В пользу демографического спада

Лучше меньше, да лучше

Каждые два года Организация Объединенных Наций публикует анализ будущих демографических тенденций. Прогноз на 2019 год показывает резкое региональное разделение. Во всей Азии, Европе, Северной и Южной Америке стабильность населения уже достигнута или скоро будет достигнута, а средний прогноз предполагает увеличение с нынешних 6,4 млрд человек до 6,5 млрд в 2100 году – рост всего на 2%. Напротив, ООН прогнозирует, что население Африки взлетит с 1,34 млрд до 4,28 млрд.

В течении нескольких последних десятилетий предсказания демографических тенденций в решающей степени зависят от прогнозов будущих коэффициентов рождаемости, которые по своей природе являются неопределимыми. Но во всех развитых странах мира нынешняя модель рождаемости сохраняется довольно долго – так, что, вероятно, она останется устойчивой чертой развития общества.

Во всех экономически развитых странах показатели рождаемости быстро снижались в период с конца XIX века до 1920-х годов, поскольку контрацепция становилась все более доступной, а женщины все чаще освобождались от домашней работы благодаря образованию и более широкому вовлечению в рынок труда. Но после того, как во время мировых войн рождаемость упала во многих странах ниже коэффициента 2,0, ее уровень снова возрос в послевоенную эпоху, достигнув приблизительно 2,4 в северной и западной Европе и чуть более 3-х в Северной Америке.

Однако в течение полувека, начиная с 1970 года, во всех странах наблюдалась на удивление стабильная картина. Показатели рождаемости в Северной и Западной Европе упали ниже 2-х в начале 1970-х годов, а показатели в южноевропейских странах десятилетие спустя повторили эту тенденцию, и они никогда больше не поднимались выше двух, при этом в настоящее время средний показатель по Европе составляет 1,6, и ни одна страна не превышает 1,85.

Коэффициент рождаемости в Канаде никогда не превышал 2,0 с начала 1970-х и в настоящее время составляет 1,53. Коэффициент рождаемости в США, упав ниже двух в 1970-х годах, вырос чуть выше этой отметки в 1990-х годах лишь потому, что недавно прибывшие иммигранты из Латинской Америки первоначально имели более высокие показатели рождаемости, чем у неиспаноязычного населения. Но с «испаноязычными» коэффициентами рождаемости, которые сейчас быстро падают, сегодняшний средний показатель в США составляет 1,78.

Во всех странах со средним уровнем дохода, где женщины имеют хорошее образование и репродуктивную свободу, коэффициент фертильности находится на уровне или ниже уровня воспроизводства населения. Мы должны опасаться провозглашения универсальных правил человеческого поведения, но, похоже, что мы имеем дело с таковым. Богатые, успешные человеческие общества выбирают уровни рождаемости, которые подразумевают постепенное сокращение населения.

Традиционно многие комментаторы сетуют на неизбежные последствия того, что население «трудоспособного возраста», часто определяемое как люди в возрасте от 15 до 64 лет, должно сокращаться по отношению к населению в возрасте 65 лет и старше. Если уровень рождаемости не может быть повышен, часто утверждают, что иммиграция должна быть принята как единственный ответ на надвигающуюся нехватку рабочей силы.

Но в мире быстро расширяющегося потенциала автоматизации производства демографическое сокращение в значительной степени является благом, а не угрозой. Наша расширяющаяся способность автоматизировать человеческую работу во всех секторах – сельском хозяйстве, промышленности и услугах – делает постоянно растущую рабочую силу все более неуместной для улучшения благосостояния человека. И наоборот, автоматизация делает невозможным достижение полной занятости в странах, все еще сталкивающихся с быстрым ростом населения.

Общий коэффициент рождаемости в Индии в настоящее время упал до 2,24 и ниже 2,0 во всех наиболее экономически успешных штатах страны – таких, как Гуджарат, Махараштра и Керала, а средний национальный показатель держится выше 2-х за счет гораздо более высоких показателей в бедных штатах Уттар-Прадеш и Бихар. Но высокий уровень рождаемости в прошлом означает, что население Индии, в настоящее время составляющее 1,38 млрд человек, вероятно, достигнет стабильности, около 1,65 млрд только в 2050-х годах. И в течение нескольких десятилетий его трудоспособное население будет расти примерно на 10 миллионов в год.

Такой быстрый рост, часто приветствуемый как желанный демографический дивиденд, на самом деле является одной из главных экономических проблем Индии. Хотя ежегодный рост ВВП в среднем составлял около 7% в течение последних пяти лет, он был обеспечен ведущими компаниями, применяющими современные технологии. Демографический рост почти не создал новых рабочих мест, и все большая доля населения Индии либо безработна, либо частично занята в огромном низкопроизводительном неформальном секторе страны. Китай и Япония, которые напротив – в настоящее время сталкиваются со значительным сокращением численности трудоспособного населения, имеют гораздо больше возможностей для внедрения автоматизации, не опасаясь последствий занятости.

Поэтому наибольшие демографические проблемы возникают не в странах, сталкивающихся со снижением роста и постепенным сокращением численности населения, а в Африке, которая по-прежнему охвачена быстрым ростом численности населения.

Из экономической истории последних 70 лет нам известен только один проверенный путь от нищеты к среднему и высокому уровню доходов, и он предполагает этап, на котором создается большое количество рабочих мест в ориентированных на экспорт производственных секторах. Корея, Тайвань, Китай и Бангладеш следовали этой модели развития, и многие африканские страны сейчас стремятся сделать то же самое.

Но эта модель находится под угрозой в мире, где производство может быть почти полностью автоматизировано и где большая часть продукции обрабатывающей промышленности (при относительном малом количестве рабочих мест), может вернуться в развитые страны. Эфиопия является одной из стран Африки с наилучшей политикой и перспективами, но даже там будет почти невозможно создать рабочие места достаточно быстро, чтобы поглотить трудоспособное население, которое, по прогнозам, вырастет с 43 миллионов в 2015 году до 110 миллионов в 2050 году. Но перспективы Эфиопии намного лучше, чем у Нигера, где общее население, по прогнозам, вырастет с 24 миллионов сегодня до 66 миллионов к середине века и до 165 миллионов к 2100 году.

Нет простых ответов на демографический вызов, который в настоящее время угрожает экономическому развитию Африки. Но мы должны хотя бы признать, что именно в этом и заключается реальная демографическая угроза. Автоматизация перевернула традиционную экономическую мудрость с ног на голову: больше процветания при меньшем количестве.

Источник: Project-syndicate

Перевод: Наше мнение