Спасти польскую демократию могут только поляки

Судебная контрреформа

Правящая партия Польши «Право и справедливость» приняла законодательство, способное подорвать независимую судебную систему страны и укомплектовать ее лоялистами. Поляки, которые все еще поддерживают либеральную демократию, не должны ожидать, когда первые шаги предпримут Европейский союз или польские судьи.

Массовые протесты в Варшаве в течение последних недель попали в заголовки газет по всему миру. Поляки протестуют против законодательного акта, принятого правящей партией «Право и справедливость» (ПиС), который снижает пенсионный возраст судей Верховного суда, фактически вытесняя всех судей в возрасте старше 65 лет и позволяя ПиС укомплектовать суд подконтрольными судьями.

Конституция Польши предусматривает независимую судебную систему и устанавливает шестилетний срок полномочий первого председателя Верховного суда. Это означает, что судьи не могут быть отстранены от должности законодательно – по крайней мере, конституционным путем. Тем не менее, новый закон позволяет польскому президенту Анджею Дуде заменить до трех пятых из 93 судей Верховного суда, включая его председателя, уже в 2018 году.

Кроме того, правительство добавило в состав суда две новые палаты, увеличив число судей до 120. Новая дисциплинарная палата будет использоваться для оказания давления на судей, не соблюдающих требования, а палата чрезвычайного контроля и публичных дел – подтверждать законность результатов выборов. Последняя палата будет также уполномочена рассматривать давнишние жалобы по поводу выборов, что позволит правительству отменять судебные решения, принятые 20 лет назад. Таким образом, ПиС осуществляет полный контроль не только над принятием судебных решений в настоящее время, но и за последние два десятилетия правового прецедента.

По мере того, как ПиС ускоряет процесс захвата судебной власти, многие из тех, кто выступает против нового закона, возлагают надежды на Европейский союз. В ответ на посягательство ПиС на независимость судебных органов Европейская комиссия приступила к разбирательству против Польши за нарушение законодательства ЕС, и это может дать возможность Европейскому суду приостановить действие закона до тех пор, пока вопрос не будет разрешен.

Проблема заключается в том, что EC работает очень медленно, а это означает, что мы можем столкнуться с ситуацией, напоминающей Венгрию в 2014 году, когда Европейский суд по правам человека вынес решение против правительства Виктора Орбана, которое отстранило судью Верховного суда Андраса Бака до истечения срока его полномочий. Но решение было принято слишком поздно. Правительство Венгрии заплатило штраф в размере EUR100000 (USD117000), но ни положение Бака, ни верховенство закона не были восстановлены.

Аналогичным образом в случае, охватывающем 2016 и 2017 годы, Европейский суд в июле минувшего года вынес решение о том, что разрешение польского правительства на увеличение лесозаготовок в Беловежской пуще нарушает закон ЕС. Но польское правительство просто проигнорировало это постановление, и незаконные рубки продолжались до апреля 2018 года, когда Европейский суд, наконец, не пригрозил штрафом Польше в размере EUR100000 в день. К тому моменту было заготовлено 190000 кубических метров леса. Ситуация сегодня ничем не отличается: если Европейский союз намеревается заблокировать судебные реформы ПиС, то это следовало бы сделать несколько месяцев назад.

Вторая проблема еще серьезнее. В то время как 49% поляков считают, что принцип верховенства закона находится в Польше под угрозой, 27% придерживаются противоположного мнения, а 24% не имеют четкого мнения по этому поводу. И хотя за последние недели у здания Верховного суда собрались тысячи, возможно, десятки тысяч протестующих, около восьми миллионов человек проголосовали за ПиС на выборах 2015 года. Текущие опросы показывают, что популярность ПиС выросла примерно до 40% – более чем вдвое больше, чем у предыдущей правящей партии «Гражданская платформа». Это говорит о том, что хотя поляки, возможно, и не согласны с судебными реформами ПиС, они не склонны рисковать ради свободных судов или вообще либерально-демократических принципов.

Теперь председатель ПиС Ярослав Качиньский может заявить, что «Европейская комиссия не сломит волю Польши в отношении завершения реформ... Если мы не будем реформировать судебную систему, другие реформы будут иметь мало смысла, потому что рано или поздно они будут сведены на нет, отозваны судами, которые у нас есть сейчас».

Качиньский прекрасно знает, что сейчас его партия располагает наибольшей общественной поддержкой и что Европейский суд, скорее всего, не сможет действовать быстро. В отсутствие эффективной внутренней оппозиции ему мало что мешает. Чего люди ждут от популистов, так это именно их радикализма и готовности делать то, что они говорят. Вот почему люди мирятся с такими нелепыми решениями, как уничтожение Беловежской Пущи, даже если они с этим не согласны. И именно поэтому прогнозы, основанные на публичных опросах, не имеют большого смысла.

Как насчет судов? Почти все судьи считают, что ПиС нарушает конституцию, поэтому Дуда заполняет вновь созданные палаты чиновниками Министерства юстиции и депутатами ПиС вместо действующих судей. Один из вариантов для польских судей – забастовка. Если суды Польши прекратят работу, поляки быстро поймут, что закон подобен воздуху: вы замечаете его только тогда, когда начинаете задыхаться.

Но об этом даже не говорят в Польше. Судьи не будут бастовать, поскольку они не политики и не жаждут борьбы. Напротив, некоторые из их действий до сих пор усугубляли ситуацию. Они совершают серьезные ошибки. Например, главный судья просто отправился в отпуск, чтобы уйти с линии огня. Несколькими месяцами ранее ей довелось встретиться с Дудой при присяге неконституционно назначенного главы Конституционного суда.

Более того, ПиС эксплуатирует идею о том, что судебная забастовка – верх неприличия. Популистам сойдет с рук подрыв авторитета демократических институтов, а самим властям – нет. Вот почему популисты должны быть побеждены политически. Указывать на их нарушения Конституции и организовывать протесты имеет смысл лишь в той мере, в какой они приближают оппозицию к победе на выборах.

Закон, как и экономика, служил дублером политики слишком долго, воплощая идею о том, что, безо всякой либеральной демократии и свободного рынка, политика может быть сведена к технократии. Возрождение популизма в Польше и в других местах – напоминание о несостоятельности этой идеи. Только польская демократия может спасти Верховный суд, но не наоборот.

Источник: Project-syndicate

Перевод: Анастасия Клёша (Наше мнение)