Ничего кроме репрессий

Побит «рекорд» Большого террора

Режим Лукашенко к настоящему моменту деградировал настолько, что ему больше нечего предложить народу, кроме репрессий. Причем репрессии достигли такого масштаба, которого в Европе не было почти столетия, со времен Большого террора.

Исследователь сталинского террора, кандидат исторических наук Игорь Кузнецов пишет в БелГазете: «У нас за два дня было арестовано около 7000 человек. А если взять август-сентябрь 1937г. – самый пик репрессий, – то увидим, что в СССР за то время было почти в два раза меньше арестов, в БССР – в шесть раз меньше. Т.е. мы превысили даже масштабы: казалось бы, нельзя сравнивать 1937г. и 2020-й, но, оказывается, в чем-то все-таки можно».

Это был не единичный всплеск. К примеру, в воскресенье 6 сентября, согласно данным правозащитного центра «Вясна», в только в Минске было арестовано около 300 мирных граждан. То есть это тенденция и сознательная политика. Власть продолжают верить в эффективность массовых репрессий. У Сталина получилось, значит и у нас получится – если не проявлять «какую-то мягкотелость». Но, как заверил Лукашенко, проведя очередную рокировку в руководстве силового блока «никакой мягкотелости здесь нет».

Не только белорусский, но и многие другие авторитарные лидеры почему-то уверены, что репрессии являются весьма эффективным инструментом контроля и управления. И да, ссылаются то на Сталина, то на Гитлера (хотя реже).Но вопрос эффективности управления путем репрессий достоин более подробного рассмотрения.

Напомню, что «великий и могучий» СССР просуществовал всего 69 лет – если считать от момента его формального образования. Теперь этот срок и для человека считается вовсе не предельным, а тут вам – «великое» государство. Кстати, большая половина этого периода как раз не были особо репрессивными. Был НЭП, «оттепель», «период застоя», «перестройка», даже во время ВОВ репрессии были значительно ослаблены. Иначе это образование и столько бы не продержалось.Третий Рейх вообще просуществовал только 12 лет. Да, преступлений успел совершить столько, что их будут помнить столетиями, но, как мне кажется, именно поэтому и оказался очень недолговечен.

В целом история свидетельствует о том, что репрессивные эпизоды – относительно недолговечные, а репрессии не являются эффективным механизмом управления и никогда таковым и не являлись.

Сегодня наши «каратели» не только побили «рекорды» 1937 года, но по многим позициям даже превзошли их, какутверждает Игорь Кузнецов. Хотя, как он признается, раньше ему казалось, что «37-й» превзойти невозможно. Однако к нужному эффекту силовое подавление протеста всё же не привело, эффект скорее обратный. И чем масштабнее будут репрессии, тем хуже будет результат. Это смело можно гарантировать. Ведь даже Сталин уже в 1938 году срочно поменял политику.

Многим представителям наших силовиков это неизвестно или неинтересно, но большинство исполнителей Большого террора были арестованы и расстреляны, включая «железного наркома» товарища Ежова. Другими словами, репрессии какое-то время продолжались, но направление их поменялось. Сталин понял, что иначе у власти он не удержится. Нужно было избавиться от тех, кого люто ненавидел весь народ.

Теперь все уже видят, что и белорусская автократия разрушается с ускорением. И никакие репрессии не могут этот процесс остановить, скорее – только ускорят. Возможно,ситуацию на какое-то время могли подправить реформы типа советских НЭПа или «оттепели», но власть категорически не приемлет никаких реформ. Да и время уже упущено. С другой стороны, наращивать репрессии, всё более обострять обстановку – это значит губить страну. И кто тогда Лукашенко с парой тысяч силовиков, если страны у него не будет?

Впечатление такое, что он не отдает себе в этом отчета или не желает об этом думать. Иногда он говорит даже про экономику, но так – будто ничего не произошло. «Главная наша задача, главная наша проблема, главная наша обеспокоенность – это экономика. Есть экономика, значит, будет все остальное. Нет экономики – то тогда не надо рассчитывать ни на идеологию, на безопасность, на спокойствие в стране», – считает Лукашенко, отмечая при этом, что в последнее время для функционирования экономики сделано немало.

То есть он совершенно не учитывает обстановку, которая сложилась после 9 августа. Как будто нет никакой вакханалии репрессий, как будто это никак не влияет на экономику и отношения с цивилизованными странами. Разговор про экономику при этом ведется практически только с силовиками. Есть тут В. Вакульчик, И. Тертель, Хренин, Ю. Караев и А. Конюк. Но нет ни одного представителя экономического блока в правительстве, – только силовики и президентская администрация. Несложно догадаться, что и тут речь шла о репрессиях – уже в отношении предприятий и бизнеса. Собственно, других-то методов «стимулирования» экономики наши силовики и не знают и не приемлют.

Особо впадать в уныние не стоит, хотя людей жалко да и страшновато жить в такой стране. Но долго такая система не продержится. Кончилось ее время, а репрессии только приближают агонию.

Комментарии

Ну, ёсць розніца паміж затрыманымі і арыштаванымі. Далёка не ўсе з сямі тысяч затрыманых былі кінуты за краты. І ніхто з іх, на шчасце, не быў асуджаны да расстрэлу або шматгадовага зняволення, адрозна ад 1937-га.Так што параўнанне (даволі моцна) кульгае.

Перабольшваць небяспеку не трэба, але не варта яе і прымяншаць. 'Лукашенко с парой тысяч силовиков' - іх не 'пара тысяч'...

ВР

Большей половины не бывает....Они равны

Гость

\\\реформы типа советских НЭПа или «оттепели»

ближе по времени 'перестройка', которую и предстоит пройти

Гость

Толькi Зянон! Толькi ён!

Гость
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.