О погоде, о природе, об истории, народе

Когда-то советские историки, отмечая огромный вклад в развитие русской исторической науки профессора Московского университета В.О. Ключевского (1841-1911 гг.), нещадно критиковали его за буржуазность взглядов, и в частности за то, что слишком большое место в развитии цивилизаций в целом, в том числе и российской, он отводил природным и климатическим условиям среды, в коих эта цивилизация и образовывалась. Современный нам, но, к сожалению, покойный историк Л.Н. Гумилёв также видел причины «пассионарности» различных народов в значительной степени зависимости именно от природных явлений. С этой точки зрения, понимая, конечно, условность возможных выводов, интересно и нам взглянуть на свою историю, так сказать, глазами климатолога и метеоролога.

Начнём с самого древнего.

В середине VIII в., когда наши предки по славянской линии успешно осваивали балтские земли Центральной и Северной Беларуси, Южная Европа весьма часто страдала, как ни странно, от холодов. В 742 г. Чёрное море промёрзло на «30 локоть» и снегу на него навалило на 20. В ту лютую зиму не могли прокопать землю, и поэтому умерших от морового поветрия просто бросали в воду. Вновь замёрзло море в 791 г., и вновь навалило снега в 794 г., убив много людей и лошадей.

Во второй половине IX - X вв., когда на исторической арене появляется Полоцк и полочане участвуют в походах на Византию, у нас более-менее спокойно. А вот Византии не везёт. Менее чем за 10 лет (868, 876) два раза трясёт аж по 40 дней. Огромные разрушения и жертвы. Холода обрушиваются на Западную Европу, Англию. Летом морозы сменяются засухой. Многие неурожайные годы становятся причиной болезней и эпидемий. Одним из этих засушливых лет 970-980 гг. новгородский князь Владимир захватил Полоцк, а сам позже принял крещение и заставил креститься всех киевлян в год, когда от жары погиб весь хлеб и наступил страшный голод.

29 марта 1000 г. так тряхнуло всю Европу, что даже в Кракове рассыпалось множество зданий.

XI век также не обошли засухи и сильные снегопады, но к ним в значительных количествах добавились наводнения. В небе трижды появлялись полярные сияния и одно гало. Возможно, под одним из сияний 1028 г. в виде «змея огненного» появился на свет князь Всеслав Чародей Полоцкий. В былинной традиции его отцом называется Змей. В целом этот век нельзя назвать «мягким» по отношению к европейской цивилизации. Суровые зимы и снегопады сменялись засухами. Морозы бывали такими, что волки из Дании в Норвегию перебегали по льду. Замерзал Босфорский пролив, и даже на Ниле появлялся лёд. Под конец века, в 1094 и 1095 гг., в августе неисчислимые полчища саранчи уничтожили все посевы Киевской Руси и двинулись в Западную Европу.

Но вместе с тем именно в этот век политическая стабильность и уверенность первого государственного образования на наших землях – Полоцкой земли – в своих силах была необычайно велика. Князям Брячиславу и Всеславу удалось собрать вокруг Полоцка все центральные и северные земли Беларуси, противостоять агрессии южнорусских князей. И даже битва на Немиге 3 марта 1067 г., когда «бысть снег велик», сопровождавшаяся уничтожением Минска, не была проиграна, как хотелось видеть киевскому летописцу. Она остановила продвижение вражеских войск к столице государства. К середине века прекратились ранее активные походы викингов, шведы приняли христианство. Поляки отстаивали свою независимость в войнах с Германией (и небезуспешно – доходили до Магдебурга). Церковь под взаимопроклятия и анафему Рима и Константинополя, наконец, разделилась окончательно. Однако внутрицерковные споры, гражданские войны и разбирательства между августейшими семействами были достаточно мелки перед той угрозой, что нависла над Европой. Кочевники: торки, половцы, турки-сельджуки – активней начинали проявлять себя. Даже полоцкому Всеславу в коалиции с киевскими князями пришлось принять участие в походе на торков 1060 г. Противостояние с Востоком начинало становиться затяжным.

