Новое рождение социал-демократии

Cегодня, когда мировая экономика претерпевает фундаментальные трансформации, работники всего мира оказываются под значительным давлением. В частности, в развитых странах социальная политика должны быть скорректирована так, чтобы обеспечить поддержку, в которой нуждаются группы с низкими доходами, и в то же время – поощрять экономический рост и увеличение благосостояния.

Давление было жестким и неизбежным. В Соединенных Штатах реальная (с поправкой на инфляцию) компенсация для мужчин с дипломом средней школы упала на 21% с 1979 по 2013 год. В большинстве стран Европы, обеспечивающей более надежную защиту заработной платы, выросла безработица – особенно после начала кризиса евро в 2008 году. Германия и некоторые Северные Европейские страны остаются исключением, хотя немецкий рынок труда содержит большой сегмент низкооплачиваемых мини-рабочих мест (mini-jobs).

Определяет эти тенденции меняющаяся специфика работы. Для начала, по всему миру распространились услуги, особенно в развитых странах. С 1970 по 2012 год доля сферы услуг в ВВП в странах ОЭСР увеличилась с 53% до 71%.

Новые технологии и «умные» машины не только вытесняют работников в производстве и сфере услуг, они также способствуют развитию новых бизнес-моделей, при которых люди выполняют работу (в основном низкооплачиваемую) в рамках лабильных сетей, не являясь штатными сотрудниками структурированных организаций.

Например, служба автомобильных услуг Uber в одних только США располагает сегодня 162.000 действующих водителей и вытесняет традиционные услуги такси. В запускающемся проекте Handy надеются, что их приложение (app) достигнет аналогичного успеха, обеспечив потребителей доступом к независимым подрядчикам, оказывающими различные бытовые услуги. Поскольку технологии мчатся вперед, а сбытовые сети становятся глобальными, работники вынуждены приспосабливаться – менять место работы, место жительства, или же приобретать новые навыки – вызов, который особенно обременителен для пожилых работников и который требует нового подхода к планированию жизни для всех людей.

Некоторые люди – особенно те, кто рано приобрели ценные и гибкие навыки, а также те, кто уже занимают сильные позиции благодаря унаследованному богатству, – могут процветать в этой новой экономике. Миллионы других, однако, плохо подготовлены для новой эпохи. И их растущее беспокойство питает рост политики идентичности, которую популистские лидеры и движения с их отсылками к этнической или религиозной солидарности противопоставляют обезличенным силам перемен.

Левоцентристские партии сталкиваются с особенно сложной проблемой, поскольку их малообеспеченный электорат переманивают выступающие против иммиграции, шовинистически настроенные конкуренты. Что еще усугубляет ситуацию – фрагментация производства (товаров и услуг), которая вкупе с усилением фискального давления препятствует традиционным упованиям этих партий на социальное соглашение относительно создания систем и политик, которые защитят граждан от шоков и потрясений.

Ответ правого крыла на этот вызов – по сути, демонтаж государства всеобщего благоденствия – оставил бы большинство граждан незащищенными перед лицом экономических шоков и структурных сдвигов (лишь усилив их чувство изоляции и уязвимости). Прогрессивный ответ, напротив, должен включать сильную социальную политику – включая гарантии и защиту – совместимые с новыми технологиями и видами деятельности. Конкретно это означает, что взамен общей социальной защиты каждый гражданин мог бы располагать пожизненным индивидуальным бюджетом поддержки и безопасности, при этом реципиенты проявляли бы инициативу в определении того, как именно они адаптируются.

Основное различие между прогрессивным видением общества, подкрепленное этими «гражданскими счетами», и консервативной идеей, в соответствии с которой граждане должны создать личные пенсионные счета, брать студенческие кредиты или покрывать свою собственную медицинскую страховку, – роль государства. Государство не только должно взять на себя основную ответственность за финансирование социальной защиты; государственная политика должна также предусматривать сотрудничество между правительством, работодателями и получателями социальных трансфертов для устранения дублирования и укрепления эффективности и справедливости.

Например, пожизненный «семейный счет» позволил бы покрыть расходы, связанные с беременностью и родами, уходом за ребенком, а также дал бы возможность временно не работать с связи с уходом за больными или пожилыми людьми. Следовало бы объединить некоторые общие правила по финансовым взносам со стороны государства, работодателей и физических лиц, скорректированных в зависимости от доходов. «Счет на обучение» установил бы параметры поддержки образования, включая возможности в течение жизни приобретать новые навыки и обучать этим навыкам других.

Базовые формы такой схемы уже существуют во многих странах. Норвегия предлагает 49 недель декретного отпуска с сохранением полной заработной платы или 58 недель с 80% заработной платы. Оба родителя должны использовать хотя бы 10% этого бюджета, но они также могут отложить часть этой суммы и воспользоваться ею, когда дети пойдут в школу (и вновь извлекут из родительской поддержки). Конечно, немного столь же богатых стран, как Норвегия, однако принцип – включая обеспечение ухода за престарелыми – может быть применен к 30-, 40- или 50-недельным периодам.

Франция сегодня также движется в этом направлении, формируя «счета индивидуальной деятельности», которые нацелены на модернизацию социальной политики, не жертвуя при этом чувством национальной солидарности.

Конечно, этот подход не разрешит чудесным образом все проблемы, с которыми страны сталкиваются в настоящее время. Фискальные ограничения останутся, а власти продолжат финансировать общественные блага. Адекватное налогообложение лиц с высоким уровнем дохода и высоко-прибыльных компаний, вместе с сильными и настойчивыми усилиями по снижение уклонений от уплаты налогов, станут еще более важными в аспекте защиты доходов государства. И профсоюзы будут по-прежнему необходимы для защиты интересов своих членов.

Тем не менее, необходим новый социальный контракт – учитывающий возрастающую роль индивидуальных предпочтений и индивидуальной ответственности в современном мире. Каждый гражданин должен чувствовать себя вовлеченным, а не изолированным и покинутым перед лицом глобализации и технологических преобразований.

При таком подходе, социал-демократия может снова двигать прогрессом и не быть подавленной политикой идентичности или рыночного фундаментализма. Это послужило бы не только целям социальной справедливости, но также целям поддержания квалифицированной, счастливой и здоровой рабочей силы, которой требует успешная экономика.

Об авторе:

Kemal Dervis – бывший министр экономики Турции и бывшей Администратора Программы развития Организации Объединенных Наций (ПРООН), вице-президент Института Брукингса.

Источник: Project-Syndicate

Перевод c английского: Наше мнение