Креативное государство

Согласно традиционной точке зрения в современной экономической науке, правительства располагают слабыми возможностями для того, чтобы стимулировать развитие инноваций. Считается, что государство должно играть настолько ограниченную роль в экономике, насколько это возможно, вмешиваясь только в случаях «провалов рынка». Это далеко от истины.

В действительности правительства могут играть и играют важную роль в стимулировании инноваций – активно создавая новые рынки, а не просто регулируя их. Несомненно, сторонники ограниченной экономической роли государства считают, что провалы рынка оправдывают необходимость финансирования инфраструктуры и фундаментальной науки. Но таком ограниченным вмешательством вряд ли можно объяснить то, что миллиарды долларов госсектора идут на прикладные исследования и даже обеспечивают финансирование для компаний на ранних стадиях. В самом деле, в некоторых наиболее известных в мире инновационных центрах государство играет ключевую «предпринимательскую» роль, представляя финансирование для создания совершенно новых областей – в сфере информационных технологий, биотехнологий, нанотехнологий и зеленых технологий (GreenTech).

В Силиконовой долине, например, правительство выступило в качестве стратегического инвестора через децентрализованную сеть государственных учреждений: Агентства передовых оборонных исследовательских проектов, НАСА, программы Исследований инноваций малого бизнеса (SBIR) и Национального научного фонда.

Инвестируемые суммы могут быть ошеломляющими, причем не только в сфере информационных технологий; большие объемы финансирования были также направлены на развитие энергетики и наук о жизни (науки о живых организмах – микроорганизмах, растениях, животных и людях – прим. перев.). Например, в 2011 году американский Национальный институт здоровья (NIH) инвестировал 31 млрд USD в биомедицинские исследования. Марсия Энджелл, профессор Гарвардской медицинской школы, показал, что такое финансирование последние десятилетия играет решающую роль в создании некоторых революционных лекарственных препаратов. Кроме того, для некоторых наиболее инновационных американских компаний финансирование из программы SBIR оказалось важнее, чем со стороны частного венчурного капитала.

Имеются примеры за пределами США: Израиль, где Общественный фонд венчурного капитала Yozma предоставляет финансирование для некоторых наиболее динамично развивающихся компаний страны на ранних стадиях; Финляндия, где Общественный инновационный фонд Sitra обеспечил первоначальное финансирования Nokia. В Китае Государственный банк развития предоставляет миллиарды долларов в виде кредитов для некоторых наиболее инновационных компаний страны, в том числе для Huawei и Yingli Solar.

Эти разновидности государственных инвестиций являются определяющими в аспекте создания и формирования новых рынков. Действительно, государственные инвестиции сыграли центральную роль в развитии почти всех технологий, которые используются в iPhone: интернет, GPS, сенсорный экран, функция распознавания голоса, лежащая в основе Siri. Таким же образом во многих странах государственный сектор обеспечивает возможность зеленых технологий.

Признание важности государственных инвестиций в развитии инноваций и обеспечении экономического роста подразумевает необходимость переосмысление расхожего мнения о вмешательстве государства. Вместо того, чтобы сосредотачиваться на выборе отдельных технологий или фирмы, государственные организации должны действовать как инвесторы, делая ставку на диверсифицированной «портфолио» выбора.

Как и любому другому инвестору, государству далеко не всегда все удается. И неудачи происходят, скорее всего, потому, что государственные учреждения часто вкладывают средства в регионы с высокой неопределенностью – туда, куда частный капитал также идет неохотно. Это означает, что государственные организации должны быть способны рисковать и учиться методом проб и ошибок.

Если неудача – неизбежная составляющая инновационной игры, и если правительство имеет решающее значение для инноваций, то общество должно быть более терпимым к «провалам государства». В реальности же ошибки правительства сопровождаются общественным резонансом, успехи – тишиной.

Например, банкротство американской солнечно-энергетической компании Solyndra, получившей 500 млн USD гарантированного государством кредита, привело к общественным акциям протеста. И лишь немногие остановились и задумались, что правительство предоставило почти такое же количество средств компании Tesla c тем, чтобы помочь ей в разработке автомобиля Tesla S– продукта, который считается образцом инноваций Кремниевой долины.

Что же может сделать общественность более терпимой к провалам правительства?

Частные венчурные капиталисты покрывают свои убытки от неудачных инвестиций за счет прибыли от тех, которые удались; но правительственные программы редко создаются для получения значительной отдачи. Некоторые утверждают, что правительство возвращает средства за счет налогов, но существующая система налогообложения работает плохо – не только из-за имеющихся в ней лазеек, но также из-за снижения ставок. Когда была основана НАСА, предельная ставка налога превышала 90%. По сравнению с 1980 годом налог на прибыль снизился более чем на 50%.

Для того, чтобы обеспечить государственные инвестиции в высоко-рисковые инновации, возможно, налогоплательщики должны непосредственно направлять средства в государственные инновационные фонды для финансирования следующей волны технологий. Иногда притока инвестиций в стратегические области фундаментальных исследований – в силу сопроводительных эффектов в различных отраслях промышленности и других секторов экономики – достаточно для того, чтобы обеспечить социальное вознаграждение. В других случаях может потребоваться создание альтернативной системы стимулов.

Например, часть прибыли от правительственных инвестиций в Tesla могла бы быть перераспределена через акции (или ройялти) и использоваться для покрытия убытков от вложений в Solyndra. Погашение государственных займов бизнесу можно было бы осуществлять за счет последующих прибылей, как это часто делается в случае со студенческими кредитами. И цены на лекарства, которые были разработаны в значительной степени благодаря средствам NIH можно было бы снизить – так, чтобы налогоплательщики не платили дважды.

Ясно одно: нынешний подход страдает серьезными недостатками, в основном потому, что он национализирует риски и приватизирует вознаграждение. Это негативно сказывается не только на будущих инновационных возможностях, но и на способности правительства декларировать общественности свою роль. Признание роли, которую государство играет – и должно продолжать играть – в формировании инноваций позволяет нам перейти к обсуждению наиболее важного вопроса: какие новые государственные инвестиции необходимы для обеспечения будущего экономического роста?

Перевод: Наше мнение

Источник: Rroject-Syndicate