Материалы на тему «безработные»

Перестройка или демонтаж?

«Улучшенный» декрет, точнее декрет №3/1, чем-то напоминает перестроечные документы, ориентировавшиеся на ускорение и усовершенствование. Но на деле они подорвали фундамент системы.

Что делать со «слишком компетентными» специалистами

Безработица стала важным фактором роста популистских партий, которые сейчас угрожают социальной сплоченности, демократии и верховенству закона в Европе.

Алоиз Штёгер, Николас Шмит

Будь на лесоповале хорошая зарплата – эту работу легко выполнили бы профессиональные лесорубы. Ведь далеко не каждому «тунеядцу» можно доверить топор, если он прежде его в руках не держал. Тем более бензопилу.

Государство самых последних социальных аутсайдеров – вместо обещанной социальной помощи и гарантированной защиты – облагает непонятным налогом на доходы, существующие только в воображении чиновников.

Рост занятости в нашей экономике ведет к снижению, а не росту производительности труда и, как следствие, к снижению ВВП и наполнения бюджета.

Правительство, отдавая отчет в абсурдности ситуации и, очевидно, опасаясь социального взрыва в связи с массовыми увольнениями трудящихся, предложило им пряничек в виде половинного БПМ в качестве пособия.

Практически не повышается регистрируемый уровень безработицы, что свидетельствует об увеличении работников, которые отказываются от участия в официальной экономике.

Экономика уже не может содержать избыточное число работников на предприятиях, выплачивая им зарплату, иначе они разорят даже прибыльные организации, имеющие шансы пережить кризис.

В 2014 году получали доходы и платили налоги менее 250 тыс. предпринимателей. Остальные впали в анабиоз, ожидая восстановления жизнедеятельности с наступлением лучших времен.

Закон «о социальных иждивенцах» вкупе с административными препятствиями для отражения соответствующих процессов в государственной статистике блокируют каналы относительно управляемой канализации социального недовольства.

Только если гражданин, например, работал или занимался предпринимательской деятельностью менее 183 дней в году, у фискальных органов есть основания предъявить ему требование об уплате сбора.

Максимальный уровень безработицы за последние 15 лет наблюдался в 2002-2003 годах и в случае массовой регистрации всех незанятых в экономике этот уровень может быть превзойден.

«Эффективность» принудительного труда не удалось обеспечить никому. Примеров тому в новейшей белорусской истории множество, начиная от пресловутых нерадивых родителей и заканчивая крепостным правом в деревообрабатывающей отрасли.

Определен перечень из 106 наиболее значимых предприятий, чья финансовая деятельность регулируется практически в ручном режиме. Для их поддержания будут изыскиваться необходимые финансовые ресурсы. Остальным придется рассчитывать на собственные силы.

Падает реальная занятость, растет занятость формальная, сокращаются объемы производства – не в пример запасам готовой продукции, снижается платежеспособный спрос на рынке, но цены – нет, деньги дешевеют – а народ беднеет.

Тут наше государство может попасть в расставленную им же самим себе ловушку – столкнувшись с необходимостью уплаты «тунеядческого налога», возвратившиеся сезонные мигранты могут отправиться регистрироваться на биржу труда.

В законодательстве, в статистической практике отсутствуют такие понятия, как «тунеядцы» и «лодыри», а под  иждивенцами в строгом смысле понимаются многие почтенные и законопослушные граждане.

В ст. 41 установлено, что «принудительный труд запрещается, кроме работы или службы, определяемой приговором суда или в соответствии с законом о чрезвычайном положении». Разумеется, наше «басманное» правосудие способно найти нужное ей толкование в угоду пожеланиям Лукашенко. Но будет ли от этого польза?