Следующий, XII век тоже вряд ли можно назвать благоприятным по климатическим условиям для Европы. Только в восточной части летописцами зафиксировано 19 голодных лет. 39 лет на протяжении столетия в Европе была либо необычайная жара, либо полная засуха, приводившая к уничтожению посевов и скотины. В политической жизни Европы век прошёл под знаком германской гегемонии. Ознаменован крестовыми походами в Палестину и Сирию, войной сербов и болгар с Византией за независимость, датчане и шведы нападали на Эстонию, а также на славян Померании. Во время нападения датчан на г. Аркона на о. Рюгене было разрушено славянское святилище бога Святовита. В этот век родился и умер знаменитый король Фридрих Барбаросса, а также не менее знаменитый, но более легендарный Ричард Львиное Сердце.

В Киевской земле век начался со съезда в Ветичеве, ставшего продолжением Любечского княжеского съезда 1097 г. Но несмотря на формальную договорённость о разделе земель, это не остановило от кровавых войн так называемого «междоусобного периода». В основном это были споры Мономаховичей с Ольговичами. Отголоски этих споров больно «аукались» Полоцкому, Минскому и другим княжествам, на которые была разделена после смерти Всеслава Брячиславича Полоцкая земля. Неоднократные нападения на белорусские города с юга и юго-востока: Минск, Слуцк, Копыль, Оршу, Копысь, Туров, Пинск, – пленение и высылка полоцких князей в Византию, неудачные попытки Глеба Минского объединить вновь всю землю в одно государство – тот фон, на котором развивались наши земли в XII веке. Не удивительно, что именно в этот военный и голодный период мобилизуются духовные силы народа. Евфросиния Полоцкая, Кирилл Туровский, мастер Лазарь Богша, зодчий Иоанн, неизвестный Боян и автор «Слова о Полку Игоревым», многочисленные иные зодчие, строители, живописцы… Именно в это время, несмотря на, казалось бы, очень неблагоприятную ситуацию и в природе, и в политике, закладывается историко-культурный фундамент нации, то, с чего фактически начинается сегодня белорусская гуманитарная школа.

Накопление природного и политического негатива продолжилось в XIII веке. Немцы в 1200 г. основали Ригу и в скором времени захватили принадлежавшие Полоцку земли нижнего Подвинья. Крестоносцы в 1204 г. осадой взяли Константинополь. Даниил Галицкий воевал с половцами и Польшей, Мстислав Смоленский захватил Киев, монголы ближе подходили к южнорусским землям. Зимы по-прежнему были холодными, а лето и весна – необычайно дождливыми. И вот разразилась катастрофа…

В 1230 г. после очередного голода и суровой зимы случилось сильнейшее землетрясение. В Киеве были уничтожены многие постройки, в том числе знаменитый Успенский собор и храмы Печерского монастыря. Пал храм в Турове, храмы в Переяславле (южном). Два месяца, с 25 марта по 20 июля, шли проливные дожди, 14 сентября ударили морозы. Урожай погиб весь. Весной 1231 г. начался страшный голод во всей Восточной Европе. В Новгороде ели липовый лист, кору, сосну, мох, конину, псину, кошек. Здесь в братских могилах схоронили около 45 тыс. человек. Смоленск вымер почти полностью. Однако тут-то и произошло одно невероятное событие, которое на современном языке мы назвали бы примером первой европейской интеграции. В Новгород, Смоленск, Полоцк и другие города прибыли на «бесчисленных кораблях» заморские купцы с хлебом и мукой. Как пишет летописец, если бы не эта «заморская» помощь, Русская земля погибла бы от голода.

С этого момента как по мановению волшебной палочки климат начал стабилизироваться не только на наших землях, но и во всей Европе. И хотя буквально через 10 лет монголы захватили Рязань, а потом Киев и другие южнорусские города, надолго установив там своё владычество, фактически преобразовав земли по Волге и Оке в свои улусы и заложив основы московской государственности, белорусские земли не только отбились от монгольских туменов, но и преобразовались в новое государство. Призвание Миндовга в Новогрудок, его крещение и коронация в 1246 г. положили начало образованию Великого княжества Литовского. 20 лет после землетрясения 1230 г. были в целом благоприятными в климатическом отношении, но это не могло изменить естественный ход природных явлений. Неотвратимо наступал малый ледниковый период…

