Я.Робот

Люди из администрации президента России пришли в офис «Яндекса» летом 2008 года, вскоре после войны в Южной Осетии. Первого заместителя руководителя АП Владислава Суркова и заместителя начальника управления внутренней политики президента РФ Константина Костина в числе прочего интересовал принцип работы новостного агрегатора «Яндекса».

«Меня позвали рассказать, как устроены новости. Я вкратце объяснил, как новостные сообщения собираются в сюжеты, какие факторы влияют на ранжирование, по каким принципам выбираются сообщения для аннотации и для заголовка, — вспоминает бывший руководитель сервиса «Яндекс.Новости» Лев Гершензон. Показал внутренний интерфейс с собранным «роботом» рейтингом СМИ: вот, смотрите, у нас в топе вполне разумные издания — Интерфакс, «Коммерсантъ», Lenta.ru.

Я.Робот

Участие Гершензона во встрече было совсем коротким, минут 15-20, и лучше всего он запомнил одну фразу. «Я показывал скриншоты, связанные с войной в Грузии. Важно было объяснить, почему пара ссылок на грузинские СМИ в сюжете про Грузию из 15 — это не страшно, а нормально. Сурков с ходу сказал: «Вот этого нам не нужно, это наши враги». Сейчас Сурков заявил РБК, что не помнит о таком эпизоде, но не исключает, что он мог иметь место.

«Дайте нам доступ»

«Мы объясняли, что есть принципы, на которых строится работа новостного «робота», мы готовы их обсуждать, разбираться, совершенствовать алгоритмы. Но вмешиваться в работу в режиме реального времени не будем, — вспоминает Гершензон, проработавший руководителем новостного сервиса с 2008 по 2012-й год. — Константин Костин ответил: «Дайте нам доступ к интерфейсу». Тогда мы как-то отболтались и отшутились».

Но у руководителей «Яндекса» были и другие встречи с представителями АП, на которых им настоятельно советовали в случае войны все новости переводить в ручной режим или выбирать в топ-5 заголовки только от государственных агентств. «Илья Сегалович помог отбиться от этих предложений: «А как мы узнаем, что это война? Нужно, чтобы президент официально объявил? Или кто-то должен позвонить? Сурков? Воложу? А надо в этом случае писать пользователям, что началась война и мы перешли на ручной режим? — рассказывает Гершензон. — В результате решили: лучше тогда совсем новости с «морды» уберем». После того в АП «ручную» идею оставили.

Константин Костин, сменивший должность в администрации президента на пост главы Фонда развития гражданского общества, отказался комментировать претензии к «Яндексу» по освещению событий лета 2008 года, но признал, что «эта тема обсуждалась». По мнению Костина, «Яндекс» давно мог бы снять вопросы к агрегатору: надо, чтобы он обрабатывал только те средства массовой информации, которые зарегистрированы в России. «Тогда к агрегаторам никаких вопросов предъявить нельзя, и можно переправить к СМИ любые претензии государственных органов к опубликованной в новостях информации».

Но такой вариант в «Яндекс.Новостях» отметают. «Мы потеряем не только иноязычные и иностранные СМИ, но и лишимся большой части российских партнеров: очень часто региональные порталы не регистрируются в качестве СМИ. Упадет качество продукта: полнота, информативность будут сильно хуже», — говорит нынешний руководитель новостного сервиса «Яндекса» Татьяна Исаева. А не обращать внимания на «Яндекс. Новости» власть просто не может — фактически, агрегатор давно стал главным российским средством массовой информации, по многим формальным признакам не являясь СМИ.

Последние новости

64% жителей России пользовались интернетом в июне 2014 года, подсчитала аналитическая компания «Левада-Центр». 30% россиян (более 40 млн человек) узнают последние новости в Сети. Месячная аудитория «Яндекс.Новостей» в мае 2014 года, по данным TNS. Web Index, составила 23 млн человек, то есть сервисом пользуется каждый второй житель страны, следящий за новостями в интернете. Ежедневная аудитория «Яндекс.Новостей» — 5 млн человек, это в четыре раза больше, чем у ria.ru и в несколько раз больше, чем у других крупнейших онлайн-СМИ.

