МВФ раздаст рекордные 650 млрд долларов. Почему Беларусь может ничего не получить?

Международный валютный фонд (МВФ) выделит беспрецедентные 650 млрд долларов на поддержку мировой экономики. При этом 275 млрд из этой суммы получат развивающиеся страны. Сколько полагается Беларуси и почему власти страны могут остаться без этих денег?

Глава МВФ Кристалина Георгиева считает, что невиданное по масштабу выделение средств «послужит прививкой для мировой экономики во время беспрецедентного кризиса». О том, как это программа скажется на Беларуси и соседних странах, Myfin.by поговорил со старшим научным сотрудником BEROC Дмитрием КРУКОМ.

Что произошло?

Глава МВФ Кристалина Георгиева после принятия решения о распределении 456 млрд SDR (около $650 млрд) подчеркнула, что выделение этих средств «поможет удовлетворить долгосрочную глобальную потребность в резервах, укрепит доверие и будет способствовать усилению устойчивости и стабильности мировой экономики»

SDR (special draw rights) или специальные права заимствования – это резервное и платежное средство, эмитируемое МВФ. Имеет только безналичную форму в виде записей на банковских счетах. Средства зачисляются нацбанкам стран-членов МВФ, использоваться могут только в межгосударственных расчетах.

Невиданные деньги

– Да, сумма SDR, утвержденная к распределению в текущем раунде, действительно беспрецедентная, – соглашается Дмитрий Крук. – C 23 августа вступит в силу решение о распределении SDR456 млрд (около $650 млрд), тогда как в данный момент в обращении находится «всего» SDR 204,2 млрд. Причем из этого объема SDR 182,7 были эмитированы в 2009 году, в качестве одной из составляющих системного ответа на глобальный финансовый кризис. Другими словами, глядя исключительно на количественные показатели, можно сказать, что объем SDR растет как на дрожжах.

После текущего распределения объем эмитированных SDR будет в 30 раз больше, чем до глобального кризиса 2008 года, и в 3,2 раза более, чем на текущий момент.

- Что означает такой бурный рост, и что за ним стоит?

– До 2008-го SDR скорее выполняли символическую роль. Они были призваны продемонстрировать, что есть такой международный (наднациональный) резервный актив, который помогает обеспечивать глобальную финансовую стабильность.

Поворотным во многом стал 2008 год. К тому моменту ощутимо усилили свое влияние развивающиеся страны. Также во всем мире были велики опасения относительно перспектив глобальной финансовой стабильности. На этом фоне идея провести новый выпуск SDR для придания золотовалютным резервам всех стран дополнительной прочности стала популярна и достаточно быстро была реализована. После этого доля SDR в глобальных международных резервах достигла около 3,5%.

Решение о новом, текущем, распределении SDR имеет несколько истоков.

Во-первых, на фоне пандемии, вновь много тревог и сомнений относительно среднесрочных перспектив мировой экономики и глобальной финансовой стабильности.

Во-вторых, очень популярны сегодня отсылки к предыдущему раунду (2009 год) распределения SDR, с тем, что он стал важным элементом укрепления глобальной финансовой стабильности. Мол, нужно использовать рецепт, который показал свою эффективность (оговорюсь, однако, что личное мое отношение к этому аргументу несколько скептичное).

В-третьих, позиции развивающихся стран (например, Китая, Индии, Бразилии), для которых эмиссия SDR имеет и некий политический оттенок, в еще большей мере укрепились. Отсюда идея нового выпуска SDR, еще более масштабного, чем предыдущий, стала мэйнстримом.

Сумма нового выпуска во многом предопределена оценками и расчетами в доле глобальных резервных активов. После нового распределения доля SDR в них составит около 7,7%.

«Записи на счетах» легко превратить в деньги, а богатые помогут бедным

- На что пойдут эти средства? Что это значит для мировой экономики?

– Технически SDR – это не полноценная валюта, а резервный актив. То есть эти средства автоматически зачисляются в резервы страны, получающей их при распределении. В большинстве случаев, они в резервах и остаются, а власти этой страны получают большую свободу маневра в распоряжении другими составляющими своих резервов – традиционными валютами.

Однако при желании страна всегда может обменять SDR на какую-либо традиционную валюту.

Подразумевается, что такие сделки могут проходить при обоюдном желании двух сторон. Например, центральный Банк Швеции может продать свои SDR Банку Англии за английские фунты (или другую валюту). Если вдруг желающих купить SDR не найдется, то формально МВФ имеет право предписать одной из стран с сильной финансовой позицией выкупить эти SDR у желающей их продать страны. Но такой механизм задействовался считанное количество раз, последний раз в 1987 году. Также повторюсь, что де-факто сделок с SDR очень мало. Поскольку он классифицируется как эталонный резервный актив, то его и держат в резервах.

Новое распределение SDR призвано снизить риски глобальной финансовой дестабилизации, связанные с избыточной долговой нагрузкой.

После пандемии долговая обремененность многих стран резко возросла. Для развитых стран – это серьезная угроза на среднесрочном горизонте, а для многих развивающихся – даже на краткосрочном. Пополнение резервов за счет SDR призвано повысить их способность обслуживать свои долги, а также снизить опасения домашних хозяйств, инвесторов и других агентов относительно перспектив глобальной финансовой стабильности.

Новый и важный момент в текущем раунде распределения SDR: МВФ заявляет о намерении способствовать активации добровольных механизмов перераспределения SDR от богатых стран бедным.

Автоматически, исходя из уставных документов, SDR, получаемая каждой страной при общем распределении, зависит от так называемой квоты страны в МВФ. Последняя определяется рядом количественных индикаторов, отражающих удельный вес страны в мировой экономики. Отсюда получится, что значительную часть SDR получат развитые страны. А как указано выше, замысел нынешнего раунда распределения во многом обоснован долговыми проблемами развивающихся стран. Пытаясь смягчить это противоречие, фонд и заявляет о выработке новых механизмов (своеобразного второго этапа) перераспределения. Но пока это преимущественно декларации.

- Наша квота – миллиард долларов. Получит ли Беларусь эти деньги?

– В долларовом эквиваленте Беларусь, исходя из своей квоты в МВФ, претендует на сумму около $1 млрд. С одной стороны, можно сказать, что мы в таком же положении, как и все другие страны. Финансовая устойчивость в период пандемии ослабла и получение SDR – хороший инструмент ее упрочить.

Но, важно также помнить и о том, что многие угрозы финансовой стабильности в сегодняшней Беларуси сформированы еще до пандемии и, я бы их назвал, рукотворными. В нашем случае пандемия стала лишь дополнительным спусковым крючком для них

В результате эти угрозы приобрели хронический характер и продолжают нарастать. Поэтому, если этот миллиард будет получен белорусским властями, то для них это будет манна небесная. Как минимум, на некоторое время эти средства, конечно, окажут стабилизирующий эффект.

В результате получится списать, хотя бы частично и на время, собственные ошибки и провалы.

Но эта история может сыграть и злую шутку. Не секрет, что на международной арене активно продвигается позиция, чтобы нынешние белорусские власти не получили в свое распоряжение средства, причитающиеся Беларуси в рамках общего распределения. Не возьмусь оценить вероятность такого исхода.

Но, если это произойдет, то это станет очень серьезным информационным шоком для финансовой сферы. С учетом ее сегодняшнего состояния – хрупкость и прогрессирующие риски – нет уверенности в том, как она сможет «переварить» такой шок, - резюмировал Дмитрий Крук.

Источник: Беларусы и рынок

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.