Демократия умрет последней?

Модель конкурентного распада

В наши дни либеральная демократия и авторитаризм, похоже, вовлечены в процесс конкурентного распада, исход которого остается неопределенным. Но никогда не следует списывать демократию со счетов, а тем более действовать так, чтобы ускорить ее падение.

В конце 1970-х и начале 1980-х годов видные эксперты по международным отношениям – такие, как покойный французский политический философ Пьер Aсснер, – утверждали, что мир стал свидетелем процесса конкурентного упадка Соединенных Штатов и Советского Союза. Для последнего конфликт в Афганистане должен был стать еще более дорогостоящим провалом, чем война во Вьетнаме для Америки. К 1989 году вердикт был ясен: Советский Союз атрофировался гораздо быстрее, чем США, и его империя рухнула, став жертвой собственных провалов и противоречий.

Сегодня концепция конкурентного распада идеологических и политических моделей вновь представляется актуальной. В недавнем интервью Financial Times президент России Владимир Путин заявил, что либерально-демократический идеал «устарел». Тем не менее, толпы протестующих на улицах Москвы и, что гораздо более эффектно, Гонконга, свидетельствуют, что авторитарная модель имеет множество собственных проблем.

Правда, обеспокоенные демократы теперь опасаются, что мир вступил в третью, более темную фазу своей послевоенной истории. Первый этап, с 1945 по 1989 год, – это эпоха Холодной войны. Второй, между 1990 и 2016 годами, представлял собой хрупкую победу либерально-демократических режимов. Теперь же, как утверждают, мир находится в новой, опасной популистской эре, которая началась с победы брекситеров в Соединенном Королевстве и избрания президента Дональда Трампа в США.

Все же эта интерпретация может отражать нынешнее общее настроение пессимизма и смирения, а также объективную реальность. Сам популизм в настоящее время подвергается нападкам в нескольких странах Центральной Европы, включая Чехию, Словакию и Румынию. А во Франции президент Эммануэль Макрон защищает классическую либерально-демократическую модель гораздо более решительно, чем ожидали многие его критики.

Поэтому сообщения о гибели демократии и свободы, о победе популизма и авторитаризма преждевременны. Во всяком случае, стремление к свободе и демократии растет. Это говорит о том, что разум еще не раздавлен деструктивными эмоциями.

Таким образом, остается извечный вопрос: какая модель-демократия или автократия – более уязвима? Результат не предопределен и, конечно, будет зависеть от политических личностей, событий и культур.

В этой связи президентские выборы в США 2020 года могут оказаться решающими. Неопределенность в отношении их результатов выше, чем перед последними двумя выборами. Правильно, мало кто думал, что Барак Обама проиграет в 2012 году. И мало кто предполагал, что Трамп победит в 2016 году. Гонка 2020 года, напротив, выглядит широко открытой.

После ошибочных прогнозов 2016 года большинство комментаторов, включая меня, пытаются быть более осторожными на сей раз. Тем не менее, значительная часть мировой финансово-экономической элиты, похоже, думает, что если США не попадут в рецессию в ближайшие месяцы, Трамп будет переизбран. Более того, их прогноз основан не только на страхе снова ошибиться; многие, похоже, смирились с таким результатом, а некоторые даже надеются на него.

В этот момент неизбежно приходит на ум сравнение с 1930-ми годами. Конечно, у Трампа и Адольфа Гитлера мало общего. Но своем очевидном принятии Трампа большая часть либерального истеблишмента ведет себя, как финансовые и промышленные элиты Германии, когда Гитлер пришел к власти в 1930-х гг. Тогда немецкие банкиры и боссы обманывали себя, думая, что они могут контролировать вульгарного нового канцлера своей страны. И они были убеждены, что, несмотря на странное поведение и внешность Гитлера, он оставался лучшей защитой от коммунизма.

К сожалению, многие сегодняшние элиты, похоже, ничему не научились из истории, и думают и ведут себя так, как будто интересы и ценности полностью оторваны друг от друга в реальном мире. Пока Трамп хорош для бизнеса, они, похоже, не обеспокоены тем, что он является самой большой угрозой для души и ценностей Америки, а также для ее имиджа и интересов за рубежом. Конечно, говорят они, Трамп может зайти слишком далеко с китайцами в торговле, но, по крайней мере, он задавал им правильные вопросы. И да, он может переигрывать с расовой картой, но сам он не расист, и, если флирт с злодеями помогает консолидировать его поддержку, то почему бы и нет?

Такое образ мыслей очень опасен. Как сказал франко-ливанский писатель Амин Маалуф, «лучше ошибаться с надеждой, чем быть правым в отчаянии». Вопреки тому, что думают многие демократические кассандры, худшее не является неизбежным. Авторитаристы и популисты еще не победили, и во многих местах демократы дают им отпор.

Или, говоря менее оптимистично, демократия и автократия все еще имеют равные шансы на распад. На данный момент остается неясным, какая модель будет преобладать. Но никогда не следует списывать демократию со счетов, а тем более торопить ее упадок.

Источник:Project-syndicate

Перевод:Наше мнение

Комментарии

Перакласці 'autocracy' як 'самодержавие', калі гаворка ідзе пра ЗША, - смелы ход :)

Пьер - не 'Хасснер', а 'Асснер' (у французскай мове 'H' на пачатку не чытаецца). У вікі яго прозвішча пішацца з адным 'с' (Аснер), што спрэчна.

І вы хоць імя аўтара папраўце, надмозгі.

ВР

Ай малойцы, паслухаліся перакладчыка-рэдактара-карэктара...

ВР
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.

{* *}