При этом штат «Яндекс.Новостей» сегодня насчитывает 28 человек: разработчики, аналитики сервиса, системные администраторы, сотрудники тестирования и службы поддержки, непосредственные руководители сервиса. С 2008 года действуют русскоязычные сервисы в странах бывшего СНГ — Украине, Белоруссии, Казахстане. У агрегатора 6000 партнеров, но так было не всегда.

Я.Робот

Дизайн первой версии Яндекс.Новостей. Источник: web.archive.org

Я.Робот

Новостной сервис запустили в 2000 году. «Первое время новости шли сплошным потоком на главной странице, и это было не очень удобно — пока поисковый «робот» обежит сайты изданий, пока все сольется в общую базу, пройдет какое-то время, — рассказывает сооснователь и бывший главный редактор «Яндекса» Елена Колмановская. — Обновлять новости каждые пять минут наш «робот» еще не умел. В 2003-м году у нас возникла идея договориться со СМИ, чтобы они выкладывали для нас новости в специальные экспортные файлы — RSS-потоки, которые наша программа могла очень быстро индексировать и «раскладывать» по сюжетам. »Образцов для подобного сбора новостей не было. «В начале 2000-х годов запустили новостной сервис Google, но их «робот» обходит сайты изданий без всяких предварительных договоренностей и экспортных файлов. Мы многое придумали сами: брать пример было решительно не с кого», — вспоминает Колмановская.

В 2000 году у «Яндекс.Новостей» не было своей страницы. «Была «пятёрка» на «морде» и выдача в поиске. Топ-5 — это такое дизайнерское решение: три — мало, больше пяти — не влезет», — рассказывает Колмановская. Когда возникла идея с RSS-потоками, компания решила договориться с производителями новостей, и большинство отказалось. Вы наши конкуренты, берёте у нас эксклюзивный продукт, так все ходят к нам, а иначе на «Яндекс» ходить будут, — вспоминает бывший главред «Яндекса». Из крупных поставщиков первыми уговорили РИА Новости, затем — Интерфакс. Колмановская смеется: «Я до сих пор помню, как в том же 2003 году нам позвонили менеджеры этих агентств и сказали: «Ура, начальство «наркоманит» на счетчики трафика»! Они поняли, что человек, зашедший на главную страницу «Яндекса», чтобы узнать прогноз погоды, «залип» на «топ-5» и по ссылке вышел на Интерфакс. Мы, конечно, тогда еще не были такими масштабными, как сейчас, но трафик раздавали прилично». Сейчас «Яндекс» обеспечивает до половины суточного трафика Интерфакса и около трети трафика «России сегодня» (ria.ru).

Самому «Яндексу», уверяет Колмановская, новостной агрегатор особого трафика не приносит, как не приносит и значительных для компании денег. По словам источника, близкого к руководству «Яндекса», ежегодный заработок «Новостей» не превышает 10 млн долларов — менее 1% общей выручки компании, которая в 2013 году составила 1,21 млрд долларов. Деньги приносит реклама в этом сервисе: СМИ работают с поисковиком бесплатно, по принципу «контент в обмен на трафик».

Сейчас действует третья версия алгоритма-робота. Он, поясняет Татьяна Исаева, самообучаем: «Алгоритм умеет определять новости по цитируемости и свежести. Со временем мы научили «робота» поднимать наверх сюжета те новости, на которые идет самое большое число гиперссылок, и заголовок, содержащий лексику, общеупотребительную для сюжета в целом». Первоисточники, написавшие о событии раньше всех, попадают в топ при условии, что на них есть ссылки в сообщениях других изданий.

Я.Робот

В мае 2011 года «Яндекс» провел IPO, разместив акции на NASDAQ: компания была оценена в $8 млрд и привлекла с рынка $1,3 млрд. Эта сумма стала рекордной со времен IPO Google в 2004 году. После такого успеха гендиректор и совладелец «Яндекса» Аркадий Волож сбрил свои знаменитые усы. Фото: AP

Фактор «мордизма»

В 2003 году руководителем новостного сервиса стал Дмитрий Иванов: сейчас он занимает в «Яндексе» должность директора по проектам, а больше десяти лет назад вместе с программистом Михаилом Масловым ломал голову над тем, как лучше показать информационную картину дня.

