Эмоциональный климат белорусского общества

Далеко не каждый человек способен внятно сформулировать свои политические предпочтения и вообще имеет таковые. В то же время чувства испытывает каждый. Но при этом "температура" и "направленность" этих чувств всего общества и его отдельных групп, словом, эмоциональный климат оказывается мощным политическим фактором, фактором сохранения стабильности или перемен (табл. 1).

Таблица 1. Распределение ответов на вопрос: "Какие чувства появились, окрепли у Вас (у окружающих Вас людей) за последние годы?", % (возможно более одного ответа)

Вариант ответа

Беларусь

май 2007

Россия 2003*

у Вас лично

у окружающих Вас людей

Надежда

28.8

38

30

Усталость, безразличие

24.6

33

40

Спокойствие, без особых надежд

21.8

Гордость за свой народ

19.2

5

4

Тревога

18.6

Чувство собственного достоинства

17.6

17

11

Озлобленность

15.5

17

Ожесточенность

14.3

5

18

Уверенность в завтрашнем дне

14.3

15

11

Страх

14.1

10

15

Обида

13.3

15

18

Растерянность

13.0

14

18

Одиночество

12.0

11

8

Отчаяние

9.6

11

14

Чувство свободы

8.9

17

14

Зависть

7.3

2

8

* Данные Левада-центра, см. Ю. Левада. Функции и динамика общественных настроений. В кн. "Ищем человека: социологические очерки 2000-2003", Москва, Новое издательство, 2006, с. 336-349

Данные относительно Беларуси (да и относительно России) показывают, что в обеих странах все же самое распространенное чувство – надежда. Впрочем, и она свойственна лишь примерно каждому четвертому опрошенному. Но в то же время альтернативой ей, по крайней мере, самой распространенной, являются не негативные чувства, а апатия – усталость и спокойствие без надежд. Этим в некоторой степени объясняется и то обстоятельство, что в обеих странах стремление к переменам не находит достаточно широкой поддержки.

Обращает на себя внимание любопытная особенность российских данных: опрошенные склонны отмечать положительные эмоции применительно к себе в большей степени, а отрицательные – в меньшей, чем в отношении окружающих людей. Это означает, что они отчасти оказываются в плену катастрофического истолкования текущей реальности, приписывая другим людям и обществу в целом несколько более низкую эмоциональную «температуру», чем та, которую имеют они сами.  

Стоит отметить те позиции, по которым белорусы и россияне отличаются весьма заметно. Это, в первую очередь, гордость за свой народ. Причина тут, по-видимому, в том, что белорусы, как нация с молодой государственностью, еще не очень привыкли к ней и радуются любым проявлениям (истинным или мнимым) своих общих успехов. В то же время россияне, вероятнее всего, сравнивают теперешнее положение (точнее, то, которое было в 2003 г.) с другими страницами долгой российской истории. И сравнение это – не в пользу современности.

Однако и усталость, и апатия свойственны россиянам в гораздо большей степени, чем белорусам – даже в ответах на "личный" вопрос это чувство назвал каждый третий опрошенный россиянин, в то время как среди белорусов такой ответ дали менее четверти опрошенных. Так что белорусское общество оказывается несколько более контрастным: тех, кто не "горяч" и не "холоден" в нем оказывается несколько меньше, чем было в России в 2003 г. 

Чувство свободы вряд ли можно отнести к чистым эмоциям, но как раз тут отличия тоже достаточно заметны: белорусам это чувство свойственно в гораздо меньшей степени, чем россиянам, хотя и у последних оно – почти в самом конце списка по значимости.

Та или иная «температура» чувств может скрывать их совершенно разную направленность, скажем, надежда может быть связана как с доверием власти, так и с недоверием, быть надеждой на ее скорую смену. Ответ на вопрос о связи эмоционального климата белорусского общества с политическими предпочтениями можно видеть из табл. 2.

Таблица 2. Распределение ответов на вопрос: "Какие чувства появились, окрепли у Вас (у окружающих Вас людей) за последние годы?" в зависимости от ответов на вопрос "Доверяете Вы или не доверяете президенту Беларуси?"*, %

Вариант ответа

Доверяют президенту

(56.9)

Не доверяют президенту

(32.7)

Надежда

35.4

20.0

Гордость за свой народ

28.0

6.5

Спокойствие, без особых надежд

23.8

19.0

Уверенность в завтрашнем дне

22.0

4.8

Чувство собственного достоинства

20.0

15.2

Усталость, безразличие

15.9

38.0

Чувство свободы

12.0

3.8

Одиночество

12.3

8.3

Тревога

11.3

29.3

Страх

10.0

20.0

Растерянность

9.8

19.2

Озлобленность

9.5

25.3

Обида

8.8

22.0

Отчаяние

7.3

15.2

Ожесточенность

6.9

26.7

Зависть

5.9

10.3

* Таблица читается по вертикали

Как можно видеть, данные в обеих столбцах – почти полярные. Приверженцам президента свойственны, главным образом, позитивные эмоции, в том числе и первая из них – надежда. С не доверяющих ему – самые высокие значения отрицательных эмоций: тревоги, озлобленности, ожесточенности, обиды. Отсюда, в частности, следует, что поддержка А. Лукашенко имеет достаточно солидную, в том числе и эмоциональную базу: своим сторонникам он дает не только некие материальные блага, но и надежду.

Тем интереснее представляются позиции, по которым эмоциональная симметрия нарушается. Среди приверженцев президента достаточно распространено безнадежное спокойствие, причем более, чем среди его оппонентов. Это, впрочем, еще одна опора власти – те, кто вообще утратил надежду и с существующим порядком вещей просто смирился.

В то же время самым распространенным чувством среди оппонентов А. Лукашенко (эту позицию отметили почти двое из пяти) являются не агрессивные эмоции, а усталость. Впрочем, на 7-м месте из 17-ти по распространенности и среди этой группы – надежда, но она явно не связана с главой государства.

Обращают на себя внимание также данные о распространенности чувства свободы. Оно несвойственно противникам президента, занимая у них по степени распространенности последнее место. Однако и среди противников президента его ощущают немногие. Но из сочетания этого факта с распространенностью среди них иных позитивных эмоций можно сделать вывод, что чувство свободы не является для них столь уж важным.

В табл. 2 едва ли не единственной чисто экзистенциальной эмоцией, почти не связанной с политическими предпочтениями, является чувство одиночества. Тут число одиноких среди сторонников президента и его противников почти одинаково.  

Данные табл. 2 подтверждают выводы предыдущих исследований: фигура президента раскалывает белорусское общество на две части, живущие в очень разных эмоциональных климатах. Одна часть – приверженцы А. Лукашенко – не просто поддерживает его, у них существующее положение вызывает полный набор положительных эмоций, в том числе и таких сильных, как надежда и гордость за свою страну. Другая часть общества, причем немалая, живет в состоянии постоянного и многопланового стресса. Пока эти люди не представляют большой опасности для действующей власти, поскольку этот стресс порождает в большей степени апатию, чем готовность к действию во имя перемен. Но отрицательный эмоциональный потенциал не исчезает, это, по В. Быкову, бомба, которая «чакае свайго часу».

 

www.iiseps.org

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.