Экономический рост не «умирает от старости»

Существуют ли циклы роста?

Экономика США переживает 11-й год непрерывного роста. Предыдущий рекорд побит: это самый длинный период роста без рецессии в американской истории. Впрочем многие далекие от эйфории экономисты на основе этого беспрецедентного показателя делают вывод, что рецессия уже назрела – если не уже, то наверняка до президентских выборов 2020 года. К счастью для экономики США, но, к сожалению для противников президента Дональда Трампа, идея о том, что экономический рост имеет некоторую естественную продолжительность, после чего начинается спад, не имеет ни эмпирической, ни теоретической поддержки. 

Как показывает история, экономическая экспансия США после окончания Второй мировой войны варьировалась по продолжительности от 12 месяцев до 120 месяцев, без признаков средней реверсии. Более того, можно утверждать, что 18-летний период с 1982 по 2000 год был действительно непрерывным экономическим подъемом, прерванным лишь на короткое время резким скачком цен на нефть, вызванным вторжением Ирака в Кувейт.

Имеются более яркие примеры развитых экономик, которые избегали рецессий гораздо дольше, чем десятилетний рекорд, который только что побили Соединенные Штаты. Австралия в настоящее время находится на 28-м году роста без рецессий, а Соединенное Королевство находилось в состоянии непрерывного роста 17 лет – с 1992 по 2008 год. При том, что в отличие от США, Австралия и Великобритания более подвержены рецессии в силу зависимости этих стран от сырьевых товаров, финансов и спекуляций с недвижимостью. 

Экономические принципы также бесполезны для сторонников теории «отсроченной рецессии». Нормальное состояние любой хорошо управляемой рыночной экономики с момента изобретения активной политики управления спросом в 1940-х годах состоит в том, чтобы продолжать расширяться со средней скоростью тренда (примерно 2% в США). В послевоенный период рецессии, как правило, происходили по трем причинам: существенное ужесточение денежно-кредитной или бюджетной политики в ответ на инфляционное давление; какой-либо финансовый кризис, такой, как крах некачественных ипотечных кредитов в 2008 году или технологический крах 2000 года; наконец, серьезный внешний шок, который взвинчивал цены на энергоносители. Пока не произойдет одно из этих событий, можно быть достаточно уверенным в том, что экспансия США не «умрет от старости». 

Почему же тогда так много экономистов сейчас обеспокоены рецессией в США и убеждены, что финансовые рынки недооценивают риски снижения темпов экономического роста? Основными причинами являются американо-китайская торговая война и сигнал финансового предупреждения – «перевернутая кривая доходности». Первый риск очевиден, второй требует объяснения. 

Инвертированная кривая доходности является относительно необычным условием, которое возникает, когда доходность долгосрочных облигаций падает ниже краткосрочных процентных ставок. В США ставка по федеральным фондам овернайт составляет около 2,4%, но доходность десятилетних облигаций недавно упала ниже 2%. 

Такую инверсию часто называют сигналом надвигающейся рецессии, но это не так. «Сигнал» часто приходит за годы до рецессии, которую он якобы предсказывает. Что еще более важно, цены на рынке облигаций резко изменились за десятилетие, прошедшее после мирового финансового кризиса. Доходность облигаций становится все более оторванной от реальных экономических условий, отчасти из-за количественного смягчения и регулятивного давления на пенсионные фонды для покупки облигаций независимо от экономических условий, но главным образом потому, что инфляция, похоже, отделена от безработицы и роста. 

Даже если разделение роста и инфляции в конечном итоге окажется иллюзорным, сам факт, что Федеральная резервная система США и другие центральные банки считают, что старая связь между ростом и инфляцией нарушена, означает, что они будут держать процентные ставки намного ниже в течение гораздо более длительного времени, чем в предыдущих экономических циклах. Пока центральные банки продолжают вести себя подобным образом, доходность облигаций будет продолжать отражать ожидания инвесторов относительно того, что центральные банки будут делать с краткосрочными процентными ставками, а не их ожидания относительно экономических перспектив или рисков рецессии. Основной посыл финансовых рынков, как я утверждал в апреле, заключается не в том, что США близки к рецессии; просто ФРС готовится снизить процентные ставки. Если это произойдет – а это почти наверняка произойдет – рецессия в США станет менее вероятной. 

То же самое верно и относительно Китая. Китайское правительство и Центральный банк КНР ответили на торговую войну Трампа (хотя и несколько запоздало), снизив процентные ставки и резервные требования, снизив налоги, увеличив государственные расходы и ослабив кредитные ограничения. Стимулирующие меры Китая, как и ожидаемое смягчение политики ФРС, потребуют некоторого времени для появления новых экономических данных, но эти меры фактически гарантируют, что торговая война между США и Китаем нанесет лишь ограниченный ущерб перспективам роста в обеих странах – по крайней мере, в ближайшие год или два, которые являются временным горизонтом, в котором действует макроэкономическая политика. 

Гораздо более серьезная угроза мировой экономике исходит от Европы, невинного свидетеля американо-китайской торговой войны, которая уже пострадала гораздо больше, чем любая из воюющих сторон. Когда Международный валютный фонд пересмотрел свои прогнозы роста на 2019 год в апреле, чтобы учесть проблемы, возникшие в конце 2018 года, прогнозы для Китая и США были практически неизменными, несмотря на торговую войну (на 0,1 процентного пункта в Китае, на 0,2 в США). Но МВФ понизил свой прогноз роста для Германии на 1,1 процентного пункта, на 0,9 для Италии и на 0,6 для еврозоны в целом. 

Европа стала главной жертвой американо-китайской торговой войны – по той же причине она была главной жертвой финансового кризиса 2008 года, который также возник в США. В то время как США и Китай стимулируют свои экономики, чтобы противодействовать замедлению торговли, европейские власти, как обычно, отвечают совершенно неправильной политикой. Вместо смягчения монетарной, фискальной или кредитной политики реакция еврозоны является «проциклической». Еврокомиссия пытается заставить Италию сократить государственные расходы и повысить налоги. Министерство финансов Германии использует более низкий, чем ожидалось, профицит бюджета в качестве предлога для сокращения инвестиций и отсрочки снижения налогов. А банковский надзор заставляет банки ужесточать кредитные стандарты, увеличивать резервы на возможные потери и сокращать кредитование для сохранения капитала. 

Такая политика обрекла Европу провести большую часть посткризисного периода в рецессии или состоянии, близком к ней, в то время как США и Китай переживали десятилетие непрерывного роста. Если придерживаться этой недальновидной политики, то же самое случится снова. 

Источник: Project-syndicate

Перевод: Наше мнение