Справочник экономиста: война и мир

Заголовки сегодняшних новостей заполнены историями конфликтов: будь то гражданская война в Сирии, уличные бои в Украине, терроризм в Нигерии, или репрессивные меры полиции в Бразилии - ужасная непосредственность насилия все более очевидна. Но, в то время как комментаторы обсуждают геостратегические соображения, сдерживание насилия, межнациональную рознь, и бедственное положение простых людей, оказавшихся в зонах конфликтов, то беспристрастное обсуждение другого жизненно важного аспекта конфликта – а именно его экономическую стоимость – можно услышать довольно редко.

К насилию привязан огромный ценник. Глобальная стоимость сдерживания насилия или борьбы с его последствиями в 2012 году достигла ошеломляющих $9,5 триллионов (11% мирового ВВП). Это в два раза больше суммы мирового сельского хозяйства, а общим расходам на иностранную помощь и вовсе не сравниться с подобными цифрами.

Учитывая эти колоссальные суммы, очень важно, чтобы политические лидеры должным образом проанализировали, где и как эти деньги тратятся и рассмотрели способы снижения общей суммы. К сожалению, этим вопросам редко уделено серьезное внимание. В значительной степени, это происходит потому, что военные кампании как правило мотивированы геостратегическими проблемами, а не финансовой логикой. Хотя противники войны в Ираке могут обвинить Соединенные Штаты в зависти нефтяных запасов страны, кампания была совсем неэкономичной. Война во Вьетнаме и другие конфликты также были финансовыми катастрофами.

Подобные сомнения сопровождают и расходы на вооружения в мирное время. Можно было бы, например, озадачиться финансовой логикой недавнего решения Австралии потратить $24 млрд на покупку проблематичных единых ударных истребителей (Joint Strike Fighters) и в тоже самое время подготовлять страну к самым строгим сокращениям бюджета за последние десятилетия.

Расточительные расходы связанные с насилием – это не только вопрос войны или сдерживания военного действия. Жесткие и дорогие кампании закона и порядка, например, хотя и привлекательны для избирателей, как правило имеют небольшой эффект на основные уровни преступности. Будь то мировая война или местный общественный порядок: конфликты всегда связаны со значительным увеличением в государственных расходах. Вопрос остается в том, насколько необходимы эти расходы.

Конечно деньги потраченные на сдерживание насилия не всегда бесполезны. Военные силы, полиция, или личные структуры безопасности – это часто желанное и необходимое присутствие, и, если они правильно используются, то они могут сэкономить деньги налогоплательщиков в долгосрочной перспективе. Соответствующая проблема в том, является ли сумма, потраченная в каждом случае, целесообразной.

У нескольких стран нашелся справедливый баланс: борьба с насилием отвечает сравнительно небольшим затратам; так что способы уменьшить ненужные расходы точно существуют. Эффективное бюджетирование для потенциального или продолжающегося конфликта лучше всего достигается путем подчеркивания роли предотвращения конфликтов. Мы знаем, что лежит в основе мирных обществ: справедливое распределение доходов, уважение прав меньшинств, высокие стандарты образования, низкий уровень коррупции и привлекательная бизнес-среда.

Более того, когда правительства тратят слишком много денег на сдерживание насильственных действий, они тратят деньги, которые могли бы быть инвестированы в более продуктивные области - такие как инфраструктура, развитие бизнеса, или образование. Повышенная производительность, достигнутая, скажем, от строительства школ, а не тюрем, улучшит благосостояние граждан, тем самым уменьшая необходимость инвестиций в сдерживание насилия. Я называю это «добродетельным мировым циклом».

Сравните, например, сумму в 10 триллионов долларов потраченную в 2012 году в мире на сдерживание насилия и сумму глобальных расходов на недавний глобальный финансовый кризис. Марк Адельсон, бывший кредитный директор кредитного рейтингового агенства Standard & Poors оценивает, что общие глобальные убытки от кризиса были выше, чем $15 триллионов в 2007-2011 гг, тем самым достигая лишь половины общей суммы расходов на насильственные действия в тот же период. Если бы политики посвятили столько же времени и денег на предотвращение и сдерживание конфликтов, плоды, с точки зрения меньшего насилия и ускорения экономического роста, могли бы быть огромными.

Правительства могут начать с переоценкой их расходов на гуманитарную помощь. На глобальной шкале, государства уже тратят в 75 раз больше на сдерживание насилия, чем на общую сумму зарубежной помощи в целях развития. И то, что страны с самыми высокими расходами на насильственные цели в количестве процентов от ВВП, также находятся среди беднейших стран в мире - Северная Корея, Сирия, Либерия, Афганистан и Ливия, помимо других – это не случайность. Может эти деньги лучше направить на инвестиции, которые снижают или полностью предотвращают конфликты?

Помимо очевидных гуманитарных причин для инвестиций в мир, особенно проводимых при установленных международных рамках развития, подобные инвестиции также являются одним из наиболее экономически эффективных способов развития экономики и сбалансирования бюджета. Это значит, что обсуждения подобных мер стоит возобновлять.

Стив  Киллелеа,  основатель и руководитель австралийского Института экономики и мира. 

Источник: Project-Syndicate