К проблеме коллективного капитала

Весь 2006 г. прошел в Беларуси под флагом стабильности, по крайней мере власть прилагала максимум усилий, чтобы именно так оно и казалось. Президентские выборы внесли определенный динамизм, но он был непродолжительным. Реакция же на него властей оказалась совершенно неадекватной. Состояние белорусской экономики в предвыборный период и, как следствие этого, социальная температура общества не давали повода для беспокойства. Социально-экономические показатели 2006 г. не шли ни в какое сравнение с аналогичными показателями за 2001 г. И тем не менее испуг и растерянность власти были очевидны. Но очевидной была и непонятно откуда возникшая отчаянная решительность граждан (в первую очередь молодежи) отстаивать свое право на иную Беларусь.

Как неадекватность власти, так и причины, которые вывели молодежь на площадь, нуждаются в серьезном политологическом анализе. Мы же лишь отметим, что в силу самой логики развития авторитарного режима произошла изоляция управленческой «вертикали» от общества. Эффективный диалог первого субъекта со вторым возможен лишь через посредничество структур гражданского общества. Последние же в Беларуси развиты слабо, а те, что есть, власть демонстративно игнорирует. В отсутствие обратной связи любой несанкционированный «шорох в кустах» и приводит к неадекватной реакции.

Акции протеста на Октябрьской площади, заставшие врасплох не только власть, но и оппозиционных лидеров, свидетельствуют о дальнейшем нарастании раскола в белорусском обществе. Уже который год интересы социально активных граждан Беларуси открыто игнорируются. Состоявшиеся в январе выборы депутатов местных советов – лишь очередной штрих в общей безрадостной картине. Социальный лифт в республике остановился, и первой это почувствовала студенческая молодежь.

Белорусско-российский конфликт внес динамику в сложившуюся за последние три года стабильность. На момент последнего опроса граждане Беларуси еще не могли почувствовать его экономических последствий. Все изменения социальных трендов – результат информационной активности главы белорусского государства. Обратимся к табл. 1. Как можно видеть, стрелка социального барометра по-прежнему указывает на «ясно», но каждый пятый белорус уже начинает ощущать наметившийся перепад давления.

Таблица 1. Распределение ответов на вопрос: «Как Вы оцениваете в целом политическую обстановку в Беларуси?», %*

Вариант ответа

Все

население

В том числе:

Доверяют

А. Лукашенко

(55.4)

Не доверяют

А. Лукашенко

(28.5)

Благополучная

17.0

28.8

1.4

Спокойная

54.0

60.8

37.9

Напряженная

20.3

3.5

44.2

Критическая, взрывоопасная

3.8

1.0

9.4

ЗО/НО

4.9

1.7

6.5

* Все таблицы читаются по вертикали.

Повышенной чувствительностью, судя по приведенным данным, обладают лишь граждане, не доверяющие А. Лукашенко. Об этом необходимо постоянно помнить тем, кто формирует оппозиционную стратегию. Каждая часть белорусского общества живет в своей реальности. Существуют мощные социальные механизмы, которые делают однажды наметившееся расхождение устойчивым. Одним из таких механизмов является избирательность информационного восприятия. Политизированные граждане отличаются повышенной чувствительностью лишь к той информации, которая подтверждает уже сложившуюся в их головах картину. Всю прочую информацию они сознательно, а чаще бессознательно игнорируют.

Кроме того, анализируя ответы на вопрос табл. 1, необходимо помнить, что доля доверяющих А. Лукашенко сегодня почти в два раза больше доли ему не доверяющих (55,4% vs. 28,5%). Именно из отмеченного меньшинства и формируется «протестный электорат» (табл. 2). Однако к приведенным данным следует относиться крайне осторожно. От намерений, фиксируемых в ходе социологических опросов, до конкретных поступков путь неблизкий. Но сегодня даже среди не доверяющих А. Лукашенко лишь 37% опрошенных находятся в стадии декларирования намерений.

Таблица 2. Распределение ответов на вопрос: «Если в Вашем городе (районе) состоятся акции против ухудшения экономического положения, готовы ли Вы принять в них участие?», %

Вариант ответа

Все

население

В том числе:

Доверяют

А. Лукашенко

(55.4)

Не доверяют

А. Лукашенко

(28.5)

Нет

66.8

75.6

52.7

Да

23.0

18.1

37.0

ЗО/НО

10.2

6.3

10.3

Иллюстрацией к сказанному служат данные табл. 3. Для большинства белорусских граждан политическая активность сводится к чисто электоральной. В условиях демократических выборов большего и не требуется, но в авторитарной Беларуси вопрос о власти не может быть решен исключительно через процедуру голосования. Сколько же граждан сегодня не декларируют, а совершают конкретные действия? Судя по табл. 3, собирали подписи за выдвижение кандидатов, агитировали и принимали участие в наблюдении лишь 3,9%. Это явно завышенное число, ибо в отмеченные группы с большой долей вероятности входила определенная часть одних и тех же людей.

