Украла ли ЕР выборы 14 октября?

Либералы уже утверждают, что "Единая Россия" и ее кандидаты, например Олег Шахов, "украли выборы". То есть сознательно избрали стратегию на низкую явку. Однако ситуация несколько сложнее. После декабрьских событий ЕР уже не может нести ответственность за весь политический контур и не "тянет" ответственность за весь дизайн политинститутов. Ей труднее вменять в вину фальсификации и вбросы. Ведь "партия власти" превратилась в "правящую партию", тем самым отделив абстрактную власть от конкретного ее публичного образа в виде ЕР.

Тем не менее, обвинять единороссов в низкой явке можно - но отнюдь не везде. Да и там, где ими была сделала ставка на низкую явку, это делалось не неконвенциональными мерами, а в рамках легальной стратегией кампании. Так, на Сахалине ЕР "украла выборы" в регионе за счет проведения открытых праймериз летом 2012 года. В этих праймериз участвовали практически все элитные игроки, и им не нужны уже были услуги других партий. С другой стороны, и избиратели по итогам праймериз поняли для себя, что "уже все решено", и процедура октябрьских выборов лишь официально узаконит тот выбор, который ими уже был сделан летом.

Не исключено, что сверхуспешные выборы на Камчатке и Сахалине станут моделью будущих кампаний ЕР в регионах. Но здесь есть новые риски: подобным образом внутрь самой "Единой России" погружаются внутриэлитные конфликты. С одной стороны это хорошо - ЕР снова становится региональным "элитным клубом", но негатив от такого решения может "рвануть" на федеральных выборах.

Ситуация в Химках, где либералы также обвиняют Шахова в "краже выборов", несколько иная. Здесь Шахов, во-первых, шел как человек губернатора Шойгу и, во-вторых, как самовыдвиженец. Его победа может быть только условно приписана ЕР, как структуре, его поддержавшей. За Шаховым оказались местные элиты с их медиа- и админресурсом. И попытки Олега Митволя и Евгении Чириковой "взорвать" тишину не увенчались успехом. Хотя, казалось бы, у них есть все для этого В том числе федеральная пресса. Но, как видим, "федералам" типа Чириковой, люди в регионах не верят.

Негативная деполитизация

К объяснению победы "Единой России" на фоне низкой явки необходимо добавить еще один фактор. Я бы его назвал негативной деполитизацией.

Нынешние выборы для ЕР прошли на фоне крайне низких рейтингов. В самой середине кампании – в конце сентября – рейтинг доверия ЕР достиг исторического минимума (ФОМ, 23 сентября), рухнув даже ниже позиций декабря 2011 года – 38%. При этом рейтинг недоверия впервые забрался на отметку 42%.

Украла ли ЕР выборы 14 октября?

Падение рейтингов ЕР при этом сопровождалось падением рейтингов доверия первым лицам до исторического минимума, и не компенсировалось ростом рейтингов других партий. Зато выросло число граждан, которые отказываются идти на выборы (до 19%). Но при этом, как показывают опросы и политическая экспертиза, падение рейтингов системных игроков не сопровождалось и ростом доверия к маргинализованным игрокам.

Украла ли ЕР выборы 14 октября?

Негативная политизация отличается позитивной наличием высоких и стабильных рейтингов власти. Подобная деполитизация наблюдалась в период так называемой стабильности. Она характеризовалась слабым интересом к политическому процессу и низкой явкой на выборах (за исключением регионов с особой электоральной культурой).

Суть негативной деполитизации состоит в том, что люди утрачивают доверие к наличным политическим институтам, в том числе партиям и институту выборов как таковому. Недоверие носит ярко выраженный характер и готово проявляться в коллективных протестных акциях, саботаже и других формах недовольства, зачастую бытового. Граждане остаются в достаточной степени готовыми к потенциальной политической мобилизации. Они проявляют интерес к политике, что выражается в росте рейтингов политических телепрограмм, но эта политика в целом их не удовлетворяет.

Негативная деполитизация означает: отсутствие адекватного политического предложения от игроков на публичной площадке (идей, программ, лиц, партий и т.д.); созревание условий для появления неконвенциональных игроков на политической площадке с иным предложением.

Стратегия ЕР и кризис "консервативного поворота"

Предварительные пока итоги выборов 14 октября уже показывают, что региональная политика на волне новой деполитизации снова "департизируется". С другой стороны, если центробежные стратегии все-таки найдут подпитку из центра, в частности в рамках медведевской "бюджетной децентрализации", то не исключено усиление конфликтов элитных групп в регионах. Это требует от ЕР решения двух казалось бы противоположных задач: 1) сохранение региональных элит под патронажем центра и 2) недопуск внутриэлитных конфликтов.

Исходя из этого важно проанализировать опыт правящей партии на Сахалине - там эти задачи оказались крайне удачно решены. Открытые праймериз ЕР позволили ротировать политические элиты в регионе и придать власти мощный импульс легитимности.

Главное, что работает на ЕР - это деполитизация. Люди забыли декабрьский лозунг про "жуликов и воров". Он у них теперь ассоциируется с федеральной политической сценой. В регионах же политическое брендирование диффузно. И люди готовы менять власть, как это вышло на Сахалине, но не менять бренд власти. Это важно, и тем более - в свете грядущих выборов глав регионов в 2013 году. Если ЕР хочет роста рейтинга и легитимности своих ставленников в регионах, не надо бояться менять их. Но под своим брендом. Навальному в принципе не удалось дискредитировать цвета ЕР, и этим нужно пользоваться.

И тем более в ситуации рейтингового коллапса системного контура. Еще никогда до 14 октября 2012 года разрыв интересов элит и масс не выглядел столь масштабным в путинскую эпоху. Региональные элиты смогли превратить выборы в свой междусобойчик, даже там, как в Брянске, где вотум доверия местным и импортируемым элитам мог быть поставлен на электоральный кон.

Катастрофа рейтингов власти объясняется скорее всего неудачным политическим планированием апреля-мая 2012 года, который условно можно назвать "Консервативным поворотом". Власть сделала неверные выводы из результатов мобилизации на президентские выборы 4 марта. Как и часть либерального медиаистеблишмента, она решила, что "путинское большинство" а) существует и окрепло, и б) оно консервативно по природе (оно "с шансоном, а не с айфоном", выражаясь языком либералов).

Выборы 14 октября были первой электоральной проверкой идеологической ставки "Консервативного поворота". И ответ на этот вызов крайне двусмыслен: растущие результаты правящей партии в регионах не соответствуют падению ее рейтингов в федеральном масштабе. Означать это может кроме прочего серьезнейший разрыв региональной и федеральной политических повесток, в рамках которого рейтинги выражают недоверие политике Центра, а результаты выборов – ориентацию населения на местные элиты под маской федеральных брендов.

Источник: Liberty.ru

Метки