«Сначала мы придумали, что картина дня — это то, о чем пишут все СМИ, так что новости должны быть похожи на то, что пользователь слышит по радио или видит по телевизору. Потом пришли к пониманию, что есть СМИ более заметные, есть — менее. Стало понятно, что нужно делать информационную картину дня, используя цитируемые СМИ. После этого нужно было в одном месте дать разные точки зрения от разных изданий в каждом новостном сюжете», — рассказывает Иванов.

Особые сложности возникали с освещением спортивных событий. «Алгоритм тормозил, и было, например, такое: весь футбольный матч на «морде» висел счет 1:0, а следующее обновление — «После матча задержаны дерущиеся болельщики». Договорились со спортивными изданиями о том, что будем получать от них сообщения не в виде общих текстов, а как отдельный RSS-поток, который «робот» склеивал», — вспоминает Иванов.

Алгоритм «Яндекс.Новостей» писал Михаил Маслов, один из старейших сотрудников «Яндекса». Работа велась практически с нуля и заняла полгода. «Алгоритмом кластеризации раньше занимался папа одного из наших разработчиков, Димы Тейблюма, — поясняет Михаил. — Была готовая программа, небольшая, строчек 100. Дальше я допиливал сам». Суть алгоритма в упрощенном виде выглядит так: берутся новостные сообщения, объединенные общими числами, названиями мест, событиями. Например: «два», «пингвина», «утомились», или «теракт», «метро», «Рижская».

В какой-то момент, продолжает Маслов, возникло понятие рейтинга источников. Например, «РИА Новости» что-то написали, а их новость много раз перепечатали — но надо указать РИА как первоисточник. «Я построил рейтинг, в котором были три показателя: уникальность, цитируемость и полнота. Перед самым запуском Илья Сегалович дал мне алгоритм определения дублей новостных сообщений, я его к «роботу» прикрутил», — рассказывает он.

Именно Маслову впоследствии пришла в голову идея добавить в программу «фактор мордизма» (сам Михаил, впрочем, предпочитает термин «полнота»). «Робот» автоматически понижал рейтинг изданий, старавшихся писать исключительно про главные события, чтобы попадать в топ-5 на «морде» «Яндекса». На основании трех факторов — оперативности, цитируемости и «мордизма» — раз в неделю рассчитывался индекс, присваиваемый тому или иному СМИ. Эта цифра — в «Яндексе» ее называют «весом» — постоянно меняется.

Я.Робот

Так, по словам Татьяны Исаевой, «РИА Новости» сильно потеряли в «весе» после ухода с поста главного редактора Светланы Миронюк, поскольку кадровые перестановки «сказались на контенте». Сейчас «мордизм» не учитывается, а «вес» источника формируют только оперативность и цитируемость.

До 2008 года «робот» умел отсеивать обсценную лексику по специальному списку, но путался в словах, безобидных на первый взгляд: в 2007 году в новости попало сообщение Lenta.ru о том, что на должность премьер-министра назначен «Виктор Пиписькин». Заметка провисела на «Ленте» и на «Яндексе» всю ночь — до следующей итерации. Автор, редактор Lenta.ru Федор Пономарев, объяснял промах тем, что с ходу не смог вспомнить фамилию свеженазначенного премьер-министра Виктора Зубкова и для скорости написал в черновом файле «рыбу», первую фамилию, которая пришла ему в голову — с тем, чтобы впоследствии ее заменить. Но забыл.

После этого, вспоминает Гершензон, кроме простой фильтрации обсценных слов в программу добавили «принцип «ядерности» или «немаргинальности» лексики заголовка». Что это значит? Если большинство изданий пишет «ополченцы», то у заголовка со словом «сепаратисты» меньше шансов возглавить сюжет.

