потомство

Повышение отцовского вклада в уход и воспитание уже с возраста 3 лет отражается на более высоких показателях когнитивного развития ребенка в будущем.

Главный счетовод против главного избирателя

Вспомним основные тенденции и наиболее интересные события, непосредственно касающиеся женского участия в отечественной политике, произошедшие за минувшие почти полтора десятка лет.

Продуктивность становится маркером, который определяет статус граждан как «человеческого капитала» государства, что закономерно создает плеяду патологизированных субъектов, не вносящих существенного вклада в развитие рынка и страны.

К женщинам крайне редко обращаются за экспертным мнением. Такая ситуация способствует невидимости женской активности в различных сферах общества.

Лучший показатель по политическому участию в сравнении с некоторыми соседними странами Беларусь получила благодаря «квотам», которые президент страны установил неформально. Этот показатель поддерживается искусственно.

«Женские» профессии – это все те профессии, которые ставят своей целью обслуживать, учить, заботиться, ассистировать, при этом лишенные цели контролировать, нести ответственность, организовывать, принимать решения.

Меры социальной защиты ориентируются на «нормативную модель», которая создает различные «маргинальные группы» и применяет к ним санкции для поддержания социальной сегрегации.

Социальная политика ориентирована на экономическое стимулирование семей к рождению большего числа детей. Такая модель игнорирует другие проблемы, с которыми сталкиваются родители.

Апелляции к образу женщины-матери, сопровождающиеся отсылками к красоте, призваны в очередной раз подчеркнуть роль женщины как молчаливого объекта созерцания, но не активного агента общественно-политической жизни.

Женщины «пожилого возраста» в Беларуси являются одной из уязвимых групп, которая часто маргинализируется и подвергается социальному исключению.

Репродуктивный труд является рутинизированной монотонной практикой, которая часто позиционируется как нечто должное, как обязательный императив для женщин, что позволяет поддерживать гендерные иерархии в повседневной коммуникации.

Если женщина не планирует заводить детей, то не должна заботиться о своем здоровье? Или если женщина не может иметь детей, то ее здоровье также уже не является предметом социальной политики. То есть «не-репродуктивные» тела игнорируются и маргинализируются.

Почему «женские проблемы», проблемы угнетенной группы должны легитимировать себя через союзничество с привилегированной группой?

Сведение всех функций семьи исключительно к репродукции, а семейной политики – к демографической политике и стимулированию рождаемости имеет очевидные негативные социальные эффекты. 

Проблема «вредного производства» и тяжелых работ не ставится в Беларуси как вопрос совершенствования производства. Вместо этого ограничениям подвергается группа людей, обозначенных как «женщины».

Доминирующей на уровне официальной риторики остается (нео)консервативная идеология, апеллирующая к значимости функции «воспроизводства рода» для существования нации, социальных структур, иерархий.

В Беларуси наблюдается постепенное и значительное увеличение разрыва в оплате труда между мужчинами и женщинами. В сравнении с 1998 годом этот разрыв увеличился на 10,4%.

Чаще всего без работы оказываются женщины в возрасте 20-34 лет. Так в возрасте до 30 лет на учете в службе занятости стояло 6677 женщин и 4158 мужчин.

В масштабах всего мира женщины занимают лишь 25% высших руководящих должностей, их средний заработок на 20-30% ниже по сравнению с мужчинами.