Клинтономика против Трампономики

До президентских выборов в США остается менее двух месяцев, и Хиллари Клинтон, по данным опросов, опережает Дональда Трампа на пять пунктов – как в целом по стране, так и в некоторых важных «сомневающихся » штатах. Впрочем, ничего ещё не решено, особенно если учесть перестановки в предвыборном штабе Трампа и его программные выступления, не говоря уже о скандалах с электронной почтой, сопровождающих кампанию Хиллари Клинтон. Сюда же относится и недавно опубликованная электронная переписка руководителей Фонда Клинтон с чиновниками Госдепартамента, который в тот момент возглавляла Клинтон.

До сих пор СМИ и публика сконцентрированы главным образом на вопросах иммиграции, терроризма, внешней политики, а также потенциально проблемных личных качеств каждого из кандидатов. Куда более обсуждают их экономическую политику. И это серьёзное упущение, поскольку экономические платформы двух кандидатов существенно различаются.

Для начала рассмотрим государственные расходы. Клинтон выступает за рост социальных расходов, например, увеличение пособий в рамках системы социального страхования (это необеспеченные обязательства, которые уже превышают размер госдолга США), бесплатное обучение в государственных колледжах, помощь в погашении студенческих кредитов, а также дополнение государственным медицинским страхованием (public option) закона 2010 года о доступной медицине, известного как Obamacare. Она также заявляет, что удвоит расходы на и без того дорогую программу «зелёной энергетики» президента Барака Обамы, которая поощряет одни источники энергии (и даже конкретные компании) в ущерб другим.

Напротив, Трамп заявляет, что не тронет систему социального страхования, отменит и заменит Obamacareи сделает госрасходы более эффективными (тут он, впрочем, не вдаётся в конкретику).

Относительно налогов Клинтон говорит, что сделает налоговую систему США более прогрессивной – при том, что среди развитых стран у США она и так уже самая прогрессивная. Клинтон, в частности, призывает увеличить ставки налогов на наследство и доходы физлиц для получателей самых высоких доходов (это касается и малого бизнеса), а также ограничить налоговые вычеты. И она не демонстрирует намерений снизить корпоративные налоги.

Трамп предлагает снизить налоговые ставки для физлиц и американских компаний. Федеральный корпоративный налог в США равен сейчас 35% – это самый высокий уровень среди всех стран ОЭСР. Трамп призывает снизить его до 15% (это ниже среднего уровня стран ОЭСР), при этом в первый год инвестиции в бизнес можно будет полностью вычитать из налогооблагаемой базы.

В сфере внешней торговли Клинтон вдруг стала выступать против «Транс-Тихоокеанского партнёрства», межгосударственного торгового соглашения, переговоры о котором администрация Обамы ведёт с 11 странами Тихоокеанского региона. В отличие от своего мужа, который, будучи президентом, поддерживал и подписывал соглашения о свободной торговле, Клинтон смещается к позиции сторонников протекционизма в Демократической партии.

Взгляды Клинтон на внешнюю торговлю вряд ли могут вызвать восторг, но у Трампа они ещё хуже. В частности, он пригрозил начать торговую войну с Китаем и Мексикой и пообещал пересмотреть существующие торговые соглашения Америки. Заботы Клинтон и Трампа о пострадавших от глобализации представителях бедного и среднего класса вполне понятна, однако в данном случае лучшим политическим решением является не переход к протекционизму (который нанесёт вред ещё большему числу людей), а оказание помощи работникам, оказавшимся не у дел.

Наконец, Клинтон и Трамп расходятся в вопросах бюджетного дефицита и госдолга. Предлагаемое Клинтон увеличение расходов, в том числе расходов системы социального страхования, а также её планы по дальнейшему расширению системы здравоохранения Obamacare (без ограничения будущих расходных обязательств, которые, как ожидается, резко возрастут) означают, что во время её президентства бюджет будет по-прежнему верстаться со значительным дефицитом. И это разительное отличие от политики её мужа: в последние годы на посту президента Билл Клинтон совместно с контролируемым республиканцами Конгрессом занимался балансировкой бюджета.

Трамп недавно снизил стоимость предлагаемого им сокращения налогов для бюджета – так, чтобы оно больше соответствовало целевым индикаторам депутатов-республиканцев. Однако даже если тщательно учесть повышение налоговых доходов, вызванное ростом экономики, ему всё равно придётся одновременно с сокращением налогов заняться контролем над расходами, особенно будущими социальными обязательствами. В противном случае президентство Трампа тоже будет сопровождаться серьёзными долговыми проблемами.

Одно из предложений, с которым согласны оба кандидата, – масштабные инфраструктурные расходы. К сожалению, хотя в какой-то степени такие расходы и могут быть уместны для федерального правительства, ни один из кандидатов не даёт гарантий, что деньги не будут потрачены впустую из-за политизации или фаворитизма. США не нуждаются в повторении бессмысленной программы стимулирующих расходов на «готовые проекты», осуществлённой администрацией Обамы.

В целом Клинтон будет отдавать приоритет перераспределению доходов, а не экономическому росту, в то время как Трамп будет больше ориентироваться на рост. Рост американской экономики – это вопрос глобального значения, поскольку он способствует росту экономики во всём мире благодаря спросу американских потребителей и торговле. Однако два главных источника экономического роста – повышение производительности и трудозатраты (выраженные, например, в общем количестве отработанных человекочасов) – резко уменьшились в США в последние годы. В среднем американская экономика росла на 3% ежегодно в течение нескольких десятилетий после Второй мировой войны, однако в последнем десятилетии не было отмечено даже трёх кварталов подряд с ростом в 3%.

Существуют разные объяснения причин замедления роста производительности. Экономист Северо-Западного университета Роберт Гордон считает, что технологические инновации стали меньше содействовать экономическому росту, чем предыдущие прорывы в технологиях – появление электричества, локомотивов, авиации, компьютеров. Экономист из Гарвардского университета Лоренс Саммерс говорит о «вековой стагнации»; этот термин придумал экономист Элвин Хансен в 1930-е годы, описывая ситуацию с затянувшимся слабым спросом и отсутствием серьёзных возможностей для прибыльных инвестиций. На мой взгляд, проблема в том, что плохая экономическая политика препятствует бизнес-инвестициям, предпринимательству и труду.

Как показывают опросы, неопределившиеся избиратели очень мало доверяют обоим кандидатам. Для избрания и получения мандата на реализацию своей программы Клинтон следует демонстрировать большую прозрачность и честность в отношении ошибок прошлого. В вопросах экономической политики ей надо смещаться к центру, к политике, нацеленной на рост, и уходить от левацких позиций, которые она заняла во время праймериз, борясь с сенатором из Вермонта Берни Сандерсом. Трампу, со своей стороны, надо вести себя чуть скромнее и внимательней к другим, а также быть открытым для советов в отношении вопросов, в которых у него нет никакого опыта.

Республиканцы ведут упорную борьбу с демократами, чтобы сохранить контроль в Сенате, но в Палате представителей они его, скорее всего, удержат. В результате, по многим политическим вопросам в центре внимания окажется спикер Палаты представителей Пол Райан, который, вероятно, станет либо противовесом – а иногда партнёром – для Клинтон, либо ориентиром и более регулярным партнёром для Трампа.

Источник: Project-syndicate

Перевод: Наше мнение