Кремлевский Геббельс

В Советской России каждый знал, что за ним следят. Любое отклонение от официально санкционированного поведения рассматривалось как подозрительное и, как правило, наказывалось. Советское государство видело себя ведущим войну почти против всех – иностранных шпионов, классовых врагов, людей в джинсах или играющих джаз. Доминирующей идеологией режима был не марксизм-ленинизм, но подозрение и враждебность.

Никогда, с начала 1980-х годов, еще до первых проблесков гласности в России, эти темные времена не казались столь близкими, как сегодня. Защита общества от врагов – внешних и внутренних – вновь на повестке дня. Действительно, дух постоянной бдительности является необходимым для поддержания высокого рейтинга поддержки президента Владимира Путина. И никто не играет более важную роль в создании необходимой общественной атмосферы, чем Владислав Сурков.

Прежде Сурков руководил кадровой службой Путина, с 2011 по 2013 гг. являлся заместителем председателя правительства. В настоящее время он советник Путина по международным делам, в реальности же он – главный пропагандист режима. Ему приписывают введение в оборот термина «управляемая демократия» в России, и он сыграл ведущую роль в подготовке отделения Абхазии и Южной Осетии от Грузии. Совсем недавно он руководил подготовкой российского вторжения в Украину и аннексии Крыма, а также был вдохновителем истеричной кампании в СМИ, обеспечившей почти единодушную общественную поддержку этих действий.

Сурков человек несет наибольшую ответственность за формирование про-путинских настроений, которые все больше напоминают культ личности Сталина. Сурков чеченского происхождения, и у него – подобно Сталину – мышление бряцающего оружием кавказца. Под его контролем коммуникационная стратегия Кремля сосредоточилась на том, чтобы поддерживать у населения восприятие Запада, якобы вознамерившегося уничтожить Россию. Таким образом, конфликт в Украине был оформлен в виде нового похода против фашизма, а также в защиту истинной, анти-западной идентичности России. Эта угроза для России, сегодня, в 70-летнюю годовщину окончания Второй мировой войны, как подчеркивают рекламные щиты по всей Москве, напоминает россиянам о жертвах, положенных на алтарь победы.

Подобно нацистскому пропагандисту Геббельса, Сурков не сильно тревожится по поводу фактов. Эмоции – суть послания Кремля; в действительности они – узы, связывающие Путина со своим подданными. Вот почему Сурков изображает Путина, который недавно развелся с женой после 30-летней совместной жизни и, по слухам, является отцом нескольких детей от бывшей олимпийской чемпионки по гимнастке, как персональное олицетворение консервативных ценностей, всегда поддерживаемого Патриархом. Кампания Кремля, заручившегося поддержкой церкви, против геев напоминает простым россиян о том, что государство бдительно следит за их частной жизнью.

Нынешняя российская пропаганда сочетает типично советскую тяжеловесность и передовые технологии. Не было массовых чисток, лишь только – несколько крупных митингов. Западные ценности могут атаковаться, но западные товары приветствуются. Обычное зрелище в России: сияющие автомобили немецкого производства со стикерами на бамперах, напоминающих о славе Великой Отечественной войны: «На Берлин» или «Спасибо, деду за победу, а бабуле – за крепкие пули».

Последние два десятилетия россияне могли путешествовать по всему миру без ограничений. Теперь многие, похоже, готовы отказаться от этого права. В минувшем месяце Кремль предупредил граждан страны о том, что Соединенные Штаты «охотятся» за русскими за границей. Несколько российских граждан действительно были арестованы и экстрадированы в США – в частности торговец оружием Виктор Бут, который подозревается в оказании помощи террористам, или хакер Владимир Дринкман, которого обвиняют в краже миллионов номеров кредитных карт. За рубежам нет реальной угрозы для простых россиян, однако кампания Суркова оказывает глубокое воздействие на массы.

Не рискуя стать объектом насмешек из-за неадекватных притязаний (главный продукт деятельности советских пропагандистов), – что Россия в один прекрасный день превзойдет Запад экономически, Сурков предпочитает воздействовать на более глубокую и надежную эмоцию – страх. Что бы россияне не думали об экономическом недуге страны – ВВП, как ожидается, сократится в текущем на 3,8%, в то время как инфляция может превысить 15%, – они убеждены, что без Путина было бы гораздо хуже.

И россияне выстраиваются в шеренгу. Несколько лет назад казалось, что каждый десятый человек носит белую ленту, символ протеста против Путина. Сегодня создается впечатление, что каждый третий русский носит ленту Святого Георгия – черно-оранжевый символ патриотизма и лояльности Кремлю. У тех, кто не носит ленту ведь могут спросить – и не очень вежливо – почему они этого не делают.

Это коварная и эффективная стратегия, которая маргинализирует инакомыслящих и создает впечатление почти всеобщей поддержки режима. Во время моего последнего визита в Москву, я заметила, что моя подруга, певица в Большом театре, привязала небольшую ленту Святого Георгия к своему белому «Мерседесу». И хотя она не поддерживает Путина, ей не хочется излишне выделяться.

За счет этих небольших капитуляций такие люди, как Сурков, в конечном счете преуспевают. Граждане, притворяющиеся лояльными, формируют культуру конформизма. А с подавлением инакомыслия лояльность граждан становится неподлинной. Но, как и Геббельс, Сурков понимает: когда общественная и частная жизнь превращаются в театр, не существует никакой разницы между представлением и реальностью.

Об авторе: Инна Хрущева – декан Новой школы в Нью-Йорке, старший научный сотрудник Института мировой политики, где она курирует Россию. АвторImagining Nabokov: Russia Between Art and Politic; The Lost Khrushchev: A Journey into the Gulag of the Russian Mind. 

 Источник: Project-Syndicate

Перевод c английского: Наше мнение