А последнее изменение в новостной алгоритм внесли недавно. «После проведения референдума в Крыму позиция зарубежных и российских СМИ стала диаметрально противоположной. Началась пропагандистская война, и мы решили ставить в выдачу отдельно российские источники, отдельно — иностранные, отдельно — иноязычные. Сейчас «робот» отделяет их по формальному признаку — по адресу редакции», — рассказывает Татьяна Исаева.

Сборки и разборки

«У меня ощущение, что этот агрегатор был всегда, — говорит Галина Тимченко, экс-редактор издания Lenta.ru. — В какой-то момент мы поняли, что он, в отличие от нашей материнской компании, Rambler, поступает с нами честно. Если Rambler забирали у нас «полнотекст» новости, а в обмен ставили крошечную ссылку в конце текста, то «Яндекс» давал наш анонс, ничего не требуя взамен. Естественно, мы заведомо его любили, поскольку для нас это была честная игра».Я.Робот

В самые плохие времена, вспоминает Тимченко, «Яндекс» приносил Lenta.ru до 7% дневного трафика, в лучшие — 18% (в среднем, на Lenta.ru заходит порядка 1,3 млн пользователей). В «Яндексе» никогда не скрывали принцип «попадания в топы», говорит Тимченко, напротив, регулярно проводили семинары, на которых объясняли, как работать с источниками новостей.

Периодически в «Яндексе» проходили встречи главных редакторов СМИ: первая, в 2009 году, прошла по инициативе Тимченко и Гершензона. «Тогда вовсю действовали агрегаторы, которые мы между собой называли «говносборниками», — смеется Тимченко, — они забирали новостные «полнотексты» под баннеры с заголовками «Ксения Собчак показала все!», или «Трагедия в семье Анжелики Варум!», и этой «желтизной» завешивали не самые крупные, но вполне себе уважаемые сайты».

Встреча 2009 года закончилась скандалом: «Главные редактора переругались и мерялись, у кого более лучшие новости, — объясняет ее участник, исполнительный директор службы финансово-экономической информации Интерфакса Юрий Погорелый. — Мы, например, обнаружили, что некоторые сайты «копипастят» наши новости без ссылки. Вообще, в интернете есть такой момент: ты передал что-то эксклюзивное, а это берут к себе и получают отличную аудиторию. Как я помню, это и была суть той дискуссии — чье право «первой ночи». Но после той встречи редакции стали аккуратнее давать ссылки на первоисточник, говорит Погорелый.

На вопрос, почему Интерфакс предпочитает работать с «Яндексом», Погорелый объясняет: «Mail.Ru, в основном, ставит новости вручную и за деньги. У Rambler большую часть работы делает «робот», но к нам от них ходят копейки — 2% от суточной аудитории. И за два процента спасибо, но, чтобы получить их, нужно писать тексты в режиме списка: пять лучших идей, как всегда оставаться молодой, десять странных сцен из фильма «Рэмбо-8». Нужно как следует убиться, чтобы получить эти переходы».

Агрегат и агрегатор

Основными конкурентами «Яндекса» на российском рынке являются «Рамблер» и Mail.Ru. Первым ресурсом на паритетных началах владеют Владимир Потанин и Александр Мамут, основные акционеры второго — Алишер Усманов и его партнеры. У обеих компаний есть свои новостные агрегаторы.

По словам руководителя новостного сегмента Rambler Максима Токарева, под его началом трудится 13 человек, а новости, попадающие на главную страницу и в топ, собирает тоже «робот». Но, в отличие от «Яндекса», есть ручное управление: редакторы «исправляют ошибки, опечатки» и переписывают заголовки, приводя их «в нормальный глагольный вид». «У нас не все источники приучены писать нормальные новостные заголовки, а мы считаем, что все должно быть единообразно», — поясняет Токарев.