К первой половине XIV века ВКЛ превратилось в мощное государство, куда входили земли Литвы, Жемойтии, Полоцкой, Туровской, Волынской Руси и другие. Гедимин и его наследники крепко держали в руках государственную власть. Век прошёл под знаком борьбы с крестоносцами с одной стороны и удержания монголов на востоке – с другой. В то время когда Франция и Англия были заняты так называемой 100-летней войной (1337-1453 гг.), князья Ольгерд и Кейстут укрепляют своё государство. В 1380 г. Андрей Полоцкий (Ольгердович) с братом Дмитрием Новгород-Северским (Карибутом-Ольгердовичем) и литовским князем Боброком Волынским, взяв с собой князя Дмитрия Ивановича Московского (Донского), разбивают мелкого хана-оппозиционера Мамая на Куликовом поле. Через два года они же, с согласия брата Ягайло, направляют действующего хана орды Тохтамыша на усмирение Москвы. В это время уже действует университет в Неаполе, Кембридже и в Кракове. Петрарка и Боккаччо пишут свои вечные литературные произведения, Тевтонский и Ливонский ордена объединились и начали завоевание Литвы и Пруссии.

С чего, собственно говоря, начинается «Декамерон»? Абстрагируясь от «Камасутры» и Фрейда? От желания жить, спастись, дистанцироваться от окружающей действительности. В 1349 г. после тёплого и сырого года начинается моровая язва, холера и эпизоотия по всей Европе. Моровая язва и холера опустошили Францию до такой степени, что неубранными остались поля. Больше 20 лет вся Европа и мы вместе с ней погибали от «капризов» природы. Вихри, засуха, «сухмень», «не успеваху живые мёртвых погребати», «около солнца черно, само солнце, аки кроваво и мгла стояла с пол лета». В Европе и у нас погиб каждый третий (вспомним Вторую мировую войну для демографии Беларуси). Только к концу века как-то успокоилось. Правда, не без голодных годов, наводнений и моров. Белорусские археологи ломают голову: куда делись культурные напластования в земле именно XIV-XV вв.? Да они и не девались никуда, они просто похоронены во множестве безымянных стотысячных могил той поры. Нарастание природных катаклизмов, связанных с похолоданием, происходило до середины XVIII века. Но и в этот период не обходилось без казусов. Например, зима 1495-1496 гг. в Литве была настолько тёплой, что зацвели сады, зазеленели поля. Но 15 марта ударили такие морозы, что «иж що ся зеленело, посхло и внивечь обернулося».

Глобальное современное потепление начало явственно ощущаться со второй половины XIX в. Прежде всего, уменьшился ледяной покров Ледовитого океана. Впервые стало возможным сквозное плавание по Северному морю, устьям Оби, Енисея и Лены. В конце 1980-х гг. ученые-климатологи считали, что пик этого потепления пришелся на 30-40-е гг. ХХ века, а вслед за тем началось очередное глобальное похолодание. Но, как показывает действительность, кажется, они ошибались.

На последнем этапе последнего малого ледникового периода за два века почти непрерывных катаклизмов лично мы успели потерять не только огромное количество населения, но и саму государственность. Есть что-то мистическое, а может, и закономерное, что через тысячу лет после возникновения Полоцкой земли в начале периода очередного глобального потепления государственность мы вновь обрели. Следует ли из этого, что нас ждёт новое восхождение по геополитической лестнице? Возможно. Особенно если учитывать нашу вольную или невольную «саморекламу» в европейском и всемирном масштабе. Но вместе с тем также ясно, что если восхождение и случится, то предстоит быть ему весьма тернистым. Наверное, от жутких голодных годов, когда «люди людей ядяху», нам удастся уйти, но вот иных природных, техногенных и политических катаклизмов не избежать. И причём многое будет зависеть не от нас...

Что случится, если растают все льды Арктики и Антарктики? Ответит и школьник – Всемирный Потоп. Как человечество выжило? Правильно: Ной построил Ковчег, ибо было ему Божественное Слово. Наш ковчег – наша страна. И с этого ковчега нам бежать некуда. Вот только вопрос: к какому Арарату его ведёт наш мудрый белорусский Ной?

 

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.