Вызов упадка России

Пока Европа решает, следует ли ей сохранять режим санкций в отношении России, Кремль продолжает свою агрессивную политику в отношении Украины. В долгосрочной перспективе Россия движется к упадку, но она по-прежнему представляет очень серьезную угрозу для международного порядка в Европе и за ее пределами. И, несомненно, упадок России может сделать ситуацию еще более опасной.

Не заблуждайтесь: то, что происходит в Украине, – российская агрессия. Сомнительность заявлений президента Владимира Путина о том, что российские войска не участвовали в боевых действиях, стала очевидна недавно, когда российский боец в Донецке подтвердил русской службе BBC, что они играют решающую роль в повстанческих выступлениях. Российские офицеры, сообщил он, напрямую руководят крупными военными операции в Восточной Украине, в том числе осадой и взятием важного транспортного центра Дебальцево в феврале.

Но исходящая от России угроза простирается далеко за пределы Украины. В конечном итоге Россия является единственной страной с достаточным количеством ракет и ядерных боеголовок для уничтожения Соединенных Штатов. Поскольку экономическое и геополитическое влияние России ослабло, она намерена произвести переоценку своего ядерного статуса. В самом деле, она не только возродила тактику времен холодной войны отправки военных самолетов без предварительного уведомления в воздушное пространство стран Балтии и Северного моря; она также предъявила завуалированную ядерную угрозу против таких стран, как Дания.

Сила России – не только в вооружениях. Страна извлекает выгоды из своих огромных размеров, больших запасов природных ресурсов, а также образованного населения включая квалифицированных ученых и инженеров.

Однако Россия сталкивается с серьезными вызовами. Она остается «моно-культурной экономикой», в которой энергоресурсы составляют две трети экспорта. Ее население сокращается – не в последнюю очередь потому, что в среднем люди в России умирают в возрасте 65 лет, на целое десятилетие раньше, чем в других развитых странах.

Хотя либеральные реформы могли бы вылечить недуги России, они вряд ли будут включены в повестку дня в стране, пораженной коррупцией и с подчеркнуто анти-либеральным руководством. В конце концов, Путин стремится содействовать формированию нео-славянофильской идентичности, определяемой, прежде всего, через недоверие к западным культурным и интеллектуальным влияниям.

Вместо разработки стратегии долгосрочного восстановления России, Путин предпочел реактивной и оппортунистический подход – за счет которого иной раз можно преуспеть, но только в краткосрочной перспективе, – справиться с внутренними проблемами, с восприятием внешних угроз, со слабыми соседями. Он затеял нетрадиционную войну с Западом, преследуя цель установления более тесных связей с Востоком, в результате чего выросла вероятность того, что Россия в конечном итоге станет младшим партнером Китая, без доступа к западным капиталам, технологиям и контактам, которые необходимы для предотвращения спада.

Но проблема России – отнюдь не только Путин. Путин культивирует национализм в России (по словам Тимоти Колтона из Гарвардского университета, на недавней встрече Валдайского дискуссионного клуба, Путин назвал себя «самым большим националистом») – и здесь он нашел благодатную почву. Учитывая, что другие фигуры высшего уровня (например, Дмитрий Рагозин, который в октябре прошлого года одобрил книгу, призывающую к возвращению Аляски) – также крайне националистически настроены, преемник Путина, вероятно, тоже откажется не-либералом. Недавнее убийство бывшего заместителя премьер-министра и лидера оппозиции Бориса Немцова говорит в пользу этого предположения.

Таким образом, Россия, кажется, обречена продолжать свое падение – результат, который не является хорошим поводом для празднования на Западе. Штаты в упадке – полагали в Австро-Венгерской империи в 1914 году – из-за чего становились менее восприимчивы к рискам и, таким образом, более опасными. В любом случае, процветание России предпочтительнее для международного сообщества в долгосрочной перспективе.

В то же время США и Европа сталкиваются с политической дилеммой. С одной стороны, необходимо противопоставить инициативе Путина фундаментальный принцип, в соответствии с которым государства не должны использовать силу в целях нарушения территориальной целостности друг друга. И хотя санкции вряд ли могут изменить статус Крыма или привести к выводу российских солдат из Украины, важно отстоять этот принцип, демонстрируя, что он не может безнаказанно нарушаться.

С другой стороны, важно не изолировать Россию полностью, игнорируя общие интересы с США и Европой, относящиеся к ядерной безопасности и нераспространению, терроризму, космосу, Арктике, Ирану и Афганистану. Никто не выиграет от новой холодной войны.

Согласовать эти цели будет нелегко, особенно с учетом продолжающегося кризиса в Украине. На Мюнхенской конференции по безопасности, которая прошла в феврале, многие американские сенаторы выступали за вооружение Украины – подход, который может усугубить ситуацию, учитывая традиционное военное превосходство Путина в регионе. Немецкие лидеры включаю канцлера ФРГ Ангелу Меркель оппонировали этому подходу, который может разделить Запад, сыграв таким образом на укрепление позиций Путина.

Другие на конференции утверждали, что Запад должен изменить игру, исключив Россию из SWIFT, международной межбанковской системы передачи информации и совершения платежей. Их критики утверждают, что это может привести к повреждению SWIFT и ущербу для западных банков, которые потеряют сотни миллиардов долларов, которые Россия в настоящее время должна им. В свою очередь, россияне предупредили неофициально, что это будет «реальный ядерный вариант».

Разработка и внедрение стратегии, которая позволит сдержать ревизионистское поведение Путина, но в то же время не повредит долгосрочному международному участию России, является одной из самых важных задач, стоящих перед США и их союзниками сегодня. В настоящее время, кажется, достигнут политический консенсус по поводу продолжения политики санкций, экономической помощи Украине и укрепления НАТО (результат, на который Путин, несомненно, не рассчитывал). То, что будет происходить дальше, в значительной степени зависит от Путина.

Перевод: Наше мнение

Источник: Rroject-Syndicate