Новости «Рамблера» созданы 14 лет назад, и сначала работали по жесткой схеме: «40-50 источников, со всеми — твердые соглашения на публикацию «полнотекста». Редакторы сами распределяли новости по рубрикам — это в спорт, это в светскую хронику, это — на главную страницу», — разъясняет Токарев. Первого «робота» в редакции запустили в 2008 году, и с этого момента полностью «в ручной режим» переходили лишь однажды: в 2013-м году, когда в Челябинске упал метеорит. «Метеоритные» новости ставили руками, чтобы обогнать «Яндекс», признается Токарев. Пока Rambler отстает: по данным TNS Web Index, ежедневная аудитория его «Новостей» в мае 2014 года составляла 1,4 млн человек.

Новости на Mail.Ru выстроены по двум схемам — платной и бесплатной. Стоимость графически-текстового блока (фотография и заголовок) в новостном разделе — от 15 до 20 рублей за тысячу показов. Можно выкупить статичный блок под новости конкретного ресурса — по цене от 4,5 до 5,1 млн рублей за месяц.

По словам руководителя сервиса Новости Mail.Ru Евгения Виноградова, у компании есть пул из 250 поставщиков контента — информагентства, электронные СМИ, сайты радиостанций, газет, телеканалов. Решение о бесплатной републикации принимает редакция, в штате которой 30 человек. 99% содержимого обрабатывается вручную: Виноградов уверен, что «новостная картина должна быть представлена в едином стиле».

Бесплатная модель работает по бартеру: «С каждым источником заключаем договор на использование неисключительных прав с одной стороны и предоставления информационного блока с заголовками с другой», — поясняет Виноградов. По данным TNS. Web Index, аудитория Новости Mail.ru в мае 2014 года составляла 4,3 млн человек. Крупные поставщики новостей, например, «Россия сегодня», получают от новостного агрегатора до 100 000 переходов в сутки. Содержимое новостного раздела, составляют «преимущественно СМИ, зарегистрированные в России», говорит Виноградов.

Как увести миллион

По статистике портала Liveinternet, ежедневно на новостных агрегаторах сидят 1,4 млн человек — «инфоманьяков», как их называет создатель этого портала Герман Клименко. Он хочет заманить их на свой недавно созданный агрегатор Mediametrics. Принцип работы его проекта: на одной странице отображаются те заметки СМИ, которые собрали больше всех переходов из социальных сетей. Пока на сайт Mediametrics ежедневно приходят около 80 тысяч пользователей, но для Клименко «это мизер»: он хочет, чтобы к нему «ушли все».

«Я прошу у СМИ поставить мои блоки [ссылку на Mediametrics], но пока их ставит только Russia Today и «Комсомольская Правда», — недовольно хмурится Клименко, добавляя, что и те ставят эти блоки «в жопу». «Я, например, просил Gazeta.ru поставить мой блок, поскольку даю им 15 тысяч переходов в день, но был послан в жопу. Подожду, пока ко мне будет заходить миллион пользователей в день, а потом сразу же отключу тех, кто не хочет на меня ссылаться».

С началом украинско-российской информационной войны Клименко послал «украинские информационные крупняки» по тому же адресу, по которому его послали в Gazeta.ru: «Я — мещанин. Если для того, чтобы в холодильнике была черная икра, нужно кричать «Путин велик!», то я буду кричать».

Работать со СМИ бесплатно и без бартера Клименко категорически не согласен: «Да, «Яндекс» раздает 7-8 миллионов бесплатных переходов в день на СМИ, покупает их лояльность. Это такая взятка, понимаете? Mail.Ru все козлят, Rambler — тоже. А «Яндекс», получается, святой, да?»

Недоволен политикой «Яндекса» и Игорь Ашманов, основатель компании «Ашманов и партнеры»: «Предположим, в каком-то из заголовков, который «Яндекс» составил автоматически, появляется высказывание «Путин — х@@@@», вылезшее из «Украинской правды». Скажите, кто будет отвечать перед «Роскомнадзором» за х@@@@? «Украинская правда», или «Яндекс»?!»

