Взрывная перезагрузка чешско-российских отношений

Чешская Республика пережила одну из самых драматических двух недель со времен Бархатной революции 1989 года, после того как правительство объявило, что два российских агента были ответственны за взрывы на складе боеприпасов в моравской деревне Врбетице в 2014 году, в результате которых погибли два человека. Бывший премьер-министр Богуслав Соботка прекрасно выразил шок общественности: «Я бы сказал, что это крупнейшее российское нападение на чешскую землю со времен вторжения в 1968 году. Это исторический момент, и мы должны отреагировать».

И мы отреагировали. Чешское правительство выслало 18 российских шпионов, работающих в посольстве России в Праге, что спровоцировало предсказуемую высылку чешских дипломатов из Москвы. Что еще более важно, это может стать поворотным моментом для Чешской Республики, если не для всей Центральной Европы.

Геополитическая ситуация в регионе уже давно кажется ясной. Польша решительно настроена против Кремля, словаки стараются оставаться невидимыми, венгры при премьер-министре Викторе Орбане являются ставленниками Кремля в Европе, а чехи совершают колебания, стараясь не оттолкнуть ни Россию, ни НАТО. Еще в конце XIX века поэт Йозеф Сватоплук Мачар выразил позицию чехов: «И мы балансируем нашими симпатиями / С Востока на Запад, с Запада на Восток / Их слабостями, но не их силой…»

После 1989 года, когда президентом был антикоммунистический герой-диссидент Вацлав Гавел, казалось очевидным, что мы являемся частью Запада и хотим быть активными членами НАТО и Европейского Союза. Но затем его блестящая история затмила то, что происходило за его спиной. Чешская элита, возникшая в посткоммунистические 1990-е годы, была гораздо более прагматичной. Чем больше Гавел говорил о ценностях, тем больше другие говорили о деньгах. Бизнес и экономика были всем; внешняя политика должна была адаптироваться.

Чешские правительства не были прокремлевскими; идеология здесь скорее алиби. Мы хотим быть в Европейском союзе, потому что это приносит деньги, мы хотим быть членами НАТО, потому что мы так защищены. Но как только нам пришлось проявить хоть какую-то солидарность, мы начали отступать и ворчать. В то время как католицизм глубоко переплетен с польской политикой, а исторический рессентимент все еще имеет сильное влияние в Венгрии, именно материализм играет эту вдохновляющую роль в Чешской Республике, независимо от того, правым или левым является правительство.

Нынешний премьер-министр Андрей Бабиш является примером такой установки. От ЕС Бабиш хочет только денег. Когда дело доходит до соблюдения европейских правил, он игнорирует их, заявляя, что Чехия не является «колонией Брюсселя». Парадоксально, но такой подход ослабляет нашу позицию по отношению к России, потому что создается впечатление, что мы никому не принадлежим и будем соглашаться с теми, кто платит больше. Вот что привлекает Москву.

Эта позиция привлекает Москву. Среди наших ведущих политиков двое открыто выступают за пророссийскую политику: бывший президент Вацлав Клаус и его преемник Милош Земан. После вторжения России в Украину в 2014 году Клаус извинился перед Кремлем, написав, что «Украина родилась после падения коммунизма как по сути неисторическое государство». Клаус, движущая сила чешской политики и посткоммунистических экономических реформ в 1990-х годах, хочет, чтобы Чешская Республика вышла из ЕС, и решительно осудил реакцию правительства на разоблачения теракта во Врбетице.

В то время как Клаус – правый, Земан, бывший лидер Социал-демократической партии, возглавил некоммунистическое левых после 1989 года. Тем не менее, Земан также был стойким защитником интересов России. С тех пор, как его президентство началось в 2013 году, он ставит под сомнение причастность России к вторжению в Крым и восточную Украину; нападал на чешские спецслужбы, которые предупреждали о российском влиянии; продвигал роль России в завершении строительства местной атомной электростанции; призвал к отстранению бывшего министра иностранных дел Томаша Петршичека, который критиковал Россию, и бывшего министра здравоохранения Яна Блатни, который отказался покупать неутвержденную российскую вакцину Sputnik V от  COVID-19. Этого список бесконечен.

После того, как правительство объявило, что за атакой 2014 года стояли российские агенты, глава государства Земан на семь дней замолчал. Когда он, наконец, появился снова, он был российским пропагандистом. «Ничего не доказано», – усмехался он в телеэфире. По его словам, полиция изучает два возможных сценария нападения. Они просто начали все расследовать в последние несколько недель.

На самом деле спецслужбы и полиция рассматривают только одну возможность: участие России. Земан просто одержим желанием преуменьшить важность этого дела и с этой целью он с энтузиазмом попытается дискредитировать чешские институты.

Мы приближаемся к переломному моменту. Многие чехи теперь понимают, что у нас нет другого выбора, кроме как заниматься геополитикой и ценностями, лежащими в основе наших альянсов. Нам просто нужно занять четкую позицию по отношению к России. Мы–часть Запада, который Кремль Владимира Путина считает врагом. И этот голос реализма усиливается и в соседней Словакии.

Чехи также начинают понимать, что наша зависимость от России гораздо меньше, чем мы думали. Взаимная торговля минимальна, наши поставки энергоносителей диверсифицированы. Есть надежда, что чехи поймут, что, поскольку их собственная безопасность не поставлена на карту, они могут быть активными членами ЕС и НАТО.

Успех этой эмансипации также зависит от шагов других. Первая реакция Запада на объявление о причастности России к атаке была очень холодной. И этим немедленно воспользовались пророссийские сайты и политики: никому нет дела, никто в это не верит и т.д.

Такой ответ сильно задел чехов. Тяжелые воспоминания о британском и французском умиротворении в Мюнхене в 1938 году, после которого Чехословакия оказалась лицом к лицу Гитлера в одиночку, все еще живы. Мы научились внимательно наблюдать за реакцией других стран, чтобы судить о том, насколько большой интерес к нам проявляют наши союзники. Вот почему было очень важно, что и ЕС, и НАТО вскоре выразили поддержку нашей стране, при этом несколько членов НАТО символически изгнали российских дипломатов.

Парламентские выборы состоятся этой осенью, и опросы общественного мнения показывают, что большинство – у тех партий, которые не симпатизируют Земану и Кремлю. По мере того, как кампания накаляется, никто не ожидает, что Земан – или Кремль – останутся нейтральными.

Источник: Project-syndicate

Перевод: Наше мнение

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.