Об общенациональном диалоге

1. Кино смотреть как раз и некогда … А вот официозные ресурсы приходится… Чтобы  понимать «элегантные» игры.

Оказывается, тема диалога в обществе «живее всех живых». И проходит этот диалог на площадках в регионах, где по «совету» властной вертикали и на основе «энтузиазма» созданных самой властью организаций правильные ораторы демонстрируют различие мнений…  строго в рамках дозволенного.

То есть власть по привычке дискутирует сама с собой. Но… все время портили картинку мирные «бандиты» на улицах. Да и Москва «достала» намеками и не только: а правдоподобнее ничего не могли придумать?

В общем, срочно понадобились «правильные» настоящие оппозиционеры, которые  могли бы поддержать предложенную властью конституционную реформу как единственный верный путь выхода из острого внутриполитического кризиса. При том понимании, что такой диалог не отменяет ужесточение репрессий против несогласных: «… с сегодняшнего дня… мы в плен никого не берем… Нам отступать некуда, и мы отступать не собираемся».

И – началось. Поход хозяина Дворца Независимости в СИЗО, где уже давно «созрела» заготовка в лице Ю. Воскресенского, в котором родной КГБ «увидел потенциал». И как апофигей всего этого – заявление г-на Воскресенского о создании «диалоговой площадки на базе активистов среднего и низового звена кампании Виктора Бабарико и Валерия Цепкало, которые не доверяют своим лидерам».

Участник кампании по выборам Президента С. Черечень посетил спикера верхней палаты парламента Н.Кочанову. Само предложение председателя БСДГ имеет рациональное зерно: настоящий диалог власти и оппозиции, а не «стерильные формальные дискуссии», где «представлено не белорусское общество, а вертикаль власти».

Правда, в сообщении С. Черечня ничего не говорилось о том, какие вопросы и в каком составе предполагается обсуждать. Но пресс-служба Совета Республики сразу «расставила точки над i»: пока видит только «обсуждение вопросов совершенствования Конституции Республики Беларусь». И с участием исключительно представителей БСДГ и экспертов…

Вот такое вот интересное кино получается…

2. Как у профессионального дипломата, предпочтение переговорного пути у меня – в подкорке головного мозга. Потому что игра на обострение и попытки власти считать недовольную Беларусь маргинальным меньшинством подрывают нашу государственность.

Переговоры для урегулирования кризиса Вы ведете с теми, кто Вам противостоит. Иногда – это обсуждение ультиматума.

И мирные демонстрации, и попытки забастовок – это различные средства достучаться до власти, чтобы она услышала людей.

Даже если бы у Лукашенко были реальные 80%, то там, где правит закон, 20%  недовольных – это очень веское основание  услышать этих людей. Но… это пока не про нас.

Проблему можно решить только тогда, когда она названа. И те твердые убежденные сторонники протестов (43,3% согласно британскому аналитическому центру Chatham House), которые утверждают, что их – 80%, тоже приукрашивают реальность. Иначе давно бы малой кровью разрулили ситуацию с помощью реальной общенациональной забастовки и открыто перешедшего на сторону протестующих большинства чиновников.

Очень велика группа тех, чьи симпатии протесту не так действенны, кто боится, сомневается, не видит четкой перспективы и т.д. (Это – тема для отдельного разговора). И только механическим усилением накала революционных призывов эту часть общества не раскачаешь. Если только очередной жестокой глупостью не поможет власть. И, она действительно способна помочь.

Социологическоеисследование Chatham House подтвердило мое прочтение очень корректного отчета платформы «Голос». 9 августа Тихановская либо победила, набрав немногим более 50% голосов, либо обеспечила себе выход во второй тур, в любом случае опережая Лукашенко.

Результаты иных опросов общественного мнения, которые можно расценивать как достоверные, мне пока не известны. Когда речь идет о судьбах Родины, нельзя строить стратегию действий только на зыбком песке собственных чувств и ощущений. Типа: «Да я убежден, что нас – 80%!». Чувства и ощущения – это из области романтических отношений, а не реальной политики.