В недавнем прошлом Ашманов владел компанией «Поисковые технологии», которую основал совместно с холдингом «Финам» Виктора Ремши (в начале 2013 года Ашманов сообщил, что передал свои 40% «Финаму» в обмен на его 30% долю в «Ашманове и партнёрах»). В числе проектов «Поисковых технологий» — тизерообменный агрегатор «Direct/Advert». Сейчас, по словам руководителя одной из IT-компаний, этот «обменник» зарабатывает до 3 млн рублей в день — Ашманов считает эту цифру «близкой к реальной».

Принцип работы этого агрегатора один собеседников РБК описывает так: «Заголовок «Сядьте покрепче, от этой фотографии Жанны Фриске вы заплачете!». Сердобольные бабушки, впервые попавшие в интернет, на такой заголовок обязательно щелкнут. И тут вылезает логотип «Похудей на 30 килограммов!», затем реклама БАДа, дальше — заманивают в медицинскую клинику».

«Финам» Виктора Ремши владеет также тизерной новостной сетью СМИ2 (по «СПАРК-Интерфаксу», 70% ООО СМИ2 принадлежит ООО «Е-ГЕНЕРАТОР», 55% в которой принадлежит «Финаму»). По словам руководителя СМИ2, Павла Власова-Мрдуляша, за июнь 2014 года пользователи 67 млн раз кликнули на анонсы СМИ2, а среди партнеров компании — РИА Новости, «Ведомости», Vesti.ru, Gazeta.ru, Forbes и еще многие заметные российские медиа. СМИ2 запустил свой агрегатор, работающий в тестовом режиме. Принципиальные отличия от «Direct/Advert», по мнению Власова-Мрдуляша — завлекательные заголовки пишут профессиональные редакторы, и СМИ2 продает «не БАДы, а новости». Создание агрегатора обошлось в 6 млн рублей. «Аудитория маленькая, хочется большего», — говорит Власов-Мрдуляш, обещающий «доработать» проект.

Признавать или не признавать?

Первая встреча «пионеров Рунета» с властью случилась в 1999 году, в Белом доме. Как говорят участники встречи, было заключено «джентльменское соглашение», по которому «государство не вмешивалось в политику» отечественной сети и «давало компаниям возможность саморегулирования» при полном «отсутствии цензуры». Колмановская рассказывает, что дизайнер Артемий Лебедев «пришел на встречу в бандане», а нынешний руководитель «Яндекса» Аркадий Волож, «забрал из Белого дома карандаш, который потом продал на интернет-аукционе «Молоток.ру». На последних встречах все было гораздо серьезнее.

На первых этапах своей работы «Яндекс» «подвергся западному влиянию», заявил Владимир Путин на медиафоруме в Санкт-Петербурге в апреле 2014 года: по нынешним временам это почти черная метка. На вопрос блогера, не стоит ли признать «Яндекс» СМИ, президент ответил: «Сейчас и в правительстве, и в администрации президента рассматривается вопрос, обсуждается и общественностью, что признавать средством массовой информации, что не признавать».

Президент Владимир Путин об интернете и «Яндексе»: «... что называется, все идет через сервера, которые находятся в Штатах, всё там контролируется. Вы должны просто из этого исходить: такая жизнь, так она выстроена американцами, они делали это. Вы же знаете, все это возникло на первом этапе, на заре интернета, как спецпроект ЦРУ США — так и развивается».

И уже в середине мая депутат Госдумы Андрей Луговой направил в Генпрокуратуру РФ заявление «на предмет проверки «Яндекса» в качестве СМИ». В печати появились заметки о готовящемся законопроекте, по которому новостные агрегаторы поисковиков обяжут регистрироваться в качестве СМИ. И в конце июня депутат от ЛДПР Вадим Деньгин приехал с визитом в Rambler — чтобы «понять принцип работы новостного агрегатора».

В офис Rambler&Co Деньгин пришёл с рожком мороженого в руке и во время своего визита сделал несколько заявлений. Заявил, что топ-5 на главной странице «Яндекса» необходимо зарегистрировать в качестве СМИ уже потому, что «анонсы пишут вручную». Хотя бы один рукотворный анонс депутат предъявить не смог: вся «пятерка» на главной странице «Яндекса» оказалась идентичной ссылкам на партнерские СМИ. Чуть замявшись, Деньгин сказал, что все равно «с поисковиками нужно что-то делать», поскольку в выдаче на «Яндексе» представлены иностранные СМИ, а «у нас экспансия идёт с Америки» и «мы должны защититься от вторжения в умы людей».