Таблица 3. Распределение ответов на вопрос: «В чем выразилось Ваше участие в местных выборах?» (возможно более одного ответа)

Вариант ответа

%

Участвовал в голосовании

59.4

Подписывался за выдвижение кандидата

4.6

Собирал подписи за выдвижение кандидата

1.9

Принимал участие в работе избирательной комиссии

1.8

Принимал участие в качестве наблюдателя

1.3

Агитировал за или против кандидатов

0.7

Не принимал никакого участия в этих выборах

34.4

Предельный характер отмеченного значения подтверждается и при ответе на вопрос: «Знакомы ли Вы с общественно-политическими кампаниями «Белорусская солидарность» и «За свободу!» (т.е. читали их информационные и агитационные материалы, общались с их участниками, обсуждали со своими знакомыми, участвовали в них и т.п.), организованными белорусской оппозицией?» И в этом случае доля тех, кто не только знаком, но и принимал в данных кампаниях участие, оказалась невысокой (3,3%). Какова же эффективность их работы? Ее можно определить по количеству тех, кто ознакомился с кампаниями, организованными оппозицией. Так, отметили свое знакомство с кампанией «За свободу!» – 11,2%, кампанией «Белорусская солидарность» – 5,9%. Еще 1,3% знакомы с обеими.

Приведенные результаты позволяют высчитать своеобразный коэффициент информационной эффективности агитаторов. Даже если предположить, что все знакомые с кампаниями граждане узнали о них от агитаторов (что, разумеется, не так), то, поделив процент ознакомленных на процент агитаторов, мы получим достаточно скромный коэффициент, равный 5,5. Приведенный расчет позволяет по-новому взглянуть на эффективность проводимых в Беларуси информационных кампаний по технологии «от двери к двери». При этом необходимо помнить, что помимо чисто физического донесения информации, существует и проблема ее восприятия. Это, в частности, видно и на примере кампаний «Белорусская солидарность» и «За свободу!»: только 10% опрошенных отметили, что поддерживают их, что в два раза меньше числа ознакомленных.

В заключение обратимся к рейтингам (табл. 4). Тренд за полтора последних года позволяет сделать ряд выводов. Во-первых, отчетливо просматривается роль Конгресса демократических сил как источника легитимности единого кандидата. Во-вторых, повышение рейтинга единого произошло за счет потери голосов остальными оппозиционными лидерами. Таким образом, мы наблюдаем своеобразное перераспределение популярности исключительно среди оппозиционной части белорусского общества. В-третьих, максимальный рейтинг А. Милинкевича пришелся на период выборов, после чего он снизился почти вдвое. Данное колебание – классический пример мобилизационной динамики. Практически с такой же амплитудой оно повторилось в изменении рейтинга А. Лукашенко. В-четвертых, рейтинг А. Милинкевича стабилизировался.

Таблица 4. Распределение ответов на вопрос: «Если бы завтра состоялись выборы президента Беларуси, за кого бы Вы проголосовали?», % (открытый вопрос)

Вариант ответа

05'05

09'05

12'05

02'06

04'06

08'06

11'06

01'07

А. Лукашенко

41.7

47.3

51.2

57.6

60.3

54.9

49.7

50.9

А. Милинкевич

0.8

1.4

6.6

15.4

18.4

11.6

10.3

11.4

А. Козулин

0.9

1.8

0.8

5.2

3.7

3.2

3.5

4.2

С. Гайдукевич

0.4

0.3

1.2

4.3

1.0

0.6

1.8

1.2

А. Лебедько

2.0

3.5

2.4

0.1

0.1

0.1

0.2

0.5

С. Калякин

0.8

1.1

0.2

0

0

0

0.1

0.1

Иные политики

11.0

12.3

5.1

1.0

1.1

2.6

3.4

2.5

Иные ответы

8.6

3.5

5.0

2.2

2.9

3.7

3.0

6.1

ЗО/НО

33.8

28.8

26.1

14.2

12.5

22.7

28.0

23.6

Многие годы белорусская оппозиция обсуждает проблему лидера. Она особенно актуальна в условиях режима личной власти А. Лукашенко. Попытка 2001 г. оказалась неудачной: В. Гончарик после окончания избирательной кампании ушел из большой политики. Несмотря на это, и через год его рейтинг был самым высоким среди оппозиционных деятелей (3,8%). Сегодня ситуация иная. Январский рейтинг А. Милинкевича – не только эхо президентской кампании, но и, как отметил в интервью БелаПАН лидер ПКБ С. Калякин, «продукт нашей общей деятельности». Будет ли востребован накопленный лидерский «капитал» внутри оппозиции, а также обществом в целом, покажет ближайшее будущее.

 

www.iiseps.org

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.