События 9 – 12 августа должны были ослабить социальную базу Лукашенко. ChathamHouse:более 70% – за диалог правительства с теми, кто не признал результаты выборов; 69% хочет новых, справедливых выборов; 62,8% расценивают действия силовиков 9?11 августа как пытки.

В итоге – есть запрос на диалог и есть три известные требования протестной Беларуси. И все это поддерживается большинством населения. Именно поэтому эти требования в различных вариациях, с разной степенью конкретизации и дополнениями поддерживаются практически всеми самостоятельными политическими силами.

И хотя в принципиальном плане тема конституционной реформы важна, ни одна политическая партия не в состоянии подменить протестную повестку дня. Поскольку это – требования не ее конкретного электората, а большинства белорусов.

3. В передаче «Объективно» на канале ОНТ 28 октября участвовала сопредседатель общественной организации «Говори правду» Татьяна Короткевич, которую  (и саму организацию, и ее сопредседателя) власть, видимо, решила посчитать достаточно безобидными.

Здесь – неоднозначно: это – попытка в неравной дискуссии на госТВ донести правду до одурманенной официальной пропагандой аудитории; и это – факт, что идеологи от власти наверняка попытаются «продать» это участие в качестве реального диалога с оппозицией.

И Т. Короткевич озвучила то, что людей волнует сейчас не Конституция, а расследование пыток и насилия. Когда ее перебивали сразу четыре мужика, в глазах которых мелькали отблески страха: не дай бог, они позволят гостье сказать слишком много лишнего. Ведь может достаться и от самого!

4. Для общества закрыта работа некоей межведомственной комиссии по событиям 9 – 11 августа. Пока только сердобольному г-ну Воскресенскому – по секрету – друзья из КГБ показали бесконечные очереди сотрудников ОМОН, которые вызваны на дознание к измученным бессонными ночами работникам прокуратуры.

Косвенным свидетельством того, что власть понимает болезненность темы насилия со стороны силовиков, стало удаление с авансцены двух наиболее очевидных героев борьбы с «импортной революцией» – Юрия Караева и Валерия Вакульчика. Пусть и с почестями.

Интересно, а сама-то власть верит в необходимость укрепления Брестской и Гродненской областей генералами, в возможную агрессию со стороны НАТО и в угрозу объявления некоей польской республики в Гродно? И все ли заметили, что при этих назначениях спикер верхней палаты Н. Кочанова исполняла обязанности Главы Администрации И. Сергеенко, бывшего подчиненного В. Вакульчика?

Так что любой диалог между властью и обществом – если и когда он созреет – должен начинаться с темы насилия.

И не власть должна подбирать себе собеседников. И уж если власть так полюбила прямой эфир, то – не на площадке госТВ и не с официозными ведущими. А с участием представителей правозащитного центра «Весна», адвокатов, юристов и потерпевших, которым должны быть предоставлены гарантии безопасности и неприкосновенности. Уж слишком много было информации, что любое обращение жертвы насилия заканчивалось, как минимум, угрозой открыть уголовное дело против этого человека.

И, само собой, новая волна насилия не должна быть фоном для такого обсуждения.

Вот тогда и будет самое, что ни на есть, прозрачное выяснение: где правда, а где фейки. И это – только контуры.

Хотя… для многих пострадавших это может быть слишком тяжело…

Самый достойный выход – это возглавляемая представителем гражданского общества совместная комиссия по расследованию всех случаев насилия и информации о них. Половина участников – чиновники, половина – правозащитники и представители общественных организаций. Я еще 23 августа из Братиславы говорил о том, что провести при таком составе комиссии расследованиена национальном уровне – дело чести.

Источник: https://www.facebook.com/igor.leshchenya.3

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.

{* *}