В ответ на вопрос, обяжут ли поисковики брать контент исключительно зарегистрированных в России изданий, Деньгин уклончиво ответил, что «эта тема обсуждается». Государство должно знать, «кому предъявлять претензии, если про него гадости пишут», добавил он, предположив, что «регистрация [арегаторов] как СМИ облегчит процедуру контроля». На вопрос корреспондента РБК, повлечет ли регистрация возможность закрытия ресурса после вынесения двух предупреждений «Роскомнадзора», Деньгин ответил — «вроде этого». Ну, может, не после «двух предупреждений, а четырех».

На прощанье депутат заявил, что «сходными законами регулируется деятельность интернета на Западе». Пресс-служба Google ответила РБК, что США деятельность его новостного агрегатора не регулируют, как СМИ. «Новости — это алгоритмический механизм, выдача формируется автоматически, по этим причинам сервис не может быть объектом того же регулирования, что и СМИ». В Google отказались ответить на вопрос, входит ли кто-то из руководителей компании в группу по подготовке нового законопроекта.

Спутник государства?

Зато в подобные рабочие группы входит Алексей Басов, вице-президент компании «Ростелеком», ответственный за разработку национальной поисковой системы «Спутник». Агрегатор «Спутника» работает с 2,5 тыс. источников, получая материал по RSS; чтобы отфильтровать «противоправный контент», в выдаче используются только зарегистрированные в России СМИ и официальные источники информации. Пока штат редакции новостей — 5 человек, но он должен вырасти, у «Спутника» «большие планы по расширению возможностей сервиса».

Источники в СМИ обходит «робот», он же объединяет их в сюжеты и выводит на страницы агрегатора. «Наша задача состоит не в том, чтобы отразить все разнообразие мнений о новостных поводах. Важнее дать общее представление о событиях, ядро. В этом плане мы отдаем предпочтение крупным информационным агентствам», — рассказывает Басов.

По его мнению, «у агрегаторов может быть довольно большая аудитория, даже больше, чем у источников, с которыми они работают, государство имеет право разобраться, чем они направляются и руководствуются». Пока «Спутник» работает в тестовом режиме: на момент подготовки материала его посещаемость составляла порядка 100 000 заходов в сутки, однако в первый день работы нового поисковика на сайт зашли более 500 000 человек. «Спутник» обещает отфильтровывать обсценную лексику, так как намерен устанавливать систему в образовательных учреждениях.

Несмотря на то, что «Спутник» считают конкурентом «Яндекса», своеобразным «ответом власти на свободомыслие», Басов с этой формулировкой категорически не согласен: «Перед «Спутником» такой задачи не стоит: для «Ростелекома» поисковик представляет собой способ выхода на относительно новый для компании рынок онлайн-сервисов. В качестве такой возможности мы видим создание портала, направленного на удовлетворение социальных нужд пользователя, его бытовых задач: где находится молочная кухня, как получить ту или иную льготу».

По данным источника РБК в IT-отрасли, разговоры о создании «Спутника» пошли «с 2008 года, с момента первого визита людей из АП в «Яндекс». Басов не может вспомнить точную дату, но признает, что разговоры о создании национального поисковика действительно велись несколько лет.

Эта музыка будет вечной

Через месяц нервотрепки с проектом закона под условным названием «Заставим новостные агрегаторы регистрироваться как СМИ» Госдума включила обратный ход. Источники РБК говорят, что Генпрокуратура «не усмотрела в «Яндексе» признаков СМИ». «Тема новостных агрегаторов поставлена на паузу», — прокомментировал это событие депутат Вадим Деньгин.

