Курс валют для политиков

Тарифная война начата Трампом слишком поздно

Президент США Дональд Трамп ввел пошлины на ряд китайских товаров, поскольку считает, что Китай по-прежнему удерживает обменный курс юаня с целью увеличения экспорта. Но Китаю больше не нужно продавать свои товары по ценам ниже себестоимости, и он разгружает свои долларовые валютные резервы начиная с 2014 года.

Одним из основных стимулов протекционистской политики президента США Дональда Трампа является его ярое убеждение в том, что Китай искусственно ослабил свою валюту, чтобы сбывать свои товары в Соединенных Штатах. Трамп часто останавливался на этом вопросе во время президентской кампании. Но теперь, когда он принимает меры по сокращению двустороннего торгового дефицита США с Китаем, это может иметь серьезные последствия для мировой экономики.

Трамп делает ошибку. И все же его взгляды на валюту Китая не должны удивлять, учитывая, что управление обменными курсами является одной из самых сложных областей экономической политики.

Я научился этому нелегким путем, работая советником правительства Индии с 2009 по 2012 годы. После того как 5 августа 2011 года Standard & Poor’s понизило долгосрочный суверенный кредит США с уровня AAA до AA +, я был удивлен, увидев, что доллар начинает укрепляться. Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять, что происходит.

Инвесторы были обеспокоены тем, что понижение рейтинга может вызвать глобальную турбулентность, и начали вытаскивать свои деньги из развивающихся рынков. В прежние времена инвесторы оставили бы часть своих денег в сильной европейской экономике. Но, поскольку большинство этих стран передали денежно-кредитную политику Европейскому центральному банку и больше не могли печатать свои собственные деньги, возрос риск дефолта.

Напротив, у США была своя собственная валюта и центральный банк, что позволяло им погашать свой долг практически в любых обстоятельствах. И инвесторы также были уверены в том, что вторая по величине экономика в мире – китайская – была заинтересована в относительно стабильном долларе, поскольку значительная часть огромного запаса валютных резервов Китая была переведена в доллары. Отсюда парадокс: хотя источником проблемы были США, деньги устремились в США, укрепляя доллар.

С тех пор я очень заинтересовался управлением обменным курсом. В мае 2013 года, когда я был главным экономистом Всемирного банка мы с моим коллегой Аристоменом Варудакисом опубликовали исследование, посвященное различным валютным курсам в разных странах. Мы обнаружили, что почти все страны время от времени покупают и продают на валютных рынках, чтобы увеличить стоимость своей валюты. В большинстве случаев это делается не напрямую, а коммерческими банками, действующими по поручению центральных банков.

Со своей стороны, Китай в течение десятилетий проводил интересную политику обменного курса. Нет никаких сомнений в том, что в 1980-х и 1990-х годах Китай сохранял свою валюту искусственно недооцененной, чтобы продавать больше товаров на внешних рынках. С середины 1990-х годов до 2005 года юань фактически привязался к доллару США в номинальном выражении, и доллар испытал реальное повышение. Логика была простой: покупая доллары, Китай мог привести к росту относительной стоимости доллара, а это означало бы падение стоимости юаня. Соответственно, в течение этого времени Народный банк Китая накапливал огромные долларовые резервы.

К слову сказать, Швейцария проводила аналогичную, хотя и более короткую, стратегию после глобального финансового кризиса 2008 года, и особенно после сентября 2011 года. За это время Швейцарскому национальному банку удалось удерживать стоимость швейцарского франка, аккумулируя огромный объем валютных резервов.

Хороша ли подобная стратегия? В случае с Китаем это, безусловно, позволяло отечественным фирмам экспортировать больше, но только потому, что они продавали по ценам ниже себестоимости, что приводило к убыткам. Этот подход имеет смысл, если вы продаете товары и одновременно формируете покупательские привычки. В этом случае, когда клиент становится зависимым от продукта, вы можете повышать цены и компенсировать более ранние убытки. К примеру, издавай вы газету в эпоху печати, то было бы разумно занижать ее стоимость, пока вы не создали обширную базу лояльных читателей.

Подобно некоторым товарам, покупка товаров из определенной страны может быть привычкой. После того, как вы освоили все правила и нормативы, а также культуру и политику торгового партнера, у вас есть интерес к продолжению ведения бизнеса с этой страной.

С тех пор как США и многие другие страны подсели на закупки из Китая, китайским политикам больше не нужно поддерживать валюту недооцененной. Действительно, Китай тратит свои валютные резервы с середины 2014 года. Хотя когда-то юань искусственно поддерживался слабым, сейчас многие экономисты считают, что он переоценен. Это, в конце концов, то, что можно было бы ожидать от продавца «захватывающего» товара.

В этом контексте тарифная война Трампа начата слишком поздно и обречена на провал. Но предположим, что Трамп прав: Китай по-прежнему продает свою продукцию американским потребителям себе в убыток. В таком случае, мой совет ему прост. Он должен послать благодарственную записку председателю КНР Си Цзиньпину.

Источник: Project-syndicate

Перевод: Анастасия Клёша (Наше мнение)

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.

{* *}