Что после «пятой страницы»?

Можно ли прогнозировать разморозку

? 19 августа из минского СИЗО №1 вышли вышли на свободу четыре фигуранта дела белорусского «Пресс-клуба» – основательница клуба Юлия Слуцкая, ее сын Петр, директор организации Сергей Ольшевский и программный директор Алла Шарко. Можно ли в связи с этим говорить о начале смягчения политики репрессий?

Янов Полесский. Выход политзаключенных на свободу – редкая новость для нынешней Беларуси, посему только можно приветствовать решение властей о помиловании сотрудников «Пресс-клуба», подавших соответствующее прошение. Однако на базе одного случая тенденцию строить затруднительно. Одних «добрый царь» помиловал, другие оказались за решеткой. Так, за день до выхода на свободу Юлии Слуцкой и ее коллег были задержаны и доставлены в ИВС на Окрестина сотрудники БелаПАН, включая главного редактора агентства Ирину Левшину.

Это такая своего рода карусель, на которой можно «прокатить» (при наличии соответствующих мощностей и ресурсов) полчеловечества. Или полстраны. 

Помилование – наряду с амнистией – одна из основных процедур освобождения заключенных. Ожидавшейся 3 июля массовой амнистии не произошло – по версии ряда экспертов, из-за введения секторальных санкций ЕС. Вернее, из-за того, что Александр Лукашенко не любит выглядеть как человек, который делает что-то под давлением, а также из-за того, что ему важно как-то выглядеть.

В отличие от амнистии, решение о помиловании принимает лично президент по каждому делу (после его рассмотрения соответствующей комиссией). Во время «Большого разговора» А. Лукашенко упомянул про сто человек из «списка Воскресенского», которые якобы подали прошение о помиловании. Можно лишь гадать, кто эти люди и кто из них окажется на свободе в ближайшее время.

Некоторые эксперты высказывают предположение, что, по логике вещей, у белорусских властей уже назрела необходимость в том, чтобы постепенно выпускать политзаключенных (наличие которых А. Лукашенко принципиально отрицает), тем самым подавая сигналы ЕС и США о том, что неплохо было бы перейти к смягчению санкционной политики. Другими словами, обмен эмоциями достиг «пятой страницы» – если воспользоваться аналогией из «Золотого теленка», где описывается встреча Остапа Бендера с подпольным миллионером Корейко.

И все же сложно прогнозировать как-то разморозку в ближайшее время. Репрессивная машина белорусского режима – так же, как и санкционный агрегат Запада, – весьма инерционные вещи. Их нельзя остановить в течении нескольких месяцев. И если вернуться к ситуации с «Пресс-клубом», то следует повториться: это единичный и слабый симптом чего бы то ни было.

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2022

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.