Что, если «Яндекс» все же признают средством массовой информации со всеми вытекающими последствиями? «Чтобы отвечать за все сообщения почти 6000 новостных источников, мы должны были бы как минимум их читать: все 100 тысяч сообщений каждый день», — отвечает представитель «Яндекса» Ася Мелкумова. Она приводит сравнение: по данным «Яндекс.Новостей», Интерфакс производит не меньше 300 новостных сообщений в сутки. За этот поток отвечает 40-50 редакторов (без учета журналистов и корреспондентов). «Яндексу», чтобы отвечать за поток новостей, проходящих через «Яндекс.Новости», потребовалось бы, таким образом, как минимум 13500 выпускающих редакторов — это почти в три раза больше людей, чем сейчас работает во всем «Яндексе», — поясняет Мелкумова.

«Яндекс» продолжает настаивать: новостной агрегатор работал, работает и будет работать без «ручной сборки». Тем, кто в этом не верит, Лена Колмановская предлагает провести полевой эксперимент. «Мы выведем весь коллектив на улицу, все пять с лишним тысяч человек. Проведем час во дворе, а новости, как раньше, будут периодически обновляться без всяческого человеческого участия».

«Эту часть истории трудно понять, пока ты не поработал в «Яндексе». Понимаешь, там верят только в одну вещь — объективность, возведенную в абсолют», — говорит Александр Ларьяновский, на протяжении четырех с лишним лет работавший директором «Яндекса» по региональному развитию. «Яндекс» — это система, которая ищет быстрее, чем ты можешь вспомнить, система, которая ищет черт-те знает где в компьютере, при этом значение слов меняется на ходу, у тебя есть миллиарды документов, которые дышат, то есть меняются. Этим можно смело гордиться, это на уровне запуска человека в космос, — уверен Ларьяновский. Но когда весь масштаб «Яндекса» осознает государство, это может иметь побочные последствия.

В 2008 году «Яндекс» уже чувствовал внимание государства к себе: тогда компания планировала провести IPO, рассчитывая на капитализацию в 3-5 млрд долларов, и привлекла к себе внимание не только из-за новостей про войну в Грузии. Чиновники разных уровней говорили в кулуарах и на частных встречах с основателями «Яндекса», что компания очень хорошая и стратегически важная для страны, а вот акционеры у нее «неправильные», западные. Вскоре появился и кандидат в «правильные» акционеры, миллиардер Алишер Усманов, который очень хотел начать свой путь в интернет с покупки доли в «Яндексе».

Я.Робот

«Регулировщиком» тогда стал Александр Волошин, бывший руководитель администрации президента и знакомый Аркадия Воложа, сумевший убедить людей в Кремле поверить «Яндексу». В качестве дополнительной гарантии лояльности компании пришлось выпустить и передать в залог Сбербанку РФ «золотую» акцию, среди прочего дающую право вето на скупку более 25% акций поисковика. Алишер Усманов отступил от «Яндекса» и вложился в Mail.Ru, затем в Facebook и прочие проекты международного уровня. И «Яндексу» не напоминали о «врагах», прокравшихся в его новостной агрегатор — вплоть до появления этих врагов, на этот раз на Украине.

Я.Робот

Автор «Яндекс.Книги» Дмитрий Соколов-Митрич приводит следующие слова руководителя «Яндекса» Аркадия Воложа:

«Я думаю, что это была комбинация из политики и экономики, — резюмирует Аркадий Волож. — С одной стороны, «Яндекс» — это хороший бизнес, который много кто хочет иметь. С другой — у государства действительно назрела озабоченность: что это такое выросло у нас тут под боком и кто эти люди, можно ли им доверять? А рядом кто-нибудь стоит и шепчет: им доверять нельзя, доверяйте нам, мы правильные, мы хорошие, а за то, что нам можно доверять, помогите нам купить этот бизнес. Обычная такая комбинация».

Фото: Bloomberg

«Берем бритву Оккама и отрезаем лишнее: в каких случаях чиновники интересуются «Яндексом»? В тех случаях, когда он показывает новости, неугодные власти, — говорит Александр Ларьяновский. — Ты пойми, они от «Яндекса» никогда не отступятся». Шаг вперед, два шага назад.

Источник: РБК