Актуален ли пенсионный популизм?

Пожилые избиратели выбирают правых популистов

Часто считается, что рост популизма в западных демократиях – это прежде всего ответ на экономическую нестабильность и гнев по отношению к привилегированным элитам. Но ни одно из этих чувств не может быть понято без учета политических последствий старения населения.

Правый популизм, возникший в последние годы во многих западных демократиях, может оказаться не просто девиацией политического процесса. После Великой рецессии и миграционного кризиса, которые создали благодатную почву для популистских партий, фактор старения населения стран Запада будет влиять на динамику политической власти в пользу популистов.

Оказывается, пожилые избиратели охотнее симпатизируют националистическим движениям. Пожилые британцы проголосовали непропорционально в отношении всей нации за выход из Европейского союза, а пожилые американцы выступили за президента США Дональда Трампа. Ни партия Право и Справедливость (PiS) в Польше, ни Fidesz в Венгрии не были бы у власти без энтузиазма пожилых людей. А в Италии Лиге Севера удалось в значительной степени воспользоваться недовольством пожилых людей Северной Италии. Среди сегодняшних популистов только Мари Ле Пен французского Национального объединения (бывший Национальный фронт) и, возможно, Джейр Больсонаро в Бразилии полагаются на молодых избирателей.

Весной следующего года эта модель голосования, основанная на возрасте, может повлиять на результаты выборов в Европейский парламент. Согласно недавним исследованиям, пожилые европейцы, особенно с низким уровнем образования, более подозрительно относятся к Европейскому проекту и менее доверяют Европейскому парламенту, чем молодые европейцы. Это удивительно, учитывая, что воспоминания о Второй мировой войне и ее наследие должны быть убедительней для старших поколений. Тем не менее, их скептицизм в отношении демократических институтов ЕС может объяснить их лояльность по отношению к авторитарным лидерам.

По всей видимости, растущее чувство незащищенности толкает пожилых людей в объятия популистов. Оставляя в стороне особенности конкретных стран, националистические партии обещают остановить глобальные силы, которые окажут серьезное воздействие на пожилых людей.

Например, иммиграция, как правило, внушает больше страха пожилым избирателям, поскольку они, как правило, больше привязаны к традиционным ценностям и автономным сообществам. Кроме того, глобализация и технический прогресс часто подрывают традиционные или унаследованные отрасли промышленности, в которых пожилые работники с большей вероятностью будут трудоустроены. Рост цифровой экономики, в которой доминируют люди в возрасте 20-30 лет, также оттесняет пожилых работников на обочину. Но, в отличие от прошлого, рушащиеся пенсионные системы больше не могут выдержать таких потрясений на рынке труда. В результате пожилые работники, потерявшие работу, обречены на длительную безработицу.

Более того, у пенсионеров теперь есть повод для беспокойства из-за угроз их пенсионным пособиям от собственных детей. Молодые люди, разочарованные социально-экономическими системами, которые явно склоняются в пользу пенсионеров, все чаще призывают к более справедливому перераспределению дефицитных ресурсов между поколениями. Например, итальянское Движение «Пять звезд», которое правит в коалиции с Лигой Севера, недавно призвало к «гражданскому доходу», который был бы доступен всем безработным независимо от возраста. Таким образом, в то время как правые популисты привлекли пожилых избирателей, левые популисты получили последователей среди молодых поколений.

Поддерживая правых популистов, пожилые избиратели надеются вернуться в то время, когда внутренняя политика были изолированы от глобальных влияний, а национальные границы были менее прозрачными. В основе сегодняшней националистической политики лежит обещание сохранить статус-кво или даже восстановить мифическое прошлое.

Поэтому националистические политики часто прибегают к ностальгической риторике с целью мобилизовать своих старых сторонников. Со своей стороны, Трамп пообещал вернуть рабочие места американскому «ржавому поясу», бывшему центру американского индустриального производства. Таким же образом трудно придумать более определенный символ сопротивления переменам, нежели предложенная им стена на границе между США и Мексикой. И его репрессии против нелегальной иммиграции и запрет на поездки из преимущественно мусульманских стран сигнализируют о его приверженности «чистой» американской нации.

Точно так же и в континентальной Европе правые популисты хотят вернуться во времена, предшествовавшие принятию евро и Шенгенской системы. И они часто обращаются непосредственно к пожилым избирателям, обещая снизить пенсионный возраст и расширить пенсионные пособия (оба пункта являются флагманской политикой Лиги Севера).

В Соединенном Королевстве кампания Brexit обещала защиту для тех, кто остался среди отстающих в эпоху глобализации. Не берите в голову, что в ходе кампании также рекламировалась идея свободной и независимой «Глобальной Британии». Сторонники Brexit непоследовательны.

В той мере, в какой сегодняшняя популистская волна обусловлена демографией, она вряд ли изменится в ближайшее время. В «седеющих» обществах политическое влияние пожилых людей будет неуклонно расти, а в быстро меняющихся экономиках их способность адаптироваться будет снижаться. В результате пожилые избиратели будут требовать все больше и больше социально-экономической безопасности, а безответственные популисты будут ждать своего часа, чтобы принять их в свои сети.

Можно что-нибудь сделать? Чтобы остановить националистическую волну, основным партиям срочно необходимо разработать новый социальный договор, который учитывает растущее чувство незащищенности среди страреющих и старых избирателей. Им необходимо будет обеспечить лучший баланс между открытостью и защитой, инновациями и регулированием; и им нужно будет сделать это, не впадая в регрессивную популистскую ловушку.

Ответ заключается не в том, чтобы задушить глобальные силы, а в том, чтобы сделать их более терпимыми. Граждане всех возрастов должны быть готовы к нынешним и будущим потрясениям. В этом смысле лучше расширить возможности пожилых людей, чем просто защищать их. Большинство стран с развитой экономикой просто не могут позволить себе постоянно наращивать социальные трансферты для количественно растущих групп. Кроме того, политика, которая заставляет людей полагаться на какую-то внешнюю поддержку, в лучшем случае морально сомнительна

Вместо этого правительства должны сосредоточиться на расширении навыков старших работников, создании более широких возможностей для совместной работы старшего и молодого поколений и привлечении нарушителей к ответственности за социально-экономические последствия, которые они порождают. Субсидии наиболее уязвимым группам населения должны оставаться крайней мерой.

Во многих отношениях увлечение пожилых избирателей популистами – это крик о помощи. Просвещенным политикам нужно конструктивно реагировать на это.

Источник